Власти Сербии готовы к окончательному решению судьбы Косово
1603

Власти Сербии готовы к окончательному решению судьбы Косово

Во исполнение семи пунктов бундестага

Конец июля – начало августа, время отпусков и традиционного политического затишья, оказалось для Сербии неожиданно насыщенным. В политической жизни страны происходят очень серьёзные перемены. Если угодно, это смена парадигмы. И в первую очередь она касается отношения властей к Косово и Метохии. 

Сначала в проправительственной газете «Блиц» вышла большая статья президента Александра Вучича «Почему нам нужен внутренний диалог о Косово». В течение недели на ту же тему в центральных СМИ высказались министр иностранных дел и первый вице-премьер Ивица Дачич, вице-премьер и министр торговли Расим Ляич, президент Сербской академии наук и искусств (САНУ) Владимир Костич, выдающийся сербский писатель и драматург, один из самых уважаемых в стране «независимых интеллектуалов» Душан Ковачевич. 

Некоторые детали их выступлений разнятся, но общий смысл один: нельзя больше делать вид, что Косово и Метохия – обычная часть Сербии, как, скажем, Шумадия или Мачва, и что управляется она из Белграда. На Косово есть своя власть, эта власть находится в Приштине, и с этим надо считаться как косовским сербам, так и Белграду. При этом Вучич не указывает конкретных деталей и подробностей, не даёт «дорожную карту» для наведения мостов между Белградом и Приштиной. 

Президент Сербии обрушил на читателей поток суждений такого рода: «мы не должны стремиться отдать то, что у нас есть, но не должны и ожидать, что к нам в руки само придёт то, чего у нас нет»; «мы должны разговаривать (с албанцами), потому что будет гораздо хуже, если мы не будем разговаривать»; «чтобы решить проблему Косово, мы должны хотя бы пытаться её решить». Так и хочется дополнить это бессмертным чеховским: «...без пищи человек не может существовать, Волга впадает в Каспийское море, лошади кушают овес и сено»… 

Кроме рассуждений в духе чеховского учителя словесности, в статье Вучича есть призывы пожалеть сербских детей, ибо Косово далось сербам слишком большой кровью, а чтобы удержать его, придётся пролить ещё больше крови. И коронный тезис: проблему Косово может решить только человек, имеющий «голову, горячую от постоянных размышлений, холодное сердце, закрытое для лишних эмоций, и рабочие руки, которые не страшно испачкать компромиссами». В роли обладателя этих уникальных качеств Вучич, безусловно, видит себя, оговариваясь, впрочем, что для успешного диалога подобные люди должны быть как с сербской, так и с албанской стороны.

Однако в последнем пункте и кроется самое слабое место программной статьи Вучича. Руки лидера косовских албанцев Хашима Тачи безусловно испачканы, но испачканы отнюдь не компромиссами. К компромиссам с сербами ни Тачи, ни кто-либо другой из бывших полевых командиров УЧК, составляющих сегодня косовскую политическую элиту, не готов. Интересна, кстати говоря, реакция на заявления Вучича и Дачича албаноязычных СМИ. И косовские, и собственно албанские издания поспешили взять у сербского президента и главы МИД подробные интервью, чтобы полностью донести их позицию до албанских читателей. При этом никто из лидеров косовских албанцев призывы Вучича к окончательному решению косовского вопроса не поддержал. То ли головы у них недостаточно горячие, то ли сердца не холодные… 

Что касается министра иностранных дел Дачича, то он в своих заявлениях был более конкретен, указав на необходимость раздела Косово на сербскую и албанскую части, не уточнив, правда, идёт ли речь о возвращении к концепции «двуединого» Косово по образцу Боснии и Герцеговины или о присоединении к Сербии северной части автономного края (так называемого Ибарского Колашина). Впрочем, разница между этими двумя вариантами не так важна, поскольку Приштина категорически отвергает и тот и другой. 

Хорошо известная и неоднократно подтверждённая позиция албанских властей состоит в том, что Косово неделимо, а от Белграда требуется не «компромисс», а официальное признание независимости Косово в его нынешних границах. Некоторые косовские политики, правда, говорят о возможности обмена населённого сербами Ибарского Колашина на населённую албанцами Прешевскую долину, но этот вариант неприемлем как раз для Сербии, поскольку в этом случае сербы теряют контроль над важнейшим транспортным коридором Белград – Скопье. 

