header
Миграционный кризис в Европе и его заказчики (II)
Размер шрифта:
| 17.09.2015 Политика 
3348 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Миграционный кризис в Европе и его заказчики (II)

Часть I

Подарок для бизнеса

Нынешняя миграционная волна  является  беспрецедентной. На Европу движется хорошо организованный поток беженцев, вызванный главным образом событиями в Сирии, откуда   в соседние страны уже выехало более 4 млн. человек. По данным Агентства ООН по делам беженцев, за последнюю четверть века это самый серьёзный кризис такого рода [1]. В Европу с начала года  прибыло более 500 тыс. человек, а  за один только месяц – август - было зарегистрировано 156 тыс. беженцев. По оценкам, в этом году  на северное побережье Средиземноморья может переместиться до 1 млн. мигрантов [2]. 

Характерно, что, описывая трудности беженцев, СМИ замалчивают вопрос о том, кто финансирует и организует эти  потоки и почему  большую часть переселенцев составляют здоровые молодые  мужчины, умело прорывающие цепи сдерживания на границах. В последнее время, правда, стала появляться информация   о спонсорах переселения, позволяющая говорить об искусственном характере кризиса. В частности, австрийские журналисты со ссылкой на источники в спецслужбах сообщили, что к этому причастны американские организации и фонды, оплачивающие услуги «гидов», переправляющих мигрантов в Европу. Другие журналисты называют «правозащитные организации», финансируемые Ротшильдами. А сербское издание Pecat, изучив детали  проходившего в течение месяца хорошо организованного выезда косовских албанцев (причины которого  никто не мог   объяснить), выдвинули версию, что за этим стоит «Исламское государство» (ИГ), поставившее задачу направить 4 тыс. бойцов в Западную Европу (2 тысячи из них уже прибыли на место)[3].

Характерно также, что  резко изменилось отношение к беженцам и сама тональность СМИ. И раньше мигранты переживали трагедии, поскольку  нелегальная миграция  не прекращалась с самого начала войны в Сирии, но никто не проявлял о них такую  заботу. А тут ситуация изменилась. Как пишет сирийский журналист и писатель Мустафа Аль-Микдад, «теперь, когда их террористическая война против нас истощила большую часть наших ресурсов,  организация иммиграции нашей молодёжи начинает приобретать большой размах, что толкает на мысль о подготовке нового плана, нацеленного на то,  чтобы лишить Сирию  её человеческого и научного потенциала,   играя при этом перед лицом западного общественного мнения на чувствительных струнах «невыносимых страданий мигрантов»… Возможно, они даже примут специальные правила,  применимые только к «сирийским мигрантам»… Кажется, это последний шаг, действительно способный  лишить Сирию той возрастной категории, которая может победить терроризм  и восстановить страну; а это означает продолжение воинствующей западной политики уже другими средствами…» [4].

Стала вырисовываться общая картина происходящего. Выявляется двойная стратегия европейского правящего класса в «миграционном кризисе»: сконцентрировать в центре Европы полезных  экономических мигрантов, перенаправив радикальные элементы так называемых спящих агентов ИГ в Восточную Европу.    

Хотя СМИ и говорят о  слабости брюссельской бюрократии  и о её страхе перед наплывом потока беженцев, для европейского крупного бизнеса это настоящий подарок или «чудесный сюрприз», позволяющий заполучить дешевую рабочую силу в преддверии соглашения о ТТИП. Как написал А.Рар, «сейчас беженцев будут носить на руках».

Деловые круги Германии единодушно поддержали приём мигрантов. Так,  президент Федерального объединения немецкой промышленности (BDI), член Бильдербергского клуба Ульрих Грилло, ещё в конце 2014 г. заявил, что Германия уже давно является страной мигрантов и должна ею остаться [5] (кстати, именно Грилло осудил немецких промышленников за симпатии к России,  заявив, что  позиция немецкой экономики по важнейшим вопросам внешней политики всегда была важным фактором в международных отношениях [6]).

Ему вторит  министр экономики ФРГ и вице-канцлер Зигмар Габриэль, заявивший, что наплыв мигрантов поможет Германии справиться со старением населения и кадровым голодом в ряде отраслей. «Если нам удастся быстро научить тех, кто приезжает к нам, и привлечь их к работе, то мы решим одну из основных будущих проблем нашей экономики – недостаток квалифицированных рабочих» [7]. В интервью немецкому общественному телеканалу ZDF он указал, что в течение нескольких ближайших лет Германия сможет принимать по меньшей мере 500 тысяч беженцев ежегодно («Я в этом не сомневаюсь. Может быть, мы сможем принять и больше беженцев»). Действительно,  только в этом году Германия, как ожидается, примет от 800 тысяч до 1 млн. беженцев, что в четыре раза больше, чем в 2014 г. [8]

Показательно, что и Ангела Меркель, назвав приток мигрантов в Европу ошеломляющим и указав, что этот процесс изменит Германию, в то же время  пообещала ускорить процедуру предоставления убежища и выделить дополнительные средства на помощь беженцам, к чему она призвала и другие страны [9].

По признанию немецких аналитиков, в 2030 г. в ФРГ понадобятся  6 млн. рабочих мест в  таких сферах, как гостиничный бизнес, логистика, здравоохранение и забота о престарелых.  BDI же указывает, что при безработице в 6,4% в стране не хватает 140 тысяч инженеров, программистов и техников. В системе   профессионально-технического обучения, в которую вовлечено большинство предприятий страны,  не заполнены 40 тысяч мест. А аналитический центр Prognos указывает, что, в случае если  ничего  не  изменится, дефицит  рабочих  увеличится   до  1,8 млн. к 2020 г. и до 3,9 млн. к 2040 г. [10] Есть и такие прогнозы, что к 2030 г. немецкая экономика столкнётся с нехваткой 10 млн. работников.   

В этих условиях те 10 млрд. евро, которые собираются потратить в Германии на приём беженцев в 2016 г. (за счёт профицита бюджета, составляющего более 21 млрд. евро),   не представляются такой уж  большой нагрузкой [11]. Что же касается  интеграции их в трудовую деятельность, то предполагается расширить  действующую с 2013 г.   программу  The Job of my Life, разработанную  для ищущих работу в ЕС, с языковыми курсами и изучением ремесла. Уже сейчас, как указывает Грилло, на местном уровне всё большее число компаний открывают двери для новых поступающих. Бизнес подготовил список предложений для ускорения процедуры признания профессиональной и образовательной квалификации и предлагает финансировать изучение языка.

Подготовлены морально и сами немцы. Согласно опросу ZDF, если в июле в поддержку беженцев выступало 54% немцев, то в августе – уже 60%. А по данным журнала «Шпигель», в конце августа  половина немцев хотела, чтобы Германия приняла ещё больше беженцев.

Кому вершки, а кому корешки, или  Порядок по-немецки    

По мере того как беженцы прибывали в Европу, СМИ активно обрабатывали европейцев в духе терпимости и гостеприимства, не гнушаясь идти даже на фальсификации (как в случае с фабрикацией фотографии сирийского ребёнка, выброшенного на турецкий берег [12]). Еврокомиссия не уставала напоминать  о моральном долге,   Женевской конвенции и Хартии основных прав ЕС. Особым красноречием отличился Ж.-К.Юнкер, произнёсший в Европарламенте проникновенную речь о Европе как «стабильной гавани и месте надежды». Парламентарии встретили эту речь  аплодисментами.  В итоге Европарламент призвал поставить солидарность в центр союзной политики и создать «гармоничную и эффективную систему убежища в масштабах ЕС  в целях справедливого распределения просителей убежища».

А дальше началась проза. Заявив о моральном долге  всех 28 стран за систему приёма, А.Меркель и премьер Швеции  потребовали разделения ответственности [13]. С таким планом выступили Бонн и Париж,  который был оглашён Ж.К.Юнкером и  одобрен Европарламентом. 

Он    предусматривает   порядок распределения 160 тыс. беженцев (120 тыс. из Италии, Греции и Венгрии и 40 тыс. уже присутствующих в Европе) между 22 странами, при котором  26% принимает Германия, 20% - Франция, 12% - Испания. При этом система квот должна быть обязательна к исполнению («нам не нужна поэзия», заявил Юнкер), и к странам, отказывающимся принять беженцев, могут быть применены финансовые санкции. План этот представлен как срочная мера, после которой будет выработан «постоянный механизм примирения». Объявлено  также о создании специального фонда в размере 1,8 млрд. евро на случай будущих кризисов [14].

Однако, принимая этот план, Германия подстраховалась в целях обезопасить себя от радикальных элементов. В   разгар «миграционного хаоса» еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер заявил, что в Конституцию ФРГ должны быть внесены изменения, которые ускорят принятие решения как о предоставлении статуса беженцев, так и об отказе в таковом.  При этом второй вариант будет касаться только мигрантов из так называемых безопасных стран, к числу коих отнесли те, где нет военных конфликтов:все страны ЕС, Гану, Сенегал, а также балканские страны – Сербию, Македонию, Боснию-Герцеговину, Черногорию, Албанию и Косово. А выходцы из Балкан, включая албанцев, составляют 40% прибывших сюда беженцев и, соответственно, им либо откажут, либо отправят их на родину [15].

Вопрос о квотах сплотил  Германию и Францию, но вызвал оппозицию  у членов Вышеградской группы, не имеющих опыта размещения беженцев и не желающих принимать у себя  указанное их количество.   Однако у немцев  достаточно способов давления на соседей. 13 сентября Берлин ввёл паспортный контроль на границе с Австрией, приостановив   своё участие в Шенгенском соглашении. Это   произвело впечатление, тем более что немецкий министр внутренних дел заявил, что данная мера коснётся всех границ страны. В итоге решение вопроса  о квотах перенесли на рассмотрение на чрезвычайном совете министров внутренних дел и юстиции 14 сентября, но и там не пришли к согласию.  Теперь вопрос будет рассмотрен на чрезвычайном заседании Европейского совета,   которое должно состояться в 20-х числах сентября.

 * * *

Тем временем 12 сентября известный идеолог глобализма, член Бнай Брит и Представительного совета еврейских учреждений Франции (CRIF) Жак Аттали дал интервью  бельгийской газете Lesoir, в которой он приветствовал грядущее смешение национальностей и рас: «С того момента, как мы признаём, что свободы являются фундаментальными, первой из них становится свобода передвижения, - заявил Аттали… - Эти люди превратят Европу в первую в мире державу… Происходящее с мигрантами приведёт к строительству более сплочённой и могущественной  Европы… Их приезд  - это немыслимый шанс, так как он изменяет европейскую демографию…» [16].

[6] gordonua.com 
[7] lenta.ru
[9] Статус беженца позволит оставаться в стране в течение 3 лет, после чего человек может подать заявку на получение постоянного вида на жительство.
[10]  lenta.ru
[13] bbc.com
[14] bbc.com
[15] bbc.com
[16] lesoir.be
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.