header
Стремительно растет миграция с севера Кзахстана
"68756"
Размер шрифта:
| 25.06.2021 Политика 
94398
3.85
5
1
26
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 3.85
logo

Северный Казахстан – что происходит?

Север – Юг

Казахстанские СМИ бьют тревогу по поводу  демографической катастрофы в Северном Казахстане. В 2020 году население сократилось в Северо-Казахстанской области на 0,84%, в Костанайской области – на 0,39%, в Акмолинской области – на 0,17%, в Павлодарской области – на 0,15%.

Северный Казахстан – главная житница республики, ведущий экономический район. В советские годы здесь были сосредоточены  развитые сельское хозяйство и промышленность. Здесь проходят железнодорожные и речные магистрали. Недра богаты каменным и бурым углем, железной и медной рудой, бокситами, золотом. Развиты топливно-энергетическая, горнодобывающая отрасли, машиностроение, имеются предприятия нефтепереработки, по производству ферросплавов, алюминия, тракторов. Три четверти посевной площади отведены под зерновые  культуры, развита пищевая промышленность.

Почему численность населения здесь не растёт, а падает? Да потому, что роль экономического локомотива, каким был Север Казахстана, теперь в прошлом. Нынешнее положение этого обширного региона незавидно; уровень регионального валового продукта, развитие малого и среднего бизнеса, уровень жизни населения –  одни из самых низких по республике. Причина – в ориентации властей республики на  «макроэкономическую стабильность» и рост цифр ВВП в ущерб социально-экономическому развитию.

В Казахстане уже 30 лет  богатеют лишь богатые нефтегазовые регионы, а бедные регионы беднеют. К богатым в последние годы добавились мегаполисы (Нур-Султан, Алматы, Шымкент).  К 30-летию без СССР Казахстан пришел с 9-кратной разницей в уровне социально- экономического развития своих 16 регионов. И этот  разрыв увеличивается.

В республике, несмотря на устойчивый рост населения,  с 2012 года наблюдается непрерывно растущее отрицательное сальдо миграции населения. Положительное миграционное сальдо  только в трёх крупных городах  – Нур-Султан, Алматы и Шымкент. Во всех других регионах уезжающих больше, чем приезжающих.

Почему в рамках программы «Енбек» государство организует переезд с трудоизбыточного Юга лишь на Север, а не в другие области, где также происходит отток  населения?

Северный Казахстан в своё время принял несколько миграционных волн из России.  Активное заселение этих территорий начало происходить с 70-х годов XIX века. В советское время были новые миграционные волны из России, вызванные  индустриализацией Казахстана, эвакуацией в годы Великой Отечественной войны, освоением целины. Север Казахстана к концу советской эпохи имел, во первых, русифицированный этнический ландшафт, во-вторых, промышленные комплексы, встроенные в общесоюзные производственные связи.

А Южный Казахстан  по уровню валового регионального продукта (ВРП) на душу населения можно отнести (по классификации ООН) к одной из самых бедных стран мира наряду с Бутаном и Гондурасом.  На юге сконцентрировано 35% трудовых ресурсов республики, тогда как основных производственных фондов  – лишь 14%. И Южный Казахстан при нынешней политике не имеет перспектив развития.

«В последнее время нередко можно услышать, как люди из северных областей страны, побывавшие в сельской местности Туркестанской области, к примеру в Сарыагашском районе, выражают свое неподдельное удивление при виде густонаселенного села…  Их удивление понятно – на севере население уже много лет сокращается, и заметно это, прежде всего, на примере сел, которые одно за другим официально признаются упраздненными и исключенными из учетных данных», пишет казахстанский деловой портал Ekonomist.

И постоянно возникает вопрос: почему в Казахстане существуют города с населением менее 10 тысяч человек (Булаево, Сергеевка, Мамлютка) и сёла с населением, превышающим 20-40 тысяч человек (Шелек, Аксукент, Шубарсу,  Карабулак)? Потому что такова официальная политика: для присвоения городского статуса необходимо, чтобы численность населения  села превышала 10 тысяч человек и две трети этого количества составляли работники и члены их семей, занятые на несельскохозяйственных предприятиях.

