header
Casus belli как предмет мирных переговоров
"57902"
Размер шрифта:
| 04.01.2022 Политика 
1759
5
5
1
7
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Casus belli как предмет мирных переговоров

Об идейно-военно-психологических «отравленных одеялах»

От эпохи знаменитого «восстания Понтиака», т.е. войны индейского населения под водительством вождя племени оттава Понтиака против англосаксонской колонизации североамериканского материка, сохранилось письмо главнокомандующего британскими оккупационными войсками в Северной Америке генерала Джеффри Амхерста от 29 июня 1763 г., адресованное полковнику Генри Буке, который готовил экспедицию в помощь осажденному форту Питт (будущий Питтсбург). То был, собственно говоря, оперативный запрос: «Возможно ли распространить эпидемию оспы среди племен восставших индейцев? Мы должны использовать любую хитрость, чтобы их ослабить». (См. John Grenier.The First Way of War: American War Making on the Frontier, 1607–1814. New York, Cambridge University Press, 2005, стр. 144). 13 июля полковник Буке ответил: «Я постараюсь заразить этих ублюдков с помощью одеял, которые могут попасть в их руки, и постараюсь не заразиться сам». Спустя три дня, 16 июля Амхерст отдаёт распоряжение: «Ты должен сделать все возможное, дабы заразить индейцев с помощью одеял так же, как и применить любой другой метод, ради искоренения этой отвратительной расы» (там же, стр. 145).

Дискуссия касательно того, было ли принято к исполнению распоряжение генерала. Амхерста, да и допустимо ли рассматривать его письмо в качестве распоряжения, длится до сегодняшнего дня. Во всяком случае офицер осажденного форта, некий капитан Эквер, во время переговоров с двумя представителями осаждавших форт идейцев-делаваров передал им в подарок два одеяла и носовой платок, взятые из заразного барака, где содержались больные оспой. (См. Crucible of war: the Seven Years' War and the fate of empire in British North America, 1754-1766, стр. 541-542).

Интервенты дарят индейцам отравленные одеяла

Спор о самом существовании операции «оспенные одеяла», равно и о том, насколько результативным оказался подарок капитана Эквера (согласно по крайней мере одному источнику, к этому времени оспа уже заметно распространилась в индейских селениях), нам представляется излишним. Потому что речь идет не о тактике, да и не о стратегии ведения войны, а о чём-то более значимом. А именно: о формировании в рамках североамериканской политической культуры основного подхода к отношениям с теми, кто на бесхитростном языке переписки генерала Амхерста и полковника Буке звались «ублюдками» и «отвратительной расой». Подход этот за прошедшие два с половиной столетия стал неотъемлемой составляющей бессознательного культурно-поведенческого стандарта американского политического класса. Поэтому обличать их, «стыдить за низкий моральный уровень», просто-напросто нелепо. Многие аналитики вполне резонно призывают разговаривать с Вашингтоном и с подконтрольной ему совокупностью государственных образований «на понятном им языке». Однако для следования этой рекомендации упомянутый язык необходимо изучить в совершенстве, не ограничиваясь кратким разговорником для туриста. Иначе никакой беседы не получится.

Приведённые выше исторические реминисценции могут быть расценены как не вполне своевременные. В особенности нынче, когда в преддверии переговоров о некоей тотальной стабильности и взаимной безопасности было опубликовано совместное миролюбивое заявление «ядерной пятёрки»: одни называют его событием высочайшей значимости, другие – вспоминают о роковых для России последствиях «мальтийского саммита» и договора «СНВ-1», когда успешно сработали все идейно-военно-психологические «отравленные одеяла», щедро приносившиеся в дар СССР/России, начиная с 60-х годов ХХ столетия.

Поскольку официальные источники в Кремле подтвердили, что заявление это есть российская инициатива, то позволительно рассматривать произошедшее в качестве жеста доброй воли Москвы, если угодно – некой, пускай символической, но уступки, способной благоприятствовать грядущим переговорам. Однако верно ли будет воспринят этот жест?

Хорошо известный «несистемный» политический аналитик Эндрю Энглин ещё за три недели до случившегося иронизировал: «Россия проделывает все эти штуки с хорошими парнями, выдвигая вполне разумные предложения только для того, чтобы ее еще сильнее оскорбляли и угрожали. Не знаю, задуман ли этот спектакль для отечественной или европейской аудитории, но думаю, что он пойдет на пользу. Очевидно, все в России знают, что США зациклены на войне, и если Россия выйдет и в шестимиллионный раз скажет: "А как насчет того, чтобы вместо войны у нас войны не было?", то в очередной раз США скорчат этакую [невинно-удивленную. – Ю.З.] физиономию... Думаю, что США будет нелегко привлечь Европу ко всему этому. Но похоже, что решение в Вашингтоне уже принято. Поясню: я говорю не о ядерной войне или войне в пределах самой России, а просто о "прокси-войне" на Украине. ...».

