header
Ирак: выборы, терроризм, нефть и проблемы с курдами. Американцы в Ираке остаются
Размер шрифта:
| 09.03.2018 Политика 
1927
4.31
5
1
16
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.31
logo

Ирак: выборы, терроризм, нефть и проблемы с курдами

Американцы в Ираке остаются

В Республике Ирак 12 мая должны состояться выборы в высший законодательный орган страны. Событие важное, поскольку по итогам голосования будет определена фигура главы правительства. Ирак считается парламентской республикой, но власть сосредоточена в руках премьер-министра, он же по конституции – Верховный главнокомандующий вооружёнными силами. Наибольшие шансы у нынешнего премьера Хейдара аