header
Ирак: хождение по кругу
"20750"
Размер шрифта:
| 07.08.2012 Политика 
787 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Ирак: хождение по кругу

Затяжной внутриполитический кризис в Ираке ведет свой отсчет с марта 2003 года, когда Запад путем вооруженной агрессии насильственно сверг режим Саддама Хусейна. Первое время вся полнота власти (законодательной, судебной и исполнительной) принадлежала  американской оккупационной администрации под руководством Пола Бремера, которая отменяла и принимала иракские законы, карала и миловала, смещала и назначала. В 2004 году она «единодушно выбрала», точнее – назначила первого премьер-министра «нового свободного Ирака». Им стал Айяд Алляви, который немногим ранее решением П.Бремера был назначен председателем иракского Комитета национальной безопасности – структуры с задачей подавить сопротивление граждан страны иностранной оккупации, фактически занимавшейся внесудебными расправами с суннитами - бывшими генералами и офицерами армии и спецслужб, партийными функционерами и прочими «неугодными лицами». Впрочем, преследованиям подлежали не только сунниты, но и все те, кто «не приветствовал освобождение страны».

Кабинет Алляви проработал всего год, но результаты впечатляли: были репрессированы более 140 тысяч профессиональных военных, грамотных врачей, ученых, других квалифицированных специалистов, основная вина которых заключалась в членстве в отныне запрещенной партии БААС либо суннитском происхождении. Сотни тысяч людей спасали жизнь свою и своих близких, превратившись в беженцев и «перемещенных лиц». За этот же период были достигнуты и иные показатели: в 2005 году в розыск были объявлены сразу пять министров «первого независимого кабинета», обвиненных в хищении из казны 1,3 млрд. долларов (и это в условиях тотального контроля со стороны оккупационных сил). Среди них был и проживающий ныне в Иордании «первый министр обороны нового Ирака» Хазим Шаалян, который еще в конце 2004 года обещал «перенести бои на улицы Дамаска». В 2005 году премьером стал Ибрагим аль-Джаафари (естественно, шиит), однако и он не оправдал надежд заокеанских кукловодов. 

С апреля 2006 года премьер-министром Ирака является Нури аль-Малики, который постепенно сосредоточил в своих руках контроль над всеми силовыми структурами: он является Верховным главнокомандующим ВС Ирака, он же – министр внутренних дел, ему напрямую подчиняются руководители многочисленных спецслужб. Как отмечают оппоненты Н. аль-Малики, в нарушение п.5 ст.80 Конституции высших чинов вооруженных сил премьер назначает фактически самостоятельно и не представляет на утверждение в парламент. Показателен такой пример: назначенный в конце 2011 года временно исполняющим обязанности министра обороны Саадун ад-Дулейми (с 2008 года премьер являлся еще и главой военного ведомства) – суннит, и для непосвященных это должно было быть свидетельством перемен. Но при более пристальном рассмотрении выясняется, что этот человек, недавно возглавлявший институт стратегических исследований в Багдаде, в 1984 году (в разгар войны с Ираном), будучи офицером, дезертировал из армии и сбежал на Запад. Вернулся он сразу после «освобождения Ирака» и в 2005 году по рекомендации США стал министром обороны (сменив упоминавшегося Х.Шааляна), так что эта работа ему знакома…

На выборах 2010 года аль-Малики проиграл, но сохранил свой пост благодаря поддержке зарубежных могущественных покровителей. Такая ситуация повлекла кризис центральной власти, поскольку противостояние политических сил резко обострилось, а деятельность ветвей высшей власти оказалась если не полностью парализованной, то незаметной с точки зрения принятия эффективных решений, их реализации и контроля за исполнением. Президент Ирака Дж. Талабани пытается играть роль арбитра в урегулировании кризиса, но его полномочия ограничены настолько, что участвующие в схватке силы практически не обращают на него внимания. 

Вывод американских войск в декабре 2011 года знаменовал начало нового витка борьбы за власть: 19 декабря последняя колонна пересекла границу Ирака с Кувейтом, и на следующий же день Н.аль-Малики отдал распоряжение арестовать вице-президента Тарека аль-Хашеми – самого высокопоставленного на тот момент суннита, который открыто обвинял премьер-министра в узурпации власти и диктаторских замашках. Т. Аль-Хашеми был вынужден скрываться в Иракском Курдистане, в настоящее время он находится в Турции. Иракские власти выдали международный ордер на его задержание, а в самом Багдаде начался заочный суд «над террористом и убийцей». 

С устранением с политической арены Т.аль-Хашеми премьер стал «развивать успех»: он выбрал в качестве очередного объекта атаки другую видную суннитскую фигуру - вице-премьера Салеха аль-Мутлака, который был обвинен « в административных нарушениях». После этого противостояние между блоками «Государство закона» премьера Н.аль-Малики (шиит) и «Аль-Иракия» экс-премьера Айяда Алляви (тоже шиит) приняло острую форму: блок «аль-Иракия» (к которому ранее примкнули суннитские лидеры, руководствуясь принципом «из двух зол – меньшее») обвинил Н.аль-Малики в «проведении диктаторского курса, принятии решений без учета мнения других политических сил страны, злоупотреблении властью и нарушении законов». Оппозиция заявила о приостановке участия в заседаниях парламента и в правительстве и потребовала вынести вотум недоверия премьер-министру. Рассмотрение многих важных законопроектов, в том числе касающихся нефтяного сектора, постоянно откладывается.

Сомнительная дееспособность правительства и нарастающее напряжение в обществе стали факторами, способствующими консолидации оппозиционных сил, которые приступили к привлечению новых союзников и координации усилий по отрешению премьера Н.аль-Малики от власти. 28 апреля 2012 года за одним столом собрались бывший премьер А.Алляви, действующий спикер парламента У. ан-Нуджейфи, влиятельный шиитский клерикальный лидер М. ас-Садр, президент Курдистана М. Барзани и другие политики рангом помельче. По итогам встречи собравшиеся в ультимативной форме потребовали от премьер-министра соблюдать конституцию и до 17 мая назначить независимых руководителей силовых министерств и принять иные «реальные действия по достижению национального консенсуса». Н.аль-Малики это обращение проигнорировал, вызвав тем самым новый всплеск активности оппозиционных политических сил.

Так, спикер Совета представителей Усама ан-Нуджейфи объявил о намерении депутатов из числа противников премьер-министра вызвать последнего в парламент для «допроса», после чего может состояться голосование, которое и решит его судьбу. Правящая коалиция сначала отреагировала неоригинально, обвинив спикера в нарушениях и вяло потребовала его замены. Однако затем Н.аль-Малики перешел к более решительным действиям и призвал к досрочным выборам (очередные парламентские выборы в Ираке намечены на 2014 г.) в качестве средства для выхода из «нынешнего политического тупика», явно намекая, что имеет право инициировать через президентский совет роспуск парламента.

Угроза не возымела ожидаемого воздействия, поскольку оппозицию перспектива роспуска парламента не только не испугала, но побудила ряд партий начать массированную кампанию по привлечению на свою сторону новых сторонников из числа недовольных своей жизнью, а таких в Ираке предостаточно. Тем не менее оппозиции пока так и не удалось заручиться официальной поддержкой необходимого для вотума недоверия премьеру количества голосов депутатов (по конституции для этого требуется собрать как минимум 164 подписи, всего в парламенте 325 мест). Причина - блоки Н.аль-Малики и А.Алляви располагают практически равным представительством (примерно по 90 кресел), около 100 мандатов распределены между многочисленными политическими партиями, которые либо не определились, либо постоянно меняют свое отношение к данному вопросу. 

В этих условиях резко возросла роль еще одной важной фигуры – Муктады ас-Садра (опять шиит), движение которого имеет в парламенте 40 мест. 4 июля М. ас-Садр выступил с предложением прекратить политическое противостояние и призвал правительство Ирака (то есть премьера Н. аль-Малики) признать свою вину за увеличение человеческих жертв и провал попыток обеспечить безопасность граждан и назначить руководителей в силовые министерства с выводом их из-под прямого руководства премьер-министра. 8 июля г-н Муктада подтвердил готовность поддержать голосование по вотуму недоверия Н.аль-Малики при условии, если оппозиция подтвердит наличие 124 голосов. При этом он раскритиковал предложение «вызвать Н.аль-Малики на допрос» и ограничился призывом сократить срок полномочий премьер-министра с трех сроков до двух. 

