Президент Ирана в Москве: сверка часов и нацеленность на прорыв
1172

Президент Ирана в Москве: сверка часов и нацеленность на прорыв

28 марта прибывший в Москву с официальным визитом в сопровождении представительной делегации президент Исламской Республики Иран Хасан Роухани провёл переговоры с президентом России Владимиром Путиным. Главы государств обсудили широкий круг актуальных международных вопросов и сконцентрировались на перспективах расширения двусторонних торгово-экономических и инвестиционных связей, прежде всего в сфере энергетики и развития транспортной инфраструктуры.

Президент России считает переговоры с иранским коллегой «обстоятельными и результативными».

По итогам встреч на высшем уровне в российской столице было подписано 14 соглашений о сотрудничестве между двумя странами в самых различных областях – отмены визового режима для туристов,  торговли электроэнергией, физической культуры и спорта, строительства жилья и общественных услуг и других.

Среди подписанных документов следует отметить соглашения о сотрудничестве в области связи и информационных технологий; между железными дорогами Ирана и России; между Организацией атомной энергии Ирана и Росатомом; между Национальной нефтяной компанией Ирана и Газпромом; между Палатой по торговле, промышленности и рудников Ирана и Россконгрессом, а также соглашение об изучении возможности электрификации железнодорожного пути от Гармсара до Инча Бруна.

Были также заключены соглашения о сотрудничестве между представителями частных секторов Ирана и России. 27 марта переговоры с иранской делегацией провёл премьер-министр Д. Медведев.

Подготовка к визиту широко обсуждалась в иранских СМИ, и некоторые местные эксперты и журналисты даже называли его историческим. Посол Ирана в Москве Мехди Санаи полагает, что «прочные политические, экономические, научные, оборонные, атомные взаимоотношения, общие интересы на Ближнем Востоке, Центральной Азии, Каспийском море сблизили Россию и Иран больше, чем когда-либо в прошлом». Немаловажное значение имеют вопросы выполнения Совместного всеобъемлющего плана действий по решению так называемой иранской ядерной проблемы, оборонное сотрудничество, взаимодействие в топливно-энергетической сфере, подключение Ирана к евразийским интеграционным и коммуникационным проектам. Владимир Путин рассказал о том, что на переговорах обсудили внедрение банковских операций в национальных валютах и создание зоны свободной торговли Евразийский союз – Иран. Стороны поддерживают договорённости нефтедобывающих стран по стабилизации глобального энергетического рынка и обеспечению устойчивого экономического роста. Обсуждались строительство транспортного коридора «Север-Юг» и ситуация в Афганистане, вызывающая всё большую тревогу, и, разумеется, сирийский кризис. Согласно некоторым источникам, могла быть затронута также тема нагорно-карабахского конфликта, имеющего в последние годы явную тенденцию к эскалации. Ожидается, что в текущем году в ходе форума в Астане будет, наконец, принята Конвенция о статусе Каспийского моря.

«Россия и Иран, констатируя важное значение… Совместного плана [имеется в виду Совместный всеобъемлющий план действий, подписанный 14 июля 2015 года «шестёркой» международных посредников и Ираном. – Ред.] в качестве многостороннего международного документа, получившего одобрение Совета Безопасности ООН, подчеркнули необходимость полного выполнения всеми сторонами своих обязательств по данному документу», – отмечается в совместном заявлении лидеров двух стран. Они также сошлись во мнении, что Договор о нераспространении ядерного оружия является основой для наращивания усилий по разоружению. Кроме того, Путин и Роухани обсудили в ходе встречи борьбу с терроризмом, которая будет продолжена «до конца террористических действий во всем регионе».

Визит Хасана Роухани стал логичным этапом развития разнопланового двустороннего диалога, призванного улучшить качество российско-иранских взаимосвязей.

В минувшем феврале заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков отмечал: ни одна третья страна не сможет повлиять на связи и сотрудничество между Москвой и Тегераном в различных областях: «Отношения моей страны с Ираном не зависят от каких-либо внешних воздействий. Наша позиция заключается в том, что Иран является надежным, стабильным партнером, близким соседом. Общность интересов в Сирии, единство или сходство подходов по многим ключевым вопросам региональной безопасности предполагают дальнейшее политико-дипломатическое, военно-политическое и торгово-экономическое сближение России и Ирана».

«Этот визит показывает то, какое значение занимает Россия во внешней политике Ирана. Для России Иран является одним из их самых важных политических союзников, – считает директор Центра стратегических и дипломатических исследований в Университете Южной Флориды Мохсен Милани. – Иран играет ключевую роль в долгосрочной стратегии Путина по достижению статуса главного игрока на Ближнем Востоке». Очевидно, что не менее справедливо и обратное утверждение. Российско-иранский товарооборот в 2016 году по сравнению с 2015-м возрос почти вдвое (хотя по-прежнему имеет громадный потенциал к увеличению – до 10 млрд долл.), растёт, хоть и медленно, туристический поток в обе стороны, российские системы вооружений вносят заметный вклад в обеспечение национальной безопасности Ирана на фоне обостряющихся отношений этой страны с администрацией Дональда Трампа. В частности, в ходе взаимных визитов глав оборонных ведомств были достигнуты соответствующие договорённости. В России неоднократно выражали заинтересованность в продаже Ирану различных типов современных вооружений и в проведении совместных военных учений. Министр обороны Ирана Хосейн Дехкан заявлял, что сотрудничество двух стран в оборонной сфере является одним из центральных компонентов двусторонних связей. В конце февраля представители внешнеполитических ведомств России и Ирана выступили решительно против развития ракетного потенциала США. Стороны подчеркнули, что расширение возможностей США по проведению глобальных ракетных операций без учёта интересов безопасности других стран является неприемлемым. Глава Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями М. Ульянов подчеркнул, что Тегеран и Москва разделяют общие позиции и взгляды по решению ключевых вопросов международной безопасности.

В понедельник, 27 марта, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что Россия может «на временной основе» использовать базы ИРИ в интересах борьбы с террористами в Сирии. В контексте незатухающего конфликта на территории САР эффективное взаимодействие Москвы, Тегерана и тех, кто их поддерживает (как в воздухе, так и на земле), имеет ключевое значение. Успешное сотрудничество на Ближнем Востоке способно стать фактором более тесной совместной работы сторон по урегулированию ряда открытых либо латентных региональных конфликтов (Нагорный Карабах, Афганистан).

По материалам СМИ

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.