Южноказахстанские сёла представляют собой порой довольно крупные провинциальные городки с малоэтажной застройкой, но их местное управление и планы развития такие же, как в сёлах в две-три тысячи жителей, что обрекает их на застой. Населённый пункт с населением в несколько десятков тысяч человек, но с сельским статусом сталкивается с острой нехваткой сельхозугодий и земли для жилищного строительства.

Искусственное торможение  развития Южного Казахстана связано в основном с тем, что «государство видит в феномене сверхбольших сел в первую очередь политические риски и вызовы, а не экономические закономерности и перспективы», отмечает социолог Серик Джаксылыков.

Власти, говорит он, не предоставляют статус города, например, селу Карабулак Сайрамского района Туркестанской области, где проживает почти 50 тысяч человек, из-за того, что население села – почти целиком узбеки. «Статус города, по мнению властей, может обернуться основанием для выдвижения требований каких-то особых условий в местном управлении».

Другой пример –  село Шелек Алматинской области с населением свыше 30 тысяч человек. Здесь большинство составляют уйгуры. В 1997 году Шелек лишили статуса районного центра и не собираются предоставлять ему статус города. Статус населённого пункта определяется официальной политикой  межэтнических отношений.

Одновременно власти поощряют казахов к переезду  на север.

Между тем переехавшие на север южане сталкиваются с «крайне холодным приемом», отмечает казахстанский портал  Atamekеn business. Причина – отсутствие жилья. Предлагаемые переселенцам квартиры зачастую не соответствует санитарным нормам или  находятся в аварийном состоянии. Детям переселенцев негде учиться. «В Северо-Казахстанской  области за последние 20 лет закрыто около 300 школ, количество учащихся начальной и средней школы уменьшилось на 8000. Школьные здания выставлены на аукцион и продаются», – говорит парламентарий Айгуль Капбарова в депутатском запросе на имя главы кабинета министров Аскара Мамина (интересно: каким был ответ на её запрос?).

Чего добиваются власти своей заместительной миграционной политикой, проводимой тридцать лет? Они пытаются административными мерами вернуть Казахстан в XIX век. В конце позапрошлого века на территории современного Казахстана проживало свыше 3 млн этнических казахов, около полумиллиона русских, а также узбеки, уйгуры, немцы и представители других народов. К началу 60-х годов ХХ века в Казахской ССР жило около 4 млн русских, меньше 3 млн казахов, около 800 тысяч украинцев (тех же русских) и почти 700 тысяч немцев. Численность казахов в 50-е годы ХХ века была меньше, чем в конце ХIХ века. В 1970-е годы казахи составляли только 17% городского населения страны. В северных Костанайской и Северо-Казахстанской областях их доля была еще меньше – 6% и 8% соответственно.

А после распада СССР, за первые 20 лет, численность  русских, проживающих в Казахстане, сократилась на 40%; числившихся украинцами (тех же русских) – на 60%, немцев – на 80%.

Сегодня в Казахстане очевидна резкая этно-демографическая разница между регионами.  Население южных и западных областей почти полностью состоит из казахов, в северных областях  численность казахов и русских почти  одинаковая. Этнические русские Северного и Центрального Казахстана составляют в Акмолинской области 36%,  в Карагандинской – 40%,  в Костанайской – 43%,  Павлодарской – 39%, в Северо-Казахстанской – 50%, в Восточно-Казахстанской – 40%.  «И даже одной из причин переноса столицы из Алматы в Астану было намерение сгладить этнические диспропорции, поскольку в ряде северных областей количество русских превышало количество казахов», – говоритказахстанский политолог Талгат Мамырайымов.

Однако неудача заместительной миграционной политики очевидна. Северный Казахстан не привлекателен для южан. В абсолютных цифрах потоки мигрантов с Юга на Север выглядят микроскопическими – за 1999-2015 гг. только около 1 400 человек из 278 000 этнических казахов, покинувших Алматинскую область, переехали в Северо-Казахстанскую область. Лишь 2 600 из 244 000 мигрантов из Южно-Казахстанской области перебрались в Костанайскую область.

И когда социологи говорят, что правительству следовало бы  переориентировать свою политику в сторону улучшения областных рынков труда и сокращения неравенства между областями, они правы. Только для этого нужно другое правительство.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.