header
Вирусно-экономический кризис неслыханно обогащает IT-гигантов Силиконовой долины
"89616"
Размер шрифта:
| 21.01.2021 Экономика 
2430
5
5
1
12
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Вирусно-экономический кризис неслыханно обогащает IT-гигантов Силиконовой долины

За кулисами «четвёртой промышленной революции»

На протяжении 2020 года ведущей темой мировых СМИ был экономический кризис. Повсеместный lockdown спровоцировал падение спроса на многие товары и услуги, привёл к сокращениям объёмов производства, увольнениям и росту безработицы, банкротствам и общему снижению уровня жизни населения. По предварительным оценкам МВФ, в 2020 году мировой ВВП должен сократиться на 4,4%. При этом в группе экономически развитых стран падение ВВП ожидается более глубоким – на 5,8%.

А кое-кто, отмечают эксперты, на «пандемии» и lockdown сумел заработать. Прежде всего, компании, которые удовлетворяют потребности медицинского характера. Кроме того, те предприятия, которые сумели быстро перестроиться на быструю доставку еды и иных товаров по заказам через телефон или Интернет. Вспоминают и о том, что главными бенефициарами «пандемии» должны стать компании Big Pharma, разрабатывающие вакцины.

Однако редко упоминают ещё одну группу бенефициаров пандемии и lockdown, которые уже заработали гигантские деньги. Речь идет об IT-компаниях. В первую очередь тех, которые специализируются в области цифровых технологий.

Протест против локдауна в Лондоне

Фото: REUTERS Henry Nicholls

Реакцией многих отраслей экономики на lockdown стал перевод сотрудников на режим удалённой работы. А это вызвало рост спроса на специальное оборудование, программное обеспечение и цифровые услуги, позволяющие создать так называемый цифровой офис. В условиях карантинных ограничений вырос спрос на мобильные приложения и онлайн-сервисы. По оценкам немецкой компании Statista, к началу лета 2020 года на онлайн-шопинг перешло 53% жителей Германии, 65% Англии и 71% США. Резко возросли потребности в таких услугах, как дистанционное обучение и телемедицина. Значительно увеличилось количество пользователей онлайн-кинотеатров, видеосервисов, игр и иных развлечений. «Пандемия» увеличила спрос на роботов как средство замещения работников, которых заставили покинуть свои рабочие места.

Для ликвидации узких мест в перемещении товаров из одной страны в другую в условиях «пандемии» всё большим спросом пользуется модель управления системы снабжения 4.0, в основе которой лежат достижения, относимые к т. н. четвёртой промышленной революции: облачные вычисления, интернет вещей, big data, blockchain.

Затянувшийся lockdown породил тенденцию к переформатированию бизнеса, децентрализации производства, укорачиванию производственных цепочек. Был зафиксирован рост спроса на технологии 3D-печати и создание фабрик 3D-печати, обеспечивающих высокую степень автономизации. Резко возрос спрос на бесконтактные платежи. Заметно продвинулись компании-провайдеры в деле внедрения технологии 5G.

Можно продолжать перечислять те сферы экономической деятельности, которые в 2020 году предъявляли повышенный спрос на продукцию компаний, специализирующихся на цифровых технологиях. И, наверное, особенно удачным минувший год был для крупнейших американских корпораций Силиконовой долины: Amazon, Apple, Microsoft, Facebook, Google. Они демонстрировали уверенный рост основных показателей, особенно рыночной капитализации (суммарная стоимость акций). С января по середину 2020 года эта капитализация увеличилась у Amazon на 80%, Apple – на 66%, Microsoft – на 42%, у Facebook – на 40%, Google – на 20%. В августе 2020 года рыночная капитализация технологических компаний США превысила общую капитализацию рынка акций всей Европы – 9,1 триллиона долл. против 8,9 трлн. А ещё в 2007 году ситуация была кардинально другой: американские акции уступали европейскому рынку в 4 раза.

Упомянутые компании не просто гиганты. Они – монополии, что позволяет им диктовать рынку цены и захватывать всё, что ещё не захвачено. Например, Amazon контролирует 40% американского рынка розничных интернет-продаж. Facebook контролирует 59% мирового рынка социальных сетей (по количеству пользователей), а также 30% мирового рынка интернет-рекламы. У Google доля на мировом рынке интернет-рекламы еще выше – 41%. Под контролем Google находится мировой рынок YouTube и поисковых услуг. По разным оценкам, от 70 до 90% мирового рынка интернет-поиска контролируется этой корпорацией.

Есть много свидетельств того, что Силиконовая мафия заинтересована в «пандемии». Я неоднократно писал о глобальном проекте The Great Reset («Великая перезагрузка»), который анонсировал руководитель Всемирного экономического форума (ВЭФ) профессор Клаус Шваб. Фактически это «революция сверху», организованная «глобальной элитой». Суть её – в решительном переводе капитализма в некое новое состояние, именуемое маловразумительным термином «инклюзивный капитализм».