Через три дня официальный представитель партии президента Иракского Курдистана М.Барзани заявил, что блок «аль-Иракия» и курдские ведущие политические силы заручились поддержкой 150 депутатов и они ожидают реальных действий от М. ас-Садра для вызова премьера на допрос и последующего голосования по его отставке. Внятной реакции и тем более практических действий не последовало, и это объяснимо. Муктада, который позиционирует себя как лидер всех иракских шиитов, регулярно посещает Иран, где он получил теологическое образование и жил долгое время. Как считают многие специалисты, в ходе «консультаций» иранцы всячески призывают его не допустить отставки Н. аль-Малики, с которым у Тегерана сложились очень хорошие отношения. 

Главная проблема заключается в отсутствии национального согласия в определении существующих проблем и путей их решения, а также влиянии внешних сил (но это тема отдельного исследования). В Ираке сложилась ситуация, когда, как говорят сами арабы, «на двоих – три партии». Даже если исключить из длинного списка политических сил и организаций карликовые, не имеющие никакого влияния на события, и оставить лишь ведущие блоки, картина мало изменится – на Востоке порядок традиционно зиждется на Лидере, вожде с харизмой, твердой рукой и железной волей. Такого сегодня не видно, и потому все попытки договориться заканчиваются ничем, едва начавшись. 

К примеру, намеченная на 7 апреля Всеиракская конференция национального согласия не состоялась потому, что стороны не смогли согласовать даже повестку работы. 23 июня около 150 вождей и политических деятелей из провинций Таамин, Нейнава и Салах эд-Дин по инициативе А.Алляви созвали конференцию, направленную на смещение премьер-министра Н. аль-Малики. Поскольку «граждане осознали угрозу этого правительства», на этом и остановились. На 7 июля в Багдаде был запланирован Всеиракский съезд вождей и лидеров племен с участием более 1200 человек: мероприятие было отменено за один день до его начала с формулировкой «по техническим причинам – не всем участникам вовремя вручили пригласительные». 

Между тем недовольство результатами правления Н.аль-Малики действительно приобрело массовый характер: даже поддерживающие его не могут не признать, что страна погрязла в тотальной коррупции, уровень жизни в некогда благополучном Ираке снизился до уровня слаборазвитых стран. Безработица в некоторых провинциях достигает 40%, в стране с гигантскими запасами энергоносителей ощущается нехватка бензина и дизельного топлива, происходят постоянные перебои с подачей электроэнергии, безудержный рост цен, развал системы здравоохранения и образования. Особенно удручающе выглядит ситуация в области безопасности: в ряде районов страны террористические акты и убийства госслужащих, религиозных деятелей, сотрудников армии и полиции, да и просто обычных граждан стали обыденным явлением. Так, в июне 237 человек были убиты, 603 получили ранения, июль стал самым «кровавым» месяцем за последние два года (только за один день 23 июля в Ираке погибло, по официальным данным, 107 человек). 

Конечно, было бы несправедливо утверждать, что во всем этом виноват Н. аль-Малики, но фактом остается отсутствие заметных улучшений, хотя у премьера было достаточно времени и средств, чтобы добиться ощутимых результатов. Косвенным признанием неспособности справиться с волной насилия, а также закамуфлированной оценкой профессиональных качеств нынешних силовиков можно считать недавнее решение Н. аль-Малики прекратить преследования и объявить набор в армию офицеров «прежнего режима», желающих вернуться на военную службу (правда, в «старом звании» не выше подполковника) с целью «использования их навыков, опыта и умения». 

Оппозиция между тем выдвигает все новые претензии, от сравнительно мелких (некий юрист установил, что нынешний государственный гимн Республики Ирак не прошел юридической процедуры официального согласования и был утвержден в 2003 году приснопамятным гражданином США П.Бремером) до обвинения Н.аль-Малики в игнорировании закона о формировании регионов и ст. 118 Конституции, согласно которой правительство обязано провести по запросу властей провинций соответствующие референдумы, регламентирующие раздел полномочий. Последний момент более чем серьезен и может иметь катастрофические для центральной власти последствия, поскольку речь в конечном итоге идет о единстве страны, и за примерами ходить далеко не надо.

Иракский Курдистан все меньше оглядывается на Багдад и де-факто обрёл самостоятельность в мировой политике и экономике. С мая 2012 года власти Эрбиля начали поставки нефти в Турцию напрямую, без участия федерального правительства. Анкара не только игнорировала протесты Багдада, но заявила о том, что в ближайшее время в Иракский Курдистан прибудет министр иностранный дел для «обсуждения перспектив двустороннего сотрудничества». За последние 2-3 года курдские власти заключили в обход Багдада более 40 крупных контрактов с иностранными компаниями, и эта тенденция набирает силу: в последнее время в число партнеров вошли такие гиганты мировой добычи нефти, как американские компании «Экксон» и «Шеврон», а также французская «Тоталь». Они игнорировали официальные предостережения Багдада и предпочли Курдистан югу Ирака, поскольку там созданы благоприятные условия для ведения бизнеса, налажена нормальная жизнь с необходимой инфраструктурой и, самое главное, там гораздо безопаснее и существуют правила, которые соблюдают все стороны. 

Пример оказался заразительным, и это неудивительно. Власти самой богатой нефтью провинции страны (Басра) ставят вопрос достаточно остро: они прямо говорят о «несправедливом распределении доходов от нефти, добываемой на юге» - а это более 75% бюджета страны. Действительно, Басра получает лишь 1 доллар от каждого добытого барреля, и власти провинции уже подали в суд на министерство нефти, обозначив минимальный предел своей доли (для начала) в 3 доллара. Если правительство не пойдет навстречу, то следующим шагом может стать рассмотрение практических мер по созданию Конфедерации Юга Ирака в составе четырех провинций (Мусанна, Зи Кар, Майсан и Басра). Координационная встреча уже была проведена в Басре 31 мая, и на ней открыто прозвучало явное недовольство тем, что Багдад заключает контракты без участия местных властей и даже без учета мнения руководства провинций. По мере приближения выборов в местные органы власти, намеченных на январь 2013 года, эта проблема, несомненно, будет привлекать все большее внимание потенциальных кандидатов, и Багдад будет вынужден реагировать, ведь цена вопроса – многие сотни миллионов долларов. 

Многие иракцы задаются вопросом: куда уходят деньги от продажи нефти? То, что значительная часть бюджета банально разворовывается, удивления не вызывает, но их интересует – где предел? При этом неофициально все чаще встает вопрос (который федеральные власти по понятным причинам не желают замечать): почему американские и британские нефтяные корпорации фактически захватили готовую инфраструктуру и качают нефть, начиная с 2004 года в размерах, ограниченных только пропускной способностью трубы и экспортных терминалов? Ответ, по-видимому, нужно искать за океаном: операция «Свобода Ирака» (надо отдать должное изощренности авторов названия) стоила более триллиона долларов, и эти деньги надо не просто вернуть, но и получить прибыль – а иначе зачем все было затевать?

Парадоксально, но факт: уход Н.аль-Малики с поста премьера не только не станет решением кризиса, но еще больше осложнит ситуацию в области политики и безопасности в Ираке. Если оппозиции удастся инициировать вотум недоверия премьер-министру, то, согласно Конституции, страна останется вовсе без правительства, поскольку оно должно уйти в отставку, а новое быть создано в течение 45 дней. Исходя из оценки положения в сегодняшнем Ираке, можно утверждать: формирование дееспособного правительства в такое короткое время нереально, что означает наступление полного вакуума на уровне высшей исполнительной власти, причем на неопределенный срок. Наконец, нельзя не отметить еще один фактор, который говорит сам за себя: благодаря своей невероятной изворотливости Н. аль-Малики сумел одновременно заручиться поддержкой как Вашингтона, так и Тегерана. То, что он не пользуется поддержкой большинства граждан своей страны, в расчет можно не принимать – в политике такое не редкость. Иракская драма продолжается…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.