header
Антон Веселов. О бизнесе ЧВК в горячих точках
Размер шрифта:
| 05.02.2018 Политика 
2406
4.53
5
1
15
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.53
logo

О бизнесе ЧВК в горячих точках

В последнее время в России вновь развернулась дискуссия о придании российским частным военным компаниям (ЧВК) официального статуса. 17 января депутат Михаил Емельянов сообщил, что в течение месяца в Госдуму планируется внести соответствующий законопроект. В основу законопроекта, по мнению его сторонников, должна быть положена идея, что ЧВК – это инструмент внешней политики России, способный поднять престиж страны за рубежом. В действительности, однако, речь, скорее, идёт о вещах более прозаических: как заметил основатель ЧВК «РСБ-Групп» (Русские системы безопасности) Олег Криницын, «задача у всех одна – заработать деньги». 

Пирог, действительно, жирный, и охотников на него на Западе сгруппировалось много. Наиболее показательным является расцвет рынка охранных услуг в Ираке после оккупации этой страны. К концу 2003 года в Ираке развернули свою работу свыше 300 ЧВК из разных стран, однако по понятным причинам преобладали компании из США и Великобритании. По данным газеты Financial Times, суммарные доходы ЧВК за восемь последующих лет составили как минимум 138 млрд долларов, из них 72 млрд поступили на счета десяти крупнейших. Больше всех (39,5 млрд) на войне заработала компания KBR (Kellogg, Brown and Root) – дочернее предприятие компании Halliburton, которой руководил вице-президент США Дик Чейни. Наличие такого административного ресурса обеспечило компании огромные преимущества. К примеру, когда KBR заключила контракт с МО США на разработку проекта Restore Iraqi Oil вообще без конкурса, Пентагон без смущения заявил, что эта компания была «единственным подрядчиком, способным выполнить требования, необходимые для немедленной реализации плана». Большую активность проявил также давний подрядчик Пентагона и ЦРУ американская DynCorp, образованная в 1946 году. В её штате около 14 тыс. сотрудников, более 65% дохода компания получает от правительства США.

В Ирак устремились и другие акулы этого бизнеса, среди которых необходимо отметить крупнейшую в мире британскую G4S – общая численность её персонала превышает 500 тыс. человек. Эта компания работает в 152 странах мира и даже имеет собственный индекс на международной бирже. Среди других британских ЧВК, с 2003 года и по настоящее время действующих в Ираке, надо отметить компании Aegis и Erinys. В первой насчитывается более 20 000 сотрудников, штаб-квартира находится в швейцарском Базеле, представительства открыты в Афганистане, США, Кении, Непале и Бахрейне. Компания Erinys зарегистрирована в офшорной зоне на Британских Виргинских островах, имеет ряд дочерних компаний в Великобритании, Республике Конго, на Кипре и в ЮАР. В период оккупации Ирака там одномоментно находились около 16 тыс. сотрудников этой ЧВК, которые работали главным образом в интересах нефтегазодобывающих корпораций.

Говоря о ЧВК в Ираке, нельзя не упомянуть и американскую компанию Blackwater Security Consulting (BSC) численностью около 20 тыс. человек. Эта компания получила широкую известность после инцидента 16 сентября 2007 года, когда в центре Багдада ее сотрудники убили 14 мирных жителей, 18 были ранены. И хотя стрельба не была спровоцирована, а среди пострадавших были дети, никакой ответственности для Blackwater не наступило. Как позже стало известно, в период 2005-2007 гг. сотрудники этой ЧВК были вовлечены в 195 инцидентов с применением оружия, причём в 84% случаев они первыми открывали огонь на поражение. В итоге руководство фирмы дважды сменило название (сегодня эта ЧВК называется Academi), но продолжает работу, в том числе в Ираке, где её суммарная прибыль превысила 1,3 млрд долларов, а моральные аспекты получения прибыли американцев никогда не интересовали. Достаточно напомнить слоган другой американской ЧВК – Military Professional Resources Inc.: «Учим убивать профессионально». 

Действия криминального характера были зафиксированы и среди сотрудников других ЧВК, и неудивительно, что контрактники заслужили крайне негативную репутацию, вызвали ненависть иракцев и превратились в одну из главных мишеней. Так, только в период с апреля 2003 по сентябрь 2010 года в Ираке погибли 468 сотрудников различных ЧВК, есть среди них и граждане РФ. Истинная картина, однако, выглядит гораздо мрачнее – ЧВК не заинтересованы обнародовать данные о потерях и всячески их скрывают.

