Чрезвычайной климатической ситуации не существует

Почему политики замалчивают Всемирную климатическую декларацию 2022 года?

«Пандемия» и «глобальное потепление» – вот две темы, которые до начала СВО занимали мировые СМИ больше всего. И нет гарантии, что под прикрытием борьбы с очередной «пандемией» и климатическим потеплением «хозяева дискурса» не возобновят усилия по перестройке жизни человечества, объявляя это «великой перезагрузкой» (переходом к «инклюзивному капитализму»).

Чем была пресловутая «пандемия» и откуда её барабаны могут зазвучать снова, сегодня становится всё яснее.

Борьба с так называемым климатическим потеплением – из того же разряда. Эта тема стала вбрасываться в международную повестку в 70-80-е годы ХХ века Римским клубом, за которым стоял Дэвид Рокфеллер. Уже тогда зазвучали призывы к «декарбонизации экономики». За лозунгом декарбонизации скрывалась деиндустриализация – часть плана глобальной элиты по «очистке» планеты от «лишних» людей и «избыточных» производительных сил. В художественной форме этот план был представлен еще до Римского клуба в романе Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» (1957).

Практическая реализация плана декарбонизации мировой экономики началась в 1992 году, когда на международной конференции ООН по окружающей среде в Рио-де-Жанейро (Саммит Земли) была принята Рамочная конвенция ООН об изменении климата. Напомним: СССР уже не было, и мировая повестка безоговорочно диктовалась хозяевами денег.

В 1997 году на встрече в Киото (Япония) десятками стран был согласован и подписан Киотский протокол – план действий по реализации общих принципов Рамочной конвенции. Навязанный в Киото протокол предписывал развитым всем странам сократить или стабилизировать выбросы газов, образующихся в результате сжигания различных видов топлива (уголь, нефть, нефтепродукты, сланцы, природный газ и др.) и создающих парниковый эффект.

В декабре 2015 года в Париже было подписано Парижское соглашение по климату, которое накладывало на государства обязанность добиться «углеродного обнуления» своих экономик не позднее середины XXI века.

И Киотский протокол, и Парижское соглашение были подписаны Россией, но соглашение Россией не ратифицировано и понятно почему. Российская экономика является «высоко-углеродной», она основана на добыче и экспорте нефти и природного газа. Для России выполнение обязательств по «декарбонизации» сопряжено с особыми перегрузками.

С маниакальным упорством в большинстве стран мира принялись за проведение «декарбонизации». Замечу, что вся эта климатическая вакханалия, которая началась полвека назад, все это время подвергалась серьезной критике со стороны ученых и специалистов. Альтернативные (зеленые) виды энергии не способны в обозримой перспективе заменить традиционные энергоносители. Ускоренная декарбонизация приведет к разрушению экономики и обострению социальных проблем (а может быть, даже гибели части населения планеты). Критике в первую очередь подвергались естественнонаучные основания так называемой теории парникового эффекта, которая, по мнению критиков, построена на подлогах и обмане.

Российская академия наук в ответ на просьбу российских властей выразить свое мнение в отношении Киотского протокола в 2004 году дала достаточно исчерпывающую справку (за подписью тогдашнего президента РАН Юрия Осипова). Вот ключевые положения ответа ученых: 1) «Киотский протокол не имеет научного обоснования»; 2) «Киотский протокол неэффективен для достижения окончательной цели Рамочной конвенции ООН…»; 3) «Ратификация Протокола в условиях наличия устойчивой связи между эмиссией CO2 и экономическим ростом, базирующемся на углеродном топливе, означает существенное юридическое ограничение темпов роста российского ВВП».

Можно вспомнить интервью члена-корреспондента РАН Андрея Капицы (сына известного физика Петра Капицы). Он сказал, что согласен с десятками тысяч ученых по всему миру в том, что Киотский протокол 1997 года – афера. Капица отметил, что не климатическая катастрофа, а именно этот протокол и «стоящие за ним тенденции подлинная угроза человечеству и тяжелый удар по его будущему».

А известный климатолог Джеймс Хансен прямо назвал соглашение «мошенническим».

