header
Международный Суд ООН
"82665"
Размер шрифта:
| 13.01.2021 Политика 
860
4.73
5
1
15
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.73
logo

О коренном изменении роли международных судов

К важнейшим событиям минувшего года в сфере международной юстиции

Существенное повышение роли международных судов в последние годы является одной из важнейших тенденций развития мировых отношений. Мы используем термин «мировые» вместо традиционного «международные» не случайно. 

Международные отношения – это отношения межгосударственные (inter-national, где nation – государство), но современный мир давно вышел за их рамки. О формировании этой тенденции ещё в 1916 году писал В.И. Ленин в работе «Империализм как высшая стадия капитализма». Хотя, говоря о союзах монополий, Ленин использовал термин «международные», но из выявленных им тенденций видно, что рано или поздно эти отношения выйдут за рамки «международности». 

Это и произошло: за истекшее столетие в мировых отношениях появились транснациональные, наднациональные и глобальные субъекты. Старые международные суды, первоначально возникшие как межгосударственные институты, стали приобретать новые характеристики институтов наднациональной (глобальной) политики. Отсюда и возрастающая роль международных судов.

Каковы основные итоги деятельности этих судов в 2020 году? Главное, что необходимо выделить в их деятельности, состоит в резкой активизации столкновений между различными субъектами мировых отношений. В 2020 году эти столкновения чрезвычайно обострились.

Во-первых, споры, которые рассматривались в международных судах в 2020 году, были выражением острых противоречий как между государствами, так и между иными субъектами. Во-вторых, сами международные суды в 2020 году вступили в столкновение опять-таки как с государствами, так и с другими субъектами мировых отношений. В-третьих, международные суды стали ареной аналогичного столкновения «внутри себя».

Международный суд ООН (МС ООН) в 2020 году вынес всего три решения. Два решения вынесены по делам, связанным с межарабскими противоречиями (между Египтом, ОАЭ, Саудовской Аравией и Бахрейном, с одной стороны, и Катаром – с другой). А самым важным представляется решение по третьему делу, в котором МС ООН встал на сторону Франции в споре о возможности ареста имущества в Париже, принадлежащего Экваториальной Гвинее. Данное решение было принято большинством голосов, но ряд судей, в том числе из Китая, голосовали против. 

Следует особо отметить раскол мировых элит, представленных в Международном уголовном суде. Во-первых, сразу две судебные палаты вынесли прямо противоположные решения по Афганистану. Речь шла о том, может ли МУС начать уголовное преследование высших политических и военных должностных лиц США. Первая судебная палата единогласно вынесла решение о том, что суд этого не может, а вторая – столь же единодушно, что может. Причём судьи не особенно заботились обоснованием обеих позиций. Если первая палата обосновала своё решение тем, что расследование преступлений США в Афганистане «не будет в интересах правосудия», то вторая палата заявила, что это в интересах правосудия «будет». Причиной обоих решений была попытка ряда американских элит перед выборами подорвать позиции Трампа в его отношениях с военными. Отсюда и беспрецедентные санкции, наложенные администрацией Трампа на ряд высших должностных лиц МУС, в том числе на прокурора МУС Ф. Бенсуду.

Международный уголовный суд

Международный уголовный суд

Другим важнейшим событием международной юстиции 2020 года стала война, начатая Судом Европейского союза (Суд ЕС) против государства-члена ЕС. В апреле 2020 года Суд ЕС приостановил деятельность одной из палат Верховного суда Польши. Беспрецедентность этого шага не должна удивлять: власти Польши покусились на то, чтобы удержать вне влияния «международных» судов национальные судебные власти. Ведь последние годы были отмечены процессом «захвата» международными судами прерогатив верховных и конституционных судов разных стран мира; захват судебной власти намного проще захвата исполнительной или законодательной власти, а главное – намного эффективнее!

Суд Европейского Союза

Суд Европейского союза

Пока такой захват не осуществлён в полной мере. Польша сопротивляется и отказывается выполнять указание Суда ЕС. Ещё более жесткое сопротивление диктату наднациональной власти оказал Конституционный суд (КС) Германии. 

