header
Остановить рост цен: опыт рыночного социализма в Белоруссии
"108226"
Размер шрифта:
| 11.10.2022 Политика  | Экономика 
2204
3.29
5
1
7
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 3.29
logo

Остановить рост цен: опыт рыночного социализма в Белоруссии

Что станет практическим выходом эксперимента?

https://t.me/fsk_today

Союзное государство России и Белоруссии демонстрирует уникальный опыт интеграции двух разных общественно-экономических систем. Александр Лукашенко 6 октября принял решение заморозить рост цен, подтвердив курс на реализацию в Белоруссии такой модели социально-экономического развития, как рыночный социализм.

Ввиду отсутствия разработанности государственной идеологии, концепт рыночного социализма («социально ориентированной рыночной экономики») ясен пока лишь в общих чертах. Он исходит из принципиально иной логики выстраивания социально-экономических отношений, чем та, которой руководствуются в РФ и других постсоветских республиках. Поэтому в рамках «белорусской модели» Лукашенко логичен и последователен. Хотя принятое им решение шокировало не только белорусских либеральных экономистов.

Решение о заморозке цен президент огласил 6 октября на совещании с руководством республики на тему инфляции. Повышение цен, по его словам, нивелирует усилия правительства по повышению жизненного уровня населения. Реальные доходы, по данным Белстата, оказались ниже прошлогоднего уровня почти на 3%, а рост потребительских цен за 8 месяцев составил 13,8%.

Совмин Белоруссии планирует по итогам года удержать инфляцию на уровне 19%, но глава Белстата сообщила, что по итогам года показатель «оценочно будет выше».

9 декабря 2021 года Александр Лукашенко подписал указ № 481 «О важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2022 год». «В частности, рост валового внутреннего продукта запланирован в размере 102,9% к уровню текущего года, реальных располагаемых денежных доходов населения 102%, инвестиций в основной капитал –  103,3%. Ожидается, что экспорт товаров и услуг вырастет на 6,3% к уровню 2021 года. Национальному банку совместно с Советом Министров поручено принять необходимые меры по ограничению в 2022 году инфляции на уровне 6%», – говорилось в официальном комментарии.

Однако ни Совмин, ни Нацбанк республики фактически не руководствуются официальным прогнозом, закреплённым президентским указом. Об этом и говорит обнародованная цифра 19% запланированной инфляции. В Белоруссии параллельно действует несколько официальных прогнозов и планов. Всё это указывает на перспективы очередной попытки заморозить цены.

Такие решения Лукашенко заявлял с первого же года своего президентства (1994). С тех пор Белоруссия была в пуле мировых лидеров по темпам инфляции. Десятилетиями она удерживала топовые позиции и по темпам обесценивания национальной валюты. Ослабление белорусского рубля в интересах экспортёров преподносилось как некое стихийное и нормальное явление вроде осенних дождей.

На самом деле и инфляция, и девальвация – явления рукотворные. У каждого из них есть фамилия и должность. Должностным лицам проще всего компенсировать ошибки госуправления размазыванием финансовой ответственности по всем, включая негосударственный сектор экономики и широкие слои населения.

На совещании Лукашенко озадачил правительство созданием системы госконтроля импорта. Её логическое завершение – государственная монополия на внешнюю торговлю, как в СССР. Заставшие те времена помнят состояние потребительского рынка, притом что возможности Советского Союза были несопоставимы с нынешними условиями бывшей Белорусской ССР.

Цены сами по себе не растут – их повышают. Главную роль в повышении цен, как и в закупках импорта, играет государственный сектор экономики. Для нивелирования инфляционно-девальвационной спирали, успехов в «импортозамещении» необходимо остановить государственные промышленные гиганты – ключевые потребители промежуточного импорта и кредитов.

«Вы представляете, какие мы идиоты?» – воскликнул президент Лукашенко, обращаясь к участникам «ценового» совещания.

Одной рукой чиновники и «красный директорат» повышают цены, чтобы выйти на запланированные показатели доходности, рентабельности, в конце концов – утверждённые планы роста номинальных зарплат (начисленных до вычета налогов) и реальных доходов (с поправкой на инфляцию). Другой рукой эти же деятели стучат по столу и требуют остановить рост цен, перекладывая ответственность на «внешние факторы» и внутренних врагов. Таковыми белорусский президент традиционно называет посреднические структуры. «Посредничества быть вообще не должно!» – приказал он в ходе совещания.

Борьбу с «необоснованным посредничеством» Лукашенко ведёт 28 лет. Вопрос в другом: какие новые решения в этой борьбе он намерен реализовать и будет ли от них экономический эффект?

Ведь «необоснованность» можно увидеть в чём угодно. И даже сейчас, когда, по словам Лукашенко, «цены достигли максимума», они продолжают рост после его окрика: «Дальше цены повышать нельзя – нигде – нет необходимости!»

Не секрет, что многие производители не продают свою продукцию напрямую – только через посредников. Таковых в цепочке от производителя автомобиля или косметики может быть с десяток и более. Каждый добавляет к товару свои транспортные, налоговые и прочие расходы, а также норму прибыли.

В советской политэкономии минимизация расходов и стоимости товара для конечного потребителя глубоко и всесторонне рассматривалась ещё с 1920-х годов. Успехи этой  политики были наглядно представлены в ценниках на советских товарах – они не менялись десятилетиями. Стаканы, ложки, бытовые приборы с ценой в советских рублях до сих пор в ходу. Ещё живы помнящие ежегодные снижения цен в сталинскую эпоху…

Чтобы реализовать свою уникальную модель, Советскому Союзу потребовалось радикально перестроить всю жизнь России. Революционным преобразованиям подверглись не только экономические, но и вообще все отношения. Советская Россия противопоставила себя миру, и она могла это себе позволить, опираясь на свои колоссальные сырьевые, интеллектуальные, трудовые ресурсы. Осколок той великой страны, Республика Беларусь, подобного позволить себе не может, и это ещё один очевидный факт.

Поэтому «ельциноиды», как их назвал Лукашенко, предрекают очередной провал затеи с попыткой командно-административными методами застопорить повышение цен. Да, такие методы работают, но у них есть предел эффективности.

Речь должна вестись не о косметических правках, а о принципах и состоятельности самой модели рыночного социализма. Таковая не только теоретически не доработана, но и, если судить по примеру РБ,  практически несостоятельна. Свидетельством тому не только провалы годовых, пятилетних и долгосрочных официальных планов социально-экономического развития, явленные в официальной статистике, но и локальные фрагменты функционирования «белорусской модели». Выглядит красиво, апеллирует к справедливости, но не работает.

Видимо, подписанная 6 октября директива президента Белоруссии № 10 «О недопустимости роста цен» будет компенсирована традиционными механизмами. Таковыми являются девальвация, которая снизит покупательную способность, а также запросы внешней «поддержки». Россия ежегодно оказывает таковую «сябрам» на $7-12 млрд. – кредитами, льготными ценами на сырьё, доступом к госзакупкам и т. д.

Директивой «вводится запрет на повышение цен и обязательства по безусловному насыщению внутреннего рынка товарами и услугами». Она предписывает Совмину «до 20 октября на основе предложений рабочей группы утвердить и ввести в действие систему регулирования цен, обеспечить эффективный контроль за ценовой дисциплиной».

Практическим выходом станут дефицит, рост цен и снижение потребления (индикатор уровня жизни). После этого на очередном совещании снова возникнет риторический вопрос: за что боролись?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.