По мнению ученых, парниковый эффект – даже не гипотеза, а откровенное надувательство. Фредерик Зейтц (Seitz), бывший президент Академии наук США, многие годы боролся с лжетеорией. 17 тысяч американских ученых подписали коллективную петицию против этого обмана. В итоге в реализации плана «декарбонизации» американской экономики произошел сбой. Президент Дональд Трамп объявил о том, что остановит деиндустриализацию Америки и начнет восстановление ее былой промышленной мощи. В ходе предвыборной кампании Трамп называл глобальное потепление мистификацией. Он заявил о выходе из Парижского соглашения. В телевизионном обращении 1 июня 2017 года он заявил: «Для того, чтобы выполнить мой священный долг, чтобы защитить Соединенные Штаты и американских граждан, я должен отказаться от участия в Парижском климатическом соглашении». Правда, Джо Байден опять вернул Америку в это соглашение.

Однако ученые и в США, и в других странах мира не сдаются. В августе 2022 года появился документ под названием «Всемирная климатическая декларация» (World Climate Declaration). Документ имеет подзаголовок «Чрезвычайной климатической ситуации не существует» (There is no climate emergency). Документ подготовлен инициативой группой, назвавшей себя Группой глобальной климатической разведки (Global Climate Intelligence Group). По состоянию на 24 августа под Декларацией стояло 1107 подписей ученых и специалистов из многих стран мира. Документ открыт для подписания всеми учеными, разделяющими главные положения документа. Процитирую некоторые положения Декларации.

Чрезвычайной климатической ситуации не существует. Климатология должна быть менее политической, а климатическая политика должна быть более научной. Ученые должны открыто говорить о неопределенностях и преувеличениях в своих прогнозах глобального потепления, в то время как политики должны беспристрастно подсчитывать реальные затраты, а также воображаемые выгоды от своих политических мер.

Природные, а также антропогенные факторы вызывают потепление. Геологический архив показывает, что климат Земли менялся с тех пор, как существовала планета, с естественными холодными и теплыми фазами. Малый ледниковый период закончился совсем недавно, в 1850 году. Поэтому неудивительно, что сейчас мы переживаем период потепления.

Потепление происходит намного медленнее, чем предполагалось. Мир потеплел значительно меньше, чем предсказывала МГЭИК (Межправительственная группа экспертов по изменению климата. – В.К.) на основе смоделированного антропогенного воздействия. Разрыв между реальным миром и смоделированным миром говорит нам о том, что мы далеки от понимания изменения климата.

Климатическая политика опирается на неадекватные модели. Климатические модели имеют много недостатков и мало правдоподобны в качестве инструментов политики. Они не только преувеличивают влияние парниковых газов, но и игнорируют тот факт, что обогащение атмосферы СО2 выгодно… Существует достаточно доказательств того, что меры по снижению выбросов CO2 столь же вредны, сколь и дорогостоящи.

Мы решительно выступаем против вредной и нереалистичной политики полного нулевого выброса CO2, предложенной на 2050 год. Вместо смягчения последствий идите на адаптацию; адаптация работает независимо от причин…

Обращу внимание на то, учёные каких стран подписали Декларацию. На 24 августа наибольшее число подписантов было от США и Италии (по 168). Далее следовали: Австралия – 134, Нидерланды – 116, Франция – 94, Канада – 84, Великобритания – 59, Германия – 54. Некоторые страны представлены слабо. Например, по четыре подписи от таких стран, как Россия, Польша, Португалия. Одна подпись от Южной Кореи. А Китая среди подписантов нет вообще.

Сегодняшняя на мировом рынке в результате санкционной войны коллективного Запада против России резко обострился дефицит традиционных энергоресурсов – нефти, природного газа, угля и сланцев. Произошел астрономический взлет цен на это сырьё. Зеленая энергетика демонстрирует полную беспомощность в деле покрытия возникших энергетических дефицитов. Вместо замещения углеродных видов энергии зелеными наблюдается переход к тем видам энергоносителей, которые в прошлом веке были заклеймены как «грязные» – уголь, сланцы, торф, дрова. А на Западе что-то бубнят насчет того, что нельзя нарушать Парижское соглашение по климату. Ортодоксы борьбы с «глобальным потеплением» призывают сделать выбор в пользу спасения климата, даже если придется остановить промышленность и постоянно терпеть холод.

Настало время для того, чтобы в начавшемся противостоянии глобализму денонсировать Парижское соглашение по климату. Оно не нужно России.

Фото: «экологическим» активистам нет дела до здравого смысла. Фото: REUTERS/Evelyn Hockstein