В мае 2020 года КС Германии, несмотря на решение Суда ЕС, признал не соответствующими конституции страны решения Европейского центрального банка (ЕЦБ). Нужно хорошо знать право ЕС, чтобы понять, что такое решение – открытие военных действий. До сих пор высшие суды стран ЕС ни разу не вступали в противоборство с Судом ЕС. Действия КС Германии – отражение того факта, что интенсивность конфликта достигла высшей стадии.

При этом КС Германии оказался в конфликте не только с Судом ЕС, но и с правительством ФРГ, которое и на слушаниях в Конституционном суде, и на слушаниях в Суде ЕС отстаивало позицию ЕЦБ! 

Ещё одним отражением конфликта мировых элит стала ситуация в Суде Всемирной торговой организации (Суд ВТО). В конце 2019 года истекли полномочия большинства судей апелляционной палаты данного суда, но США отказались назначить новых. Администрация Трампа просто заблокировала деятельность апелляционной палаты Суда ВТО! СМИ оценили этот шаг Трампа как «презрение к международному праву», но это упрощение. Действия Трампа объясняются не его презрением к международному праву; это ответные меры противодействия элитам, действующим через международные суды. 

То же самое относится к прекращению со стороны США выплат в бюджет ВТО. Говоря о Суде ВТО, стоит отметить, что в 2020 году продолжилась активная работа в этом суде России. В настоящее время Российская Федерация выступает стороной почти в ста (!) делах. Из них в восьми делах Россия – истец, в девяти – ответчик, а по остальным восьмидесяти – третья сторона. В 2020 году России удалось выиграть одно дело, причём против Европейского союза! Дело касается незаконности (противоречия праву ВТО) применения т. н. антидемпинговых процедур ЕС в отношении российских товаров. 

Штаб-квартира Апелляционного органа ВТО

Штаб-квартира апелляционного органа ВТО

Наконец, отметим деятельность Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). 2020 год стал первым годом применения нового правила о единоличном признании судьёй тех или иных жалоб «заведомо неприемлемыми». Если ранее такие решения принимались коллегиально, теперь их принимает один судья (а если знать кухню ЕСПЧ, то секретарь суда). Отказ в приёме жалобы не обосновывается и не может быть обжалован. Это привело к сокращению работы ЕСПЧ почти на 80%! По сути, работа ЕСПЧ как органа защиты прав человека прекращена, суд превратился в орган формирования «нового» международного права. Сейчас всё больше решений по правам человека штампуются по лекалам ранее вынесенных дел; одновременно ЕСПЧ начинает принимать решения по общим вопросам международного права и по изменению законодательства государств-членов Совета Европы, выходя далеко за рамки вопросов прав человека. 

Европейский суд по правам человека

Европейский суд по правам человека

Именно эта отнюдь не правозащитная тенденция в деятельности ЕСПЧ стала причиной изменений в Конституции России. За несколько дней до завершения 2020 года Конституционный суд РФ вынес решение, которое de facto касается исполнения решения ЕСПЧ о выплате компенсации акционерам ЮКОСа, а de jure – исполнения аналогичного решения со стороны международного арбитража в Гааге. Суть решения: Россия платить не должна и не будет. Это можно только приветствовать, хотя это лишь одна выигранная битва. В новом году ожидается ещё одно решение по данному арбитражу – в Верховном суде Нидерландов. Победа России там далеко не очевидна, учитывая, что власти Нидерландов находятся в первых рядах юридической войны против РФ. А в случае вынесения решения в нашу пользу юридическая война будет продолжена путём подачи исков ЮКОСа в суды различных стран с целью обеспечения выплат за счёт имущества России в этих странах. Такое развитие событий стало возможным в силу международных договоров, подписанных Россией после «интеграции в международное сообщество»…

* * *

Деятельность международных судов в 2020 году предоставляет уникальный материал для оценки глобальных процессов и, прежде всего, противоречий между традиционными и новыми субъектами мировой политики: государствами, с одной стороны, и иными субъектами (ТНК, наднациональными организациями, глобальным уровнем управления) – с другой. Деятельность международных судов показывает и процесс «захвата» государств иными субъектами. Процессы эти не завершены. Конфликт продолжается. Судебная процедура (представление доказательств, выявление официальных позиций сторон и т. д.) даёт редкую возможность более глубокого понимания существующих противоречий. 

Заглавное фото: Международный суд ООН

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.