Ключевая роль в реализации проекта The Great Reset отводится IT-компаниям и в первую очередь гигантам Силиконовой мафии. Во-первых, потому что они контролируют Интернет и социальные сети и способны внушить людям, что нет страшнее зверя, чем COVID-19, и что lockdown будет сохраняться очень долго. Во-вторых, потому, что они отвечают за самую важную часть проекта The Great Reset – выстраивание цифрового концлагеря.

В «цифровом рае», изображаемом в книге профессора Клауса Шваба COVID-19: The Great Reset (увидела свет в июле 2020 года), говорится о цифровых валютах, которые окончательно заменят наличные деньги; об исчезновении банков с офисами и их замене онлайн-банкингом. О том, что время традиционных кредитно-депозитных организаций заканчивается и приходит цифровой банкинг, Клаус Шваб говорит: «В случае кризиса COVID-19 тест на устойчивость вступит в силу, когда объем неработающих кредитов начнет увеличиваться […] COVID-19 заставил все банки ускорить цифровую трансформацию, которая теперь останется [...] Тем, кто отстал и пропустил цифровой высокоскоростной поезд, будет очень трудно адаптироваться и выжить».

Говорится о создании системы всеохватывающего контроля за здоровьем людей с помощью цифровых технологий; об «удалённых рабочих местах», для которых опять же потребуются цифровые технологии. Нужны будут громадные количества роботов, которые заменят людей на тех участках производства и оказания услуг, где невозможно организовать удалённое рабочее место. Вообще, «пандемия» становится убедительным аргументом для того, чтобы ускоренно заменять людей автоматами: «Меры по социальному и физическому дистанцированию, вероятно, сохранятся и после окончания самой пандемии, что оправдывает решение многих компаний в различных секторах ускорить процесс автоматизации. Через некоторое время сохраняющаяся обеспокоенность по поводу технологической безработицы исчезнет, так как компании подчеркивают необходимость реструктурировать рабочие места, чтобы свести к минимуму близкие человеческие контакты. Действительно, технологии автоматизации особенно хорошо подходят для мира, в котором люди не могут быть слишком близко друг к другу…»

За соблюдением режима «социального дистанцирования» и предотвращением нежелательных контактов власти будут следить с помощью все тех же цифровых технологий: «Отслеживание контактов обладает непревзойденным потенциалом и занимает существенное место в арсенале COVID-19, одновременно являясь катализатором массового наблюдения».

Клаус Шваб подчёркивает, что и после "Великой перезагрузки" сектор высоких технологий сохранит свою значимость: «В постпандемическую эпоху будут процветать три сектора: высокие технологии, здравоохранение и благополучие».

В постпандемическую эпоху (т. е. в «дивном новом мире») отслеживаться будет каждый шаг человека: «Сочетание искусственного интеллекта (ИИ), интернета вещей (IoT), сенсоров и карманных технологий позволит получить новое понимание о личном благополучии. Они будут следить за тем, кто мы и что мы чувствуем, и постепенно размывать границы между системами общественного здравоохранения и персонализированными системами поддержания здоровья – различие, которое в конечном счете будет размыто. Потоки данных во многих различных областях, от окружающей нас среды до нашего личного пространства, дадут нам гораздо больший контроль над нашим собственным здоровьем и благополучием. В постковидном мире точная информация о нашем «углеродном следе», нашем воздействии на биоразнообразие, токсичности всех потребляемых нами ингредиентов, а также об окружающей среде или пространственных условиях, в которых мы живем, будет способствовать значительному прогрессу в повышении уровня осведомленности и коллективного и индивидуального благополучия. Индустриям придется принять это к сведению».

Профессор резюмирует: «Чтобы положить конец пандемии, необходимо создать всемирную сеть цифрового контроля».

«Глубинное государство» в США уже чувствует себя хозяином положения. Его представители в правительстве и конгрессе принимают такие решения, которые способствуют укреплению позиций Силиконовой мафии. Всё большие ассигнования направляются на финансирование заказов, размещаемых среди IT-гигантов. Мы наблюдаем разворот государства и федерального бюджета в сторону IT-корпораций. На наших глазах складывается новый альянс, который можно назвать информационно-цифровым комплексом (ИЦК). И отсюда понятно, почему на фоне вирусно-экономического кризиса Силиконовая мафия неслыханно богатеет.

P.S. В ноябре 2020 года деловой портал Nextgov сообщил, что ЦРУ США заключило контракт на обслуживание по программе коммерческих облачных услуг (Commercial Cloud Enterprise, C2E) сразу с пятью крупными ИТ-компаниями – Amazon Web Services (AWS), Microsoft, Google, Oracle и IBM. Суммарная стоимость контракта не раскрывается, но, по мнению экспертов, речь идет о «десятках миллиардов» долларов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.