Ирак, Ливия: суверенитет и нефть
1255

Ирак, Ливия: суверенитет и нефть

Перекройка политической  карты Ближнего Востока, начатая Соединёнными Штатами, предполагает ликвидацию территориальной целостности Ирака, Ливии, Сирии. Не в последнюю очередь это обусловлено стремлением к установлению контроля над нефтегазовыми ресурсами этих стран, а также маршрутами транспортировки нефти и газа, как действующими, так и запроектированными.  

В рамках этого сценария  Иракский Курдистан уже не первый год наращивает «самостоятельный» нефтеэкспорт в Турцию и далее. В том числе это поставки нефти в США. Правда, на севере Ирака (в Иракском Курдистане) работают и российские нефтегазовые компании, но они  работают в основном через Багдад. В отличие от них действующие там западные и турецкие  компании (их более десятка) предпочитают договариваться с Эрбилем. Об этом заявил автору Чрезвычайный и Полномочный посол Ирака в Российской Федерации Хайдар Мансур Хади. «Правительство Ирака, – отметил посол, – в конце сентября с. г. решило направить войска в североиракский регион для укрепления суверенитета и целостности нашей страны. Известен растущий интерес инофирм к нефтегазовым ресурсам и трубопроводной сети Северного Ирака, но центральное правительство призывает мировое сообщество развивать связи с этим регионом только через Багдад. Именно таким принципом руководствуются российские компании».

Что касается Турции, то она официально выступает против отделения северного Ирака, но наибольший объём нефтеэкспорта оттуда поступает в Турцию по трубопроводам, частично проходящим через Сирию, и, как правило, без согласования с иракским правительством. Общий объём экспорта нефти в Турцию из Иракского Курдистана доходит до 900 тыс. баррелей в сутки.   

Багдад пытается изменить ситуацию. Как уточнил Х.М. Хади, «в ходе недавней  встречи правительственных делегаций Ирака и Турции  иракская сторона призвала Турцию отказаться от ввоза и транзита североиракской нефти без согласования с иракскими властями». Однако будет ли Турция  следовать этой договорённости, пока не ясно.

Экспорт нефти из северного Ирака – в основном в обход иракского правительства – осуществляется почти  10 лет. Курдский сепаратизм в Ираке подпитывается растущим интересом ряда стран и компаний к нефтегазовым ресурсам и к экспортной инфраструктуре региона. С  учётом  этих факторов,  говорит посол Хади, «17%-ю долю отчислений Курдской  автономии из её нефтеэкспортных доходов в бюджет Ирака правительство Ирака считает недостаточной». В то же время, по словам посла, «российские  «Газпром нефть», «Роснефть» и другие, работающие или планирующие работать здесь, учитывают  позицию иракского руководства в отношении северного региона нашей страны и позицию  России, выступающей за территориальную целостность Ирака. Иракское правительство не против  иностранного  участия в освоении нефтегазовых недр Курдской  автономии: главное, чтобы эти проекты не нарушали суверенитета и целостности Ирака».   

Нефть северного Ирака обеспечивает примерно 15%  внутреннего нефтепотребления Турции. Причем Анкара и Эрбиль в начале 2013 года согласовали (на неограниченный срок!) «самостоятельный» экспорт североиракской нефти в Турцию в объёме минимум 400 тыс. баррелей  в сутки.  И уже  в том же 2013 году Иракский Курдистан получил от этих поставок почти 3 млрд. долл.  Так что экспортные нефтепроводы из Иракского Курдистана, проложенные западными компаниями во второй половине 1940-х годов и позже не к средиземноморским терминалам Турции, Сирии и Ливана, пригодились.  

Что же  касается позиции российского бизнеса в отношении Северного Ирака, она соответствует позиции российского государства.  Так, «реализация проектов на территории Иракского Курдистана перспективна и для «Газпром нефти», об этом в начале октября заявил гендиректор её дочерней компании Gazprom Neft Middle East Сергей Петров.  «Газпром нефть» – пока единственная компания РФ, добывающая нефть на севере Ирака (с 2015 года).  Добыча осуществляется на блоке Гармиан из скважины Саркала-1. В конце февраля 2016 г. года «Газпром нефть» приняла операторство этим блоком от своего партнёра – канадской Western Zagros. Что касается перспектив «Роснефти» в Ираке, то её правление в конце сентября с. г. сообщило, что компания «может профинансировать строительство в ближайшие годы газопровода – до 30 млрд. кубометров в год – из Иракского Курдистана через Турцию в Европу. 

Схожий сценарий Запад осуществляет и в отношении Ливии. О планах конца  1940-х годов разделить её по «нефтегазовому» принципу (план предусматривал протекторат Великобритании в Киренаике, США в Триполитании и Франции в Феццане) рассказал  автору  бригадный генерал Ливийской национальной армии (ЛНА) Ахмад аль-Мисмари. По его словам, «Исламское государство» (ИГ) и его союзники в Ливии получают оружие из ряда стран НАТО. В Ливии присутствуют спецподразделения этих натовских стран, но они не препятствуют доступу сепаратистов и ИГ к ливийской нефти, экспортным нефтепроводам и нефтетерминалам. Всё это создаёт в Ливии экономический хаос.

«В Ливии, – говорит генерал аль-Мисмари, – усиливается борьба за колоссальные нефтегазовые ресурсы страны. Районы залегания, добычи и экспорта этих ресурсов – арена борьбы между различными группировками, пользующимися внешней поддержкой, особенно со стороны Италии, Катара, Турции, соседних Судана и Чада».

ЛНА, по словам аль-Мисмари, контролирует месторождения и нефтегазовые терминалы в восточной и частично в центральной Ливии. Однако нефтегазовую продукцию «многие страны или их компании зачастую покупают у сепаратистских или террористических групп». При этом генерал подчёркивает: «Политика России, в отличие от многих стран, исходила и исходит из принципа государственного суверенитета и территориальной целостности Ливии. Поэтому мы выступаем за более широкое привлечение России к решению вопросов сохранения единства нашей страны и её экономического восстановления».

На сегодняшний день ситуация в Ливии и перспективы её развития не внушают оптимизма. Так, по оценке директора Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василия Кузнецова, «выстроить государство в Ливии после 2011 года не получилось и до сих пор не получается». Эксперт поясняет: «Ныне в Ливии несколько центров силы. Один – международно признанное правительство национального согласия во главе с премьером Фаизом Сараджем в Триполи. Другой – избранная в 2014 году ливийцами Палата представителей, т. е. парламент в Тобруке (восточноливийская Киренаика. – Ред.). С парламентом связана Ливийская национальная армия во главе с маршалом Халифой Хафтаром. И есть город Мисурата, связанный отчасти с Триполи». Кроме этого, имеется «ещё огромное количество племён, этноменьшинства. И много оружия. А власти нет». Потому неудивительно, что в таких условиях «происходит уничтожение любых государственных институтов, а насилие становится основным фактором политической жизни».

Ливия, как и Ирак, остаётся одним из центров осуществляемого Западом передела мира. Россия в этих условиях – едва ли не единственная среди крупных держав, поддерживающих государственный суверенитет и территориальную целостность стран, разрываемых Западом на части. И не только на Арабском Востоке.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: Ирак  Ливия 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.