«Золотые времена» для ЧВК в Ираке закончились вскоре после вывода в 2011 году  основной массы оккупационных войск. Исчезли многочисленные конвои бронированных джипов без номеров, когда из открытой задней двери замыкающей машины торчал ствол пулемета, а то и 20-мм пушки «Браунинг». Иракцев уже приучили, что конвои нельзя не то что обгонять, но даже приближаться к ним ближе, чем на 25 м – в противном случае сразу открывается огонь на поражение. Вскоре в стране осталось менее 100 ЧВК – им не продлевали лицензии, а сотрудникам – визы. В августе 2011 года в Ираке был обнародован проект закона «О частных охранных предприятиях», он так и не был официально принят, но его положения были реализованы в виде ведомственных инструкций МВД и других силовых структур. Первым делом был отменен статус неприкосновенности сотрудников ЧОП, введенный приказом оккупационной администрации №17 от 2003 года. Согласно статье 5, лицензии впредь будут выдаваться только иракским компаниям, одновременно всем иностранцам было настоятельно рекомендовано передвигаться только на бронированном транспорте под охраной ЧВК. В исключительных случаях, при крайней необходимости, лицензии могут выдаваться филиалам иностранных компаний, но решение в каждом случае принимает совет министров по ходатайству главы МВД.  Кроме того, требуется согласие управления военной разведки и Главного управления безопасности и военной контрразведки, министерства национальной безопасности и службы внешней разведки. 

Многократные попытки российских компаний зайти на рынок ЧВК в Ираке завершились ничем, хотя руководство групп «Вымпел» и «Луком-А» (созданное в 1992 году дочернее охранное предприятие Лукойла) приложили к этому немало сил. Бросить вызов в горячих точках названным выше западным компаниям оказалось непросто.

Одной из самых известных российских ЧВК является упомянутая выше «РСБ-Групп». Численность – около 500 человек, однако при наличии заказа может быть дополнительно привлечено на временной основе ещё несколько сотен. Штаб-квартира «РСБ-Групп» расположена в Москве, имеются представительства в Турции, Шри-Ланке, Германии, Сенегале и на Кипре. С 2011 года действует в ряде стран, где зарегистрированы охранные фирмы с лицензиями на оружие. Первой операцией «РСБ-Групп» была охрана судов в Аденском заливе от сомалийских пиратов. В спектр предлагаемых услуг входит сопровождение конвоев в зонах конфликтов и грузовых судов в морских районах, где действуют пираты, переобучение частных охранных подразделений, полицейских и военнослужащих других стран, а также сухопутные операции, которые сводятся к сопровождению конвоев, охране отдельных лиц и имущества компаний. Кроме того, фирма занимается разминированием. 

Директор «РСБ-Групп» Олег Криницын охотно даёт интервью. Его мнение интересно хотя бы тем, что даёт дополнительное представление, каким предполагаемый закон о ЧВК видится вовлечённым в этот бизнес. Некоторые его заявления звучат, мягко говоря, неоднозначно. К примеру, О.Криницын выступает за то, чтобы наделить сотрудников ЧВК «временным иммунитетом в первоначальный этап военной операции. Так делали американцы в 2003 году, когда вторглись в Ирак…. В экстремальной ситуации нет возможности следить за соблюдением закона страны пребывания. Нужно делать только то, что отвечает интересам твоей страны». Это звучит диссонансом в отношении международных юридических норм и заверений самих руководителей ЧВК о том, что воевать они не собираются. Опыт работы российских охранных компаний в Сирии подтверждает – задачи могут быть разными.  

Одним из главных вопросов в деятельности ЧВК является их финансирование, поскольку услуги охраны в горячих точках стоят недёшево. К примеру, в Ираке контрактники ЧВК получали в среднем 800-1000 долларов в день, причём в течение нескольких лет в стране одномоментно находились свыше 35 тыс. сотрудников ЧВК. Расходы на безопасность баснословные, но значительная часть оплачивалась из госбюджета США по статье аутсорсинг (Госдеп, Пентагон, различные правительственные агентства и т. д.). Другая часть была включена в стоимость услуг подрядчиков, работавших по системе аутсорсинга, то есть также оплачивалась в конечном итоге из кармана налогоплательщика. 

Конечно, российские ЧВК могут приносить реальную пользу. К примеру, охрана судов в Аденском заливе от пиратов силами небольшой группы сотрудников таких компаний гораздо более эффективна и экономически обоснованна, чем направление для выполнения этих задач больших противолодочных кораблей Тихоокеанского флота или эсминцев из состава Северного и Балтийского флотов. В определённой мере справедливо и мнение о том, что частные военные компании способны трудоустроить профессионально подготовленных людей, для которых эта работа является продолжением службы своей Родине. 

Вместе с тем тема чрезвычайно чувствительная. Надо полагать, в случае внесения в Госдуму законопроекта о частных военных компаниях он будет всесторонне изучен и решение по нему будет во всех отношениях выверенным.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.