header
Генуэзская конференция
"123715"
2162
5
5
1
15
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Сто лет Генуэзской конференции – уроки для России сегодня

Большевики не прогнулись под давлением коллективного Запада

…Весна 2022 года: мир гудит по поводу специальной военной операции России на Украине. А ведь нечто похожее уже было…

Сегодня Запад объявил России экономическую войну. Она выражается в жёстких санкциях со стороны США, Великобритании, ЕС и примкнувших к ним государств: блокировке системы СВИФТ для ряда российских банков, аресте значительной части международных резервов РФ, окончательном запрете на операции с ценными бумагами российского суверенного долга, блокировке завершённого проекта «Северный поток – 2», запрете на экспорт и импорт широчайшего ассортимента товаров, закрытии корсчетов российских кредитных организаций в западных банках, закрытии воздушного пространства для российских гражданских самолетов.

Запад уже грозит Москве разрывом дипломатических отношений. Ширится информационная война против Москвы. Странами НАТО принимаются решения о поставках летального оружия на Украину. Против России может быть задействовано биологическое оружие. Запад активизирует деятельность пятой колонны, которую он создавал и пестовал на протяжении всех тридцати лет существования Российской Федерации.

Порой говорят, что это давление коллективного Запада на нашу страну беспрецедентно. Я так не считаю. События вековой давности свидетельствуют: были для нас времена и более суровые. Я имею в виду хотя бы историю 1918-1922 годов.  Вот что испытывала Советская Россия в те годы:

1. Военная интервенция. Она осуществлялась как странами центральных держав и их союзников (Германия, Австро-Венгрия, Османская империя), так и странами Антанты и их союзниками (Великобритания, Франция, Италия, США, Австралия, Канада, Греция, Польша, Румыния, Япония). Интервенция продолжалась с 12 января 1918 по 20 мая 1922 года;

2. Гражданская война внутри России. Потери красных и белых на полях сражений в 1918-1922 гг., по оценкам, приближаются к двум миллионам человек (Поляков Ю.А. Советская страна после окончания Гражданской войны: территория и население. М.: 1986, С. 104). Еще примерно 2 миллиона наших граждан эмигрировали;

3. Экономические санкции против России со стороны Запада. В декабре 1917 г. торговые отношения с Советской Россией прекратили США, в 1918 г. к ним присоединились Англия и Франция. После завершения Первой мировой войны и заключения Версальского мирного договора (28 июня 1919 г.) Верховный совет Антанты объявил о полном запрещении всех форм экономических связей с Советской Россией. К экономической изоляции РСФСР подключилась Германия, вынужденная исполнять решения стран-победителей. Санкции Антанты оказали серьезное влияние на внешнюю торговлю РСФСР: если в 1918 году ее оборот составлял 88,9 млн руб., то в 1919 г.  – 2,6 млн руб.

Большие людские потери на полях сражений, высокая смертность гражданского населения, потеря части территории Российской империи, полный развал социальной сферы (здравоохранение, образование, культура), крах экономики, голод...  За 1918–1919 годы ВВП России сократился наполовину. В 1921 году уровень ВВП составил всего 38% от уровня 1913 года. Объем доступного продовольствия на душу населения упал почти вдвое. (Андрей Маркевич, Марк Харрисон. Первая мировая война, Гражданская война и восстановление: национальный доход России в 1913—1928 гг.   Пер. с англ. Е. Артемовой. — Москва: Мысль, 2013).

Чтобы дать народу передышку в долгой чреде испытаний, начавшихся с вступлением России в 1914 году в империалистическую войну, большевики внесли в 1921 году серьёзные изменения в свою экономическую политику. На смену военному коммунизму (режиму государственного управления экономикой с минимизацией доходов населения до уровня выживания) пришёл НЭП (новая экономическая политика). Выражаясь современным языком, это был переход к либеральной модели рыночной экономики. Со временем НЭП заменят другой политикой (в 1921 году контуры будущей экономической политики были ещё неясны).

А Запад главной своей целью в отношении России определял установление полного над ней  контроля, превращение ее в свою полуколонию. Переход Советской России к НЭПу был воспринят на Западе как признак того, что большевики дали «слабину», что внутри России появятся буржуазные элементы, которые станут пятой колонной. И следует надавить на Россию, чтобы свалить большевиков. Инструментом этого замысла стала международная экономическая конференция с приглашением России и выставлением ей ультимативных требований. У меня есть об этом книга: «Генуэзская конференция в контексте мировой и российской истории» (М.: «Кислород», 2015).