Тогда же, 17 декабря минувшего года, президент академии геополитических проблем доктор военных наук Константин Сивков заявил РИА Новости, что США и НАТО вряд ли подпишут с РФ договоры о взаимных гарантиях безопасности, поскольку сегодня Запад считает себя однозначным победителем в случае эскалации конфликта с Москвой. «Этот документ (о взаимных гарантиях, опубликованный 15 декабря. – Ю.З.) был бы конструктивным и реалистичным при условии, если США на самом деле хотели бы обеспечить безопасность в Европе. Но в сложившейся реальности НАТО ни за что не пойдёт на подписание данного документа, поскольку на Западе считают, что Россия сегодня слишком слаба, чтобы диктовать свои условия Штатам и альянсу. Поэтому я считаю, что никаких положительных реакций на этот документ не будет», – сказал Сивков. Эксперт допустил, что, предлагая этот документ, Россия хотела продемонстрировать готовность и способность решить накопившиеся противоречия с Западом мирным путём.

И Эндрю Энглин, и Константин Сивков хорошо знают предмет, о котором берутся судить. Однако «сложившаяся реальность», как её упорно и настойчиво воображают партнеры России на переговорах, скорее всего, вовсе не столь для них благоприятна. Опаснее же всего то, что для их переубеждения от Москвы потребуется намного больше усилий, чем предусматривают исключительно дипломатические методы.

Итак, жизненно важно своевременно понять: с кем предстоит нам вести переговоры? Только тогда окажется возможным перейти к вопросу: о чём?

Патрик Дж. Бьюкенен, патриот-палеоконсерватор, бывший кандидатом в президенты, которого немыслимо заподозрить в какой бы то ни было «прорусскости», подводит предварительные итоги той геополитической стратегии, которой руководствовались США в продолжение последних 30 лет.

«Когда 1991 год сменился 1992 годом, Америка, казалось, достигла апогея своего национального могущества и мирового престижа. Наш противник в холодной войне, Советский Союз, только что рухнул и распался... Распался и Варшавский договор. Вся Восточная Европа была свободной. Мы были единственной выжившей сверхдержавой. Но вместо того, чтобы снова сделать Америку "нормальной страной в обычное время", как призывала Джин Киркпатрик (первая женщина в истории США, вошедшая в высшие эшелоны вашигтонской администрации; представитель США в ООН; член Президентского совета по внешней разведке. – Ю.З.), мы встали на имперскую дорогу. В те дни велось множество высокомерных разговоров о наступлении "момента однополярности", когда нами будет установлена "благожелательная глобальная гегемония" и мы создадим Новый мировой порядок под господством и опекой США. Госсекретарь Мадлен Олбрайт объясняла: "Если нам приходится применять силу, то это потому, что мы – Америка; мы – незаменимая нация. Мы стоим твердо и прозреваем будущее дальше, чем прочие страны" /.../. Еще в феврале 1997 года Джордж Кеннан, архитектор "холодной войны"…, умолял Америку не включать в НАТО Восточную Европу: "Расширение НАТО было бы самой роковой ошибкой американской политики за весь период, после заверщения холодной войны. Такое решение может /.../ сместить внешнюю политику России в направлениях, которые нам придутся явно не по нраву".

Что же с нами случилось?

Итак, вот три главные исторические ошибки, которые лишили нас уникального положения, занимаемого Америкой ко времени завершения холодной войны.

Во-первых, мы оттолкнули Россию, рассматривая ее как неисправимого и постоянного врага, посунув НАТО к самому ее парадному крыльцу.

Во-вторых, мы проводили такую глобальную торговую политику, которую смог использовать Китай, чтобы стать экономическим и военным соперником Соединенных Штатов.

В-третьих, мы погрузили Америку в пучину Ближнего Востока с этими нашими вечными войнами в Афганистане и Ираке, а затем в Сирии, Ливии и Йемене».

Бьюкенен указывает на геополитические ошибки, что, по его мнению, были допущены Соединёнными Штатами в новейшей – можно сказать, самоновейшей – истории. Признать, что ошибки эти есть результат неуклонного следования определенным геополитическим установкам, усвоенными североамериканскими элитами изначально, Бьюкенену, разумеется, невозможно. Однако мы в состоянии оценить высказывания Мадлен Олбрайт о «незаменимой нации», которой позволительно применять силу в отношении (см. переписку генерала Амехерста и полковника Буке) «отвратительной расы ублюдков»

По жестокой иронии исторической судьбы после событий мая 2020-го (когда мы говорим о смерти Джорджа Флойда, которая явилась предлогом для развертывания в США нового этапа расовой войны) отвратительной расой ублюдков назначены белые. Видный участник этой войны, профессор одного из старейших высших учебных заведений США – Ратгерского Университета в штате Нью-Джерси – Бриттни Купер пользуется именно этой терминологией. Рассказывая слушателям о том, как безбедно жили в Америке чёрные и коричневые, покуда не прибыли туда белые, профессор восклицает: «We gotta take those m-rf-ers out!» В подцензурном переводе: «Мы вышвырнем вон (избавимся от) этих ублюдков!»

Фото: REUTERS/POOL New

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.