header
Полоцк в период своего расцвета, welcome-belarus.ru
"272929"
Размер шрифта:
| 27.04.2022 Политика  | История и культура 
8773
4.68
5
1
19
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.68
logo

Занятный урок истории от белорусского депутата

Никакой государственности кроме древнерусской в древнем Полоцке не существовало

В последний день марта заместитель председателя Совета Безопасности РФ Дмитрий Медведев опубликовал статью в польской версии агентства Sputnik с указанием популярных мифов, используемых в Польше для дискредитации России. В частности, он отметил, что на Россию поляками возлагается вина за разделы Польши во второй половине XVIII в., хотя российская императрица Екатерина II не взяла собственно польских (этнических) земель, а возвращала назад «своё», то есть территории с православным населением, захваченные в своё время литовцами. Речь идёт о землях современной Беларуси и западной половины Украины.

Это утверждение вызвало отповедь депутата белорусской Палаты представителей Валерия Воронецкого, который начиная с 1995 г. занимал различные дипломатические должности в посольствах Беларуси за границей, а в 2006-2011 гг. был заместителем министра иностранных дел. Воронецкий предложил свою версию «настоящей белорусской истории».

«Отповедь» интересна по двум причинам. Во-первых, она раскрывает взгляды на историю представителя белорусской верхушки, которая под сенью «независимости» и «суверенитета» бессменно держится за власть уже тридцать лет. В отношении русского мира у неё сформировалось чёткое неприятие, и она вполне готова вторить Зеленскому – «мы разные». «Здесь не Россия, у нас своё» – так звучит главный мотив. Во-вторых, суждения белорусского депутата можно рассматривать как результат воздействия тиражируемой в Беларуси учебной и популярной исторической литературы. И здесь мы видим лишь воспроизведение исторических мифов, которые плодят белорусские националисты с начала ХХ века. Эти мифы подаются под соусом «настоящей», «тщательно скрываемой» белорусской истории. На этом воспитывались поколения белорусов, настраиваемых против политического курса на союз с Россией, взятого официальным руководством республики.

Что, собственно, зацепило Валерия Воронецкого в статье Дмитрия Медведева? Ссылка на то, что российская императрица в ходе разделов Речи Посполитой в 1772–1795 гг. вернула «своё»

Своё!? Как же! Эти земли исторически не принадлежали России, угадывается возмущение белорусского депутата, который решил конспективно воспроизвести популярные в Беларуси суждения о ее исторической обособленности от России. Последуем за автором в его рассуждениях.

Древний Полоцк

Древний Полоцк

Он начинает традиционно с «колыбели белорусской государственности» – Полоцкого княжества. Здесь, на торговом пути из Балтийского моря в Чёрное, зарождается якобы «первое историческое политически самостоятельное государство на территории Беларуси». Всё это преподносится как очевидный, не требующий пояснения факт. А напрасно! Воронецкий, в частности, замечает, что первое упоминание Полоцка датируется 862 годом. Под этим годом в Повести временных лет имеется статья, рассказывающая о призвании в Новгород варяга Рюрика и образовании державы с названием «Русская земля». Согласно летописи, Рюрик рассылает в разные города «своих мужей», и среди них назван Полоцк, город кривичей. Выходит, что летописные кривичи с главным городом Полоцком подчиняются власти Рюрика новгородского и входят своей областью в состав Русской земли. Так это начало или конец «первого политически самостоятельного государства на территории Беларуси»?

Путь из варяг в греки

Путь из варяг в греки

В 907 г. опять же в Повести временных лет говорится, что киевский князь Олег взял с греков выкуп на русские города. В перечне этих городов, в которых сидят князья, подчиняющиеся Олегу, снова упоминается Полоцк. Затем центр полоцких кривичей упоминается в летописи под 980 годом в связи с эпизодом нападения Владимира Святославича, в то время князя новгородского. В Полоцке ему противостоит некий Рогволод, «пришедший из-за моря». О последнем сказано, что он «имел власть свою в Полоцке». Некоторые белорусские историки объясняют эту фразу в смысле указания на самостоятельность Рогволода. Предположение сомнительное, если учесть, что князь Святослав, известный своей воинственностью и доходивший в походах до Хазарии и дунайской Болгарии, вряд ли оставил бы без внимания целую область державы Рюриковичей (Полоцкую землю), отказавшуюся по каким-то причинам платить дань Киеву. Но пусть даже так, период правления Рогволода продлился недолго и закончился захватом Полоцка князем Владимиром. Впоследствии киевский князь назначает в Полоцк своего сына Изяслава, рожденного от Рогнеды Рогволодовны.

Трезубец князя Изяслава Полоцкого

Трезубец князя Изяслава Полоцкого

Область кривичей не выпадает из состава Русской земли и далее. Этому не противоречит тот факт, что преемник Изяслава Брячислав Полоцкий в 1021 г. совершил нападение на Новгород и вступил в конфликт с князем киевским Ярославом, державшим в Новгороде своего наместника. Полоцкий князь был разбит на реке Судомири и отдал всё награбленное. Чтобы обезопасить себя от новых нападений Брячислава киевский князь дал ему города Витебск и Усвят при условии быть всегда с ним заодно. До конца своей жизни Брячислав († 1044) воевал вместе с великим князем Ярославом Киевским (Воскресенская летопись).

Князь Всеслав Полоцкий

Князь Всеслав Полоцкий

Правление в Полоцке Всеслава, сына Брячислава, некоторые белорусские историки представляют как пример защиты интересов «своего государства», как будто Полоцкое княжество представляло собой обособленную державу. Этот буйный князь отметился грабительскими нападениями на Псков, Новгород и Смоленск, посидел в тюрьме, побывал короткое время великим киевским князем, ходил войной в далёкую Тмутаракань. Однако из всего этого не следует, что он был государственником, при котором Полоцк укрепил свою самостоятельность. Это был князь-вотчинник, стремившийся поднять своё благосостояние за счёт соседей. В ходе военных столкновений с коалицией южнорусских князей Ярославичей Всеслав не раз терял свой престол, а в Полоцке правили князья, назначенные из Киева. Кроме того, если принять во внимание долгий период княжения Всеслава (57 лет с 1044 по 1101 г. с небольшими перерывами), то на время его активной борьбы с Киевом придётся только четыре года, с 1067 по 1071 г. До этого Всеслав принимал участие в общерусских делах, например, ходил в 1060 г. вместе с южнорусскими князьями на кочевников-торков. А после последнего поражения в 1071 г. под Голотическом Всеслав сумел вернуть себе Полоцк только в результате договора с киевским князем Изяславом, очевидно, на условии быть с ним заодно. Когда умер великий князь киевский Изяслав, Всеслав не сохранил своей лояльности к его преемникам, не упуская возможность пограбить соседние волости тогда, когда их князья ходили со своими дружинами на кочевников-половцев. За это не раз в пределы Полоцкого княжества ходил с войной будущий князь киевский Владимир Мономах. Впрочем, в это время княжеские распри стали уже обычным делом в Русской земле.

Так что «первая белорусская государственность в Полоцке», которую Воронецкий покрывает словами «как известно», представляет собой далеко не очевидную величину. Белорусской политической элите, безусловно, хочется «своей» государственности, но факты свидетельствуют об обратном: Полоцкая земля, как и Туровская, входили в единую политическую систему древнерусского государства с центром в Киеве. Знак Рюриковичей (трезубец) становится характерным знаком полоцких князей.

Воронецкий указывает также на единую экономическую основу Русской земли, говоря о торговом пути из Балтики в Чёрное море (Византию). Но разве Полоцк, Смоленск или Новгород могли обеспечить контроль над всей его протяжённостью? Кто держал в руках Киев, тот держал у себя ключ от всей днепровской торговли, по слову В.О. Ключевского. По Двине через Полоцк пролегал лишь один из путей этой торговли, и полоцкие князья извлекали от этого большие выгоды. Они не могли быть экономически обособлены и лишь изредка нападали на своего северного конкурента Новгород. С Киевом же им нужно было жить в полном согласии, иначе полоцкие купцы дальше на юг не проехали бы. Через Киев поступали в Полоцк предметы восточной роскоши, из Киева сюда же доставлялась соль. На юг из Полоцка шли продукты лесного промысла: мёд, воск, пушнина. Русская земля, объединённая усилиями киевских князей, представляла собой единый экономический организм.

Игнорируя единую экономическую основу древнерусского государства, Воронецкий ставит под вопрос и его церковное единство. Белорусский депутат пропагандирует исторический миф, указывая 986 год как время крещения Полоцка. Мол, кривичи приняли христианскую веру раньше официального обращения Киева! Их будто бы крестил скандинавский конунг Торвальд.

Крещение страны связано не только с крещением людей, но и с созданием правильной церковной организации. Таковой стала Киевская митрополия, в Полоцке же была учреждена епархия. Принятая при этом дата (992 г.) является условной, точный год остаётся неизвестным. Распространение христианской веры в Полоцком княжестве связано со временем князя Владимира Крестителя и его сына Изяслава. Почитание первого было известно во всех пределах Руси и было закреплено в церковных святцах Полотчины, о чём свидетельствуют ссылки даже позднейших униатских писателей. О Торвальде же не было «ни слуху ни духу», пока в XIX в. не сделались известными издания скандинавских саг.

Выведенная белорусским историком из Швеции Андреем Котлярчуком дата прибытия исландского конунга Торвальда в Полоцк (986 г.) является ошибочной и опровергается свидетельством «Саги о крещении Исландии». Здесь прямо сказано, что Торвальд отправился в далёкое путешествие в Святую землю и побывал в Константинополе, а после 1000 г. отправился на Русь. Из Константинополя он поехал в Киев, а потом умер в «Рузе» возле города Полоцка («Паллтескья»), был похоронен в горе возле «Драпна» близ церкви св. Иоанна Крестителя («Сага о крещении Исландии»). В Полоцке, действительно, с XIV в. становится известным монастырь св. Иоанна Крестителя, но он находился не на горе, а на острове посреди Двины напротив городского замка. Ни упоминания о Торвальде, ни тем более о его чествовании как святого не сообщают никакие местные свидетельства. Есть историки, которые считают, что указание «возле Полоцка» можно понимать весьма широко, поэтому место упокоения Торвальда ищут на пространстве от Киева до Браслава.

Что сказать об этой первой части исторических суждений белорусского депутата? Какие бы цели он ни преследовал, начиная свои исторические уроки со времени Полоцкого княжества, отправной точкой для него являются исторические мифы. Никакой государственности кроме древнерусской в древнем Полоцке не существовало.

Заглавное фото: Полоцк в период своего расцвета, welcome-belarus.ru

(Продолжение следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.