Персонаж известного советского сатирического романа утверждал, что «согласие есть продукт при полном непротивлении сторон». Именно «непротивления сторон» в сербско-албанском диалоге не наблюдалось раньше, не наблюдается и сейчас. Играть с Белградом в игру «горячая голова – холодное сердце – грязные руки» Приштина не собирается. За годы правления Вучича самоуправление косовских сербов было практически ликвидировано; у сербов в Косовской Митровице не осталось ни собственной полиции, ни судов, ни образовательной системы – все государственные служащие, включая коммунальщиков, назначаются из Приштины. Недавно был решён вопрос с мобильной связью в Косово: теперь операторы мобильных телесистем рассматривают Косово как отдельный субъект, а косовские сербы платят за звонки в Сербию по международному тарифу. 

Последним бастионом сербства в Косово оставался университет в Косовской Митровице, официально именуемый «Приштинский университет в изгнании (Косовская Митровица)». Естественно, и вызывающее название учебного заведения, и самостоятельность руководства университета вызывали ярость у албанцев. И одновременно с выходом статьи Вучича о «внутреннем диалоге» был освобождён от занимаемой должности ректор университета в Косовской Митровице и был распущен ученый совет университета. Видимо, единственное высшее учебное заведение косовских сербов скоро поменяет и название. 

Отсюда вопрос: зачем Приштине идти на компромиссы и демонстрировать своё «непротивление», если сербы в одностороннем порядке сдают позицию за позицией? 

Очевидно, что и Александр Вучич, и вторящие ему сербские политики, и деятели культуры обращаются не к косовским албанцам и даже не к жителям Сербии. По большому счёту вся статья Вучича – это парафраз так называемых семи пунктов бундестага, семи условий, которые Сербия должна выполнить для вступления в ЕС. Данный документ появился в 2012 году и после Брюссельских соглашений 2015 года несколько подзабылся. Немецкие парламентарии требовали тогда от властей Сербии «упразднения сербских «параллельных структур» на севере Косово», «активного включения сербов с севера Косово в общекосовские институты» – эти положения вошли в Брюссельские соглашения и были Белградом выполнены. Однако помимо этого бундестаг потребовал от Сербии «преодоления ошибок прошлого, признания свой вины за геноцид в Сребренице и аналогичные преступления» (имеется в виду, прежде всего, так называемая бойня в селе Рачак, полностью сфальсифицированная косовскими албанцами), «проявления миролюбия и активного желания достигнуть компромисса с албанцами», а также «продолжения переговоров с Приштиной любой ценой». 

Так прямо и сформулировали немцы: «любой ценой»! Албанцы при этом сербам вообще ничего не должны. Ответственность за мир в регионе целиком и полностью возлагается на плечи сербов. 

Статья Александра Вучича в «Блиц» – именно о преодолении ошибок прошлого («сколько крови было пролито за Косово»), миролюбии и компромиссе («пожалеем наших детей»), а также о переговорах любой ценой («любой разговор лучше, чем молчание», «чтобы решить проблему надо пытаться её решить»). И главный адресат уже оценил программную статью Вучича: сербского премьера на следующий день после появления статьи похвалил посол Германии в Сербии Аксель Дитман, заявив, что Сербия именно теперь как никогда близка к членству в ЕС. 

А ещё через день в том же духе высказался уполномоченный Европарламента по Сербии Дейвид Макалистер (несмотря на шотландскую фамилию – немец и в прошлом депутат бундестага). Готовность Вучича отказаться от истории своей страны и осудить присоединение Косово к Сербии в ходе Балканских войн была услышана.

То, что цель всех политических манёвров Александра Вучича – вхождение Сербии в ЕС, ни для кого не секрет. Вопрос исключительно в том, на что он готов ради этого. Выясняется, что практически на всё. В том числе на осуждение дедов и прадедов современных сербов, проливавших кровь за Косово. 

В своей статье «Две программы и два лица Александра Вучича» я задавался вопросом: а не станет ли игольное ушко евроинтеграции слишком узким для Сербии, если сербам придётся ради этого отказаться от своей истории, героической борьбы сербского народа за свободу и территориальную целостность. Президент Сербии сейчас как раз пытается пройти в это игольное ушко, опираясь на Дачича, Ляича, академика Костича и драматурга Ковачевича. Посмотрим, что из этого получится…

Фото: Prishtina Insight

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.