Удивительным образом 100-летний юбилей Генуи пришелся на время резкого обострения отношений Российской Федерации с коллективным Западом. А ведь тогда в Генуе советская делегация также испытывала невероятное давление со стороны своих бывших союзников по Антанте (Великобритании, Франции и Италии). Однако большевики не прогнулись. Более того, они заявили коллективному Запад свои принципы внутренней и внешней политики России. Запад собирался устроить России экзекуцию, но не добился успеха ни по одному пункту своего ультиматума.

А ультиматум был следующим.

1. Объявить ничтожным декрет Совнаркома Советской России от 21 января (3 февраля) 1918 г.  об аннулировании государственных займов царского и Временного правительств в части, касающейся внешних обязательств по указанным займам. На момент издания декрета внешние долги по займам составляли около 16 млрд. зол. рублей. Ко времени начала конференции в Генуе эти долги с учетом набежавших процентов выросли до 18,5 млрд. зол. рублей (без учета обязательств перед Германией, которые составляли 1,35 млрд. зол. руб.).

2. Отменить национализацию иностранных активов в российской экономике и восстановить права иностранных инвесторов; как альтернатива – выплаты иностранцам справедливых компенсаций за национализированное имущество. На начало 1917 года активы иностранных инвесторов оценивались в сумму свыше 2 млрд. зол. руб. (главные инвесторы: Франция, Великобритания, Бельгия, Германия).

3. Отменить введенную еще в 1918 году государственную монополию внешней торговли.

На переговорах позиция советской делегации была гибкой. Например, заявлялось о готовности выполнения обязательств по долгам царского и временного правительств, но с отсрочкой и при условии предоставления Западом кредитов Советской России. Западную сторону это не устроило. Предлагался вариант предоставления бывшим инвесторам ранее принадлежавших им активов на условиях концессии (использование активов на определённый срок с четким графиком работ и возможностью продления концессионного соглашения между Советским государством и иностранным инвестором при положительных результатах). Однако и тут Запад упёрся. От предложения Запада заменить госмонополию внешней торговли внешнеторговым протекционизмом отказалась уже советская сторона.

И настоящим шоком для Антанты стало встречное требование советской делегации. Несколько месяцев готовили в Москве это требование. Вот его суть: коллективный Запад должен покрыть громадные убытки, которые Россия понесла в результате военной интервенции и торгово-экономической блокады в период с начала 1918 года до начала Генуэзской конференции. Сумма этих претензий, тщательно подсчитанных  специалистами в Москве, превысила 39 млрд. зол. руб. Это почти в два раза больше величины претензий Запада по обязательствам России по займам и кредитам царского и временного правительств. А с учётом наших требований к Германии сумма претензий достигала 50 млрд. зол. рублей.

Советская делегация, находясь на конференции в «недружественном» окружении, сумела перехватить инициативу. Более чем месячное противостояние коллективного Запада и Советской России закончилось с нулевым счётом. Планы геополитических противников России поставить ее на колени провалились.

Можно даже сказать, что конференция закончилась в нашу пользу. В местечке Рапалло недалеко от Генуи в результате секретных переговоров между делегациями Германии и Советской России был заключён Рапалльский договор. Стороны взаимно отказались от возмещения военных расходов, военных и невоенных убытков, расходов на военнопленных, ввели принцип наибольшего благоприятствования при осуществлении взаимных торговых и хозяйственных отношений. Германия признала национализацию немецкой собственности в РСФСР и аннулирование царских долгов советским правительством.

Сближение Советской России и Германии – такое западным политикам не могло присниться и в страшном сне.

Уроки Генуи для России сегодня многообразны. Прежде всего, опыт нашей делегации на конференции показал, что можно и нужно «держать удар», переходя от обороны в наступление. Нужно, как говорили в советское время, уметь играть на межимпериалистических противоречиях.

Есть смысл задуматься, почему Запад так настойчиво добивался отмены Москвой государственной монополии внешней торговли и почему Москва категорически отвергла это требование. Увы, у РФ сегодня нет такой монополии, а она жизненно необходима, если мы хотим выигрывать экономические войны с Западом.

Наконец, Советская Россия сто лет назад предъявила требования по возмещению ущерба, нанесённого нам  торгово-экономической блокадой Запада. А почему бы сегодня не провести скрупулёзную оценку понесенных Российской Федерацией потерь от экономических санкций и не выдвинуть Западу счёт?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.