ЕАЭС. Белорусско-киргизские сложности и готовность работать
3175

ЕАЭС. Белорусско-киргизские сложности и готовность работать

Заседание Высшего Евразийского экономического совета ЕАЭС и сессия Совета коллективной безопасности ОДКБ, состоявшиеся 26 декабря в Санкт-Петербурге, вызвали так много отзывов и слухов, что с оценкой их итогов, может быть,  стоило бы повременить.

Впрочем, о главном можно сказать уже сейчас: президенты Армении, Казахстана, Кыргызстана и России обсудили в городе на Неве наиболее актуальные вопросы, связанные с дальнейшим развитием евразийской интеграции, а также перспективные направления развития Союза. В рамках встречи главы четырёх государств Евразийского экономического союза (ЕАЭС) подписали Таможенный кодекс ЕАЭС, который вступит в силу 1 июля 2017 года.

Некоторые комментаторы, правда, главным сочли не это, а отсутствие на петербургском форуме президента Беларуси А.Лукашенко. Так, Арсений Сивицкий из Беларуси,  который недавно объявлял, что «Кремль в 2017 году собирается предпринять мероприятия по стратегическому развертыванию своей военной группировки на белорусской территории, что для Беларуси будет означать военное вмешательство России», на этот раз решил объяснить   отсутствие на форуме президента Лукашенко тем, что Кремль, оказывается, хочет «подменить экономическую интеграционную повестку в отношениях с Беларусью на военно-политическую» и к тому же пробует «втянуть ряд постсоветских государств, включая Беларусь» в геополитическое противостояние с Западом.  

Соответственно, отказ Александра Лукашенко приехать в Санкт-Петербург Арсений Сивицкий (в Минске он директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований) предлагает считать протестом против проводимой Кремлём политики. 

Охотники присоединяться к таким мнениям спешат подтвердить их  нефтегазовыми спорами между Минском и Москвой, проблемами белорусского реэкспорта, критикой ЕАЭС, звучавшей из Минска в последние недели.  Так, 9 декабря, на заседании правительства А.Лукашенко потребовал, чтобы при принятии Таможенного кодекса ЕАЭС обеспечивались национальные интересы Белоруссии, обратившись при этом к министру финансов Владимиру Амарину: «Если проигрываем, как я понял из вашего доклада, тогда зачем нам такой союз?»  Затем в день работы форума в Санкт-Петербурге председатель нижней палаты Национального собрания Белоруссии Владимир Андрейченко вдруг заявил: «Не отвечает нашим интересам и ситуация в отношении ЕАЭС. С момента запуска ЕАЭС с 1 января 2015 года не принято фактически ни одного серьезного экономического решения. Складывается ощущение, что экономический союз превращается в чисто такой политический проект». 

Эти участившиеся упрёки по адресу Москвы стали  сопровождаться жестами, которые должны говорить о «многовекторности» Беларуси. Так, за два дня до встречи в Санкт-Петербурге, куда он не поехал, президент А.Лукашенко тепло беседовал в Минске с зампредом Парламентской ассамблеи ОБСЕ Кентом Харстедом, а мне вдруг вспомнилось, как  приседал когда-то в реверансах перед Евросоюзом Янукович – теперь он приседает в Ростове-на Дону, несмотря на то, что Европа дала ему накануне переворота свои гарантии…

Принимающая сторона евразийского форума отнеслась к отсутствию президента Беларуси на встрече с пониманием, отметив, что все подписываемые документы согласованы с белорусскими партнёрами.

Ещё одной  «громкой» новостью из Санкт-Петербурга стал слух о том, что Таможенный кодекс ЕАЭС якобы «не подписал» президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев. В течение получаса официальные СМИ «выдали»  два противоположных сообщения: Кыргызстан отказался подписать согласованный ранее документ, и Кыргызстан всё же подписал. С точки зрения качества коммуникаций это, конечно, большой минус, ибо противники ЕАЭС такие моменты не пропускают. Не пропустили и в этот раз, запустив «утку» о провале заседания.

В действительности же возникла техническая заминка, связанная с необходимостью уточнения замечаний Кыргызстана. Председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян сообщил, что со стороны Киргизии не подписано только Заявление о выстраивании совместной внешнеэкономической деятельности. «Это связано с тем, что наши кыргызские коллеги предлагают уточнить формулировку относительно приоритетности снятия барьеров на внутренних рынках. Остальные все документы президенты подписали».

Технически-информационную ошибку в Москве назвали «нормальной рабочей ситуацией». Дмитрий Песков отметил, что каждая страна заботится о своих интересах и гармонизация интересов всех участников - сложный процесс. При этом основные положения Таможенного кодекса согласовали до саммита в Петербурге. Д.Песков также выразил уверенность, что документ рано или поздно вступит в силу, поскольку кодекс жизнеспособный, и альтернатив ему нет. «Документ – это тот стакан, который скорее полон, чем полупустой», - резюмировал пресс-секретарь российского президента.

В самой Киргизии эксперты (Сергей Масаулов) считают причину произошедшего сбоя неверным процедурным рассмотрением документа киргизской стороной. Изучение Таможенного кодекса долго откладывали, после чего пришлось работать в экстренном режиме. Многие вопросы остались вне тщательной экспертизы; как результат – фитосанитарные проблемы на кыргызско-казахстанской границе и информационный сбой на саммите.

Надо отметить, что выступая перед прессой и указав на «негатив, который временами даже превалирует», Алмазбек Атамбаев не стал детализировать проблематику публично, что часто делал в последнее время, а сказал, что эти проблемы он «хотел бы озвучить позже…  в узком кругу». Как-никак в 2017 году председательство в ЕАЭС переходит к Кыргызстану, что должно отразиться и на состоянии экономики республики. 

Создаваемый Союз - живой организм, и возникающие трения лишь подтверждают это. Экономическая привлекательность нового Союза видна уже в том, что к ЕАЭС стремятся примкнуть Таджикистан, Иран, Египет, Индия, ведутся переговоры с Сингапуром и с Вьетнамом. С «мёртвым проектом» такого не бывает. 

Взаимная критика - закон жанра публичной дипломатии. А манера критики - всего лишь отражение традиций конкретного субъекта интеграции. Главное, что, невзирая на экспромт Лукашенко и «неподписную стойкость» Атамбаева, результат есть: подписан Таможенный кодекс, над которым вместе работали три года. Переход на электронную документацию и перевод ряда таможенных компетенций в наднациональный орган свидетельствуют, что интеграция расширяется, пусть даже не без трудностей. И без сомнения, отсутствующая пока на документе подпись белорусского президента тоже появится.

Кроме того, в Санкт-Петербурге шёл серьёзный разговор о создании общих энергетических рынков, о разработке концепции формирования общего финансового рынка ЕАЭС, о либерализации по ряду секторов услуг, о формировании общего электроэнергетического рынка ЕАЭС, об основных направлениях и этапах реализации транспортной политики союзных государств. В целом итоги встречи в Санкт-Петербурге положительны настолько, насколько это было возможно.  

Страны-члены ЕАЭС признают наличие проблем, сознают их значение и подтверждают, что хотят и способны над ними работать. Даже перенос выборов генерального секретаря ОДКБ на апрель - тому свидетельство, ведь решать такой вопрос без белорусов было бы некорректно. ЕАЭС уже не грудной ребёнок, он ходит самостоятельно, а навыки работы в рамках новой интеграционной модели приобретаются быстро.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.