Коллапс в Афганистане и последствия для Ирака

«Талибан»* выиграл долгую битву против США, но эта победа не заканчивает войну

Итак, запрещённый в России «Талибан»* установил контроль над Афганистаном с рекордной скоростью. Президент Байден в средине июля обещал, что уход США из Афганистана не будет поспешным бегством. Однако американское руководство недооценило обстановку.

Беспорядочный уход американцев из Афганистана в очередной раз указал на ненадёжность США как партнера. Приводимые в СМИ параллели с бегством американцев из Сайгона в апреле 1975 г. подпитывают растущее восприятие Америки как державы, которая совершает безрассудные вторжения, терпит поражение и бросает «союзников» на произвол судьбы. Сейчас политические лидеры соседних стран внимательно следят за тем, что происходит в Афганистане. Надежды на то, что Байден восстановит доверие к Америке,  усыхают.

Лидеры обеих политических партий в США решили, что после 20-летней войны с талибами пришла пора покинуть Афганистан. Отдавая приказ о выводе войск, президент Байден действовал в рамках политики своего предшественника. Именно президент Трамп решил договориться с талибами: он дал политическое признание вооруженной группировке, проведя прямые переговоры с её руководством и полностью отодвинув афганское правительство в сторону. Его администрация подписала мирное соглашение с талибами в феврале 2020 г. Трамп не сомневался в успехе организованного выхода из Афганистана.

Однако администрация США приняла желаемое за действительное. Поверить в то, что талибы могут быть заинтересованы в прочном мире, было ошибкой. Достигнутое в Дохе соглашение было в значительной степени ориентировано на движение «Талибан», способствовало подрыву позиций президента Афганистана Ашрафа Гани и способствовало освобождению 5000 заключённых талибов без уступок с их стороны.

Сегодня Байден завершает то, что начал Трамп, но обещанный «упорядоченный уход» превратился в хаос.

В недавней редакционной статье в принадлежащем Ирану арабском издании «Аль-Алам» США названы «голым королем». Подчёркивается, что Америка, безусловно, не думала и не будет думать об установлении безопасности в какой-либо арабской или исламской стране, в которую она вторглась и которую оккупировала. Поэтому Америка так легко продала всех афганцев, сотрудничавших с ней, и после 20 лет оккупации оставляет страну в состоянии гражданской войны. Иранцы правы: среди арабских правительств усиливается впечатление, что они не могут полагаться на США.

В первую очередь речь идет об Ираке, руководство которого договорилось завершить американскую боевую миссию в стране до конца года. Такое решение приняли президент Байден и премьер-министр Мустафа аль-Кязыми на встрече в Вашингтоне 23 августа. К 31 декабря 2021 г. в Ираке не будет сил США, выполняющих боевые задачи.

Соглашение является косвенным результатом событий января 2020 г., когда генерал КСИР Касем Сулеймани и высокопоставленный иракский военачальник Абу Махди аль-Мухандис были убиты ударом американского беспилотника в аэропорту Багдада. Возмущённые внесудебным убийством на иракской земле местные политики проголосовали за изгнание всех американских солдат. Принятое в Вашингтоне решение якобы является ответом США на необязательное парламентское голосование, но на деле это соглашение больше похоже на стандартную дипломатическую меру по снижению антиамериканских настроений в иракском обществе.

Большинство иракских лидеров, включая тех, кто не заявляет об этом открыто, признают важность военного присутствия США, и лишь немногие поддерживают руководство шиитского ополчения, которое настаивает на том, чтобы США полностью ушли и разорвали связи с Ираком. Пока же, как и в Афганистане, результаты 18-летнего присутствия США в Ираке не позволяют американцам объявлять миссию выполненной.

Сегодня, как и в Афганистане несколько лет назад, США не стремятся в Ираке к полному выводу войск. Есть планы по сохранению воздушного прикрытия и предоставлению иракским военным разведданных о террористах запрещённого в России ИГ*, с которыми сами американцы уже не собираются воевать, как отказались в своё время от боевых действий против талибов. В конце апреля 2018 г. военные США официально распустили командование, курировавшее борьбу с запрещённым в России «Исламским государством»* в Ираке, объявив о прекращении крупных боевых операций против этой группировки.

США анонсируют создание в Ираке нейтральной, сильной и профессиональной армии, способной противостоять лояльным Ирану военизированным формированиям. В таком подходе просматривается стремление США использовать военные возможности Ирака в конфронтации с Ираном. Здесь Ирак рискует повторить судьбы Афганистана и вернуться к новой гражданской войне.

Политическая система Ирака сбалансирована между тремя демографическими группами – мусульманами-шиитами, мусульманами-суннитами и курдами. И если войска США полностью выйдут, мусульмане-сунниты и курды опасаются, что поддерживаемые Ираном силы мусульман-шиитов заполнят любой вакуум безопасности. Напомним, что из-за межконфессиональной напряжённости среди суннитских и шиитских групп, а также напряженности между курдскими группировками на севере и правительством в Багдаде иракская армия оказалась неготовой к самостоятельному противостоянию ИГ.

С 2006 по 2011 г. в Ираке шла гражданская война между суннитскими группировками, часть которых получала финансирование от доноров в арабских суннитских государствах, и шиитскими иракскими ополченцами, поддерживаемыми Ираном. Присутствие американских войск давало определённую уверенность, особенно суннитам, что ни одна группа не сможет полностью перевернуть систему и доминировать над другой. С окончательным выводом американских войск шиитское государственное строительство станет основным вектором развития Ирака.

Сегодня в Ираке более 2 млн. человек остаются внутренне перемещенными лицами и почти 9 млн. нуждаются в гуманитарной помощи.  Восстановление страны, по прогнозам, обойдется как минимум в 88 млрд. долларов. Помимо интеграции освобождённых суннитских общин в политическую систему, новое правительство должно также заниматься демобилизацией мощных шиитских ополченцев. К тому же сохраняется напряжённость в отношениях Багдада с курдскими группировками, добивающимися большей автономии на севере после неудавшегося референдума о независимости в октябре 2017 года. Существует серьезная обеспокоенность тем, что пренебрежение США к развитию государственности в Ираке приведет к распаду страны. Два десятилетия усилий Америки по построению «безопасного» государства в Афганистане талибы свели на нет в считаные месяцы.

Для многих американских политиков, считающих, что победа в Ираке означает первый шаг к свержению режима в Иране, создание в Багдаде проамериканского демократического правительства было первостепенной целью. На практике оказалось, что демократическое правительство в Багдаде оказалось проиранским. Лидирующие позиции шиитов в руководстве Ирака обеспечивают преимущество Тегерану.

Ирак в годы оккупации превратился из президентской республики в парламентскую. В соответствии с новой Конституцией Ирака, ратифицированной в 2005 г., в парламенте должны быть представлены сунниты, шииты и курды. Место президента занимает представитель курдской общины, спикера парламента – суннитской. Однако ключевой позицией в иракской властной структуре является должность премьер-министра, который должен быть представителем шиитских партий.

Кроме того, есть опасения, что «Исламское государство»*, потерявшее контроль над территорией в Ираке и Сирии, может сосредоточиться на организации террористических атак. Шокирует то, что официальные лица США отмахиваются от последствий победы талибов для роста международного терроризма. Победа «Талибана» станет благом для джихадистов. Различные группы террористов радостно праздновали завоевание Кабула талибами в чатах и на других онлайн-платформах, пообещав возобновить глобальный джихад.

Американские и другие западные спецслужбы давно знают, что «Талибан» по-прежнему поддерживает тесные связи с запрещённой в России «Аль-Каидой»* и другими террористическими организациями. В своей оценке, проведенной в июне 2021 года, Совет Безопасности ООН пришел к выводу, что «большое количество боевиков «Аль-Каиды» и других иностранных экстремистских элементов, связанных с «Талибаном», находится в различных частях Афганистана». После бегства США талибы освободили тысячи из них из тюрем в Баграме, Кабуле, Кандагаре и других местах.

Нам остаётся только ждать, как будут разворачиваться события в Ираке. Вряд ли мы можем что-то другое. Риски вооруженного насилия возрастают. «Талибан» выиграл долгую битву против самой могущественной страны в мире, но эта победа не заканчивает войну, а поднимает новый вопрос: где будет нанесен удар по Америке в следующий раз?

Фото: шиитские ополченцы Ирака, REUTERS/Thaier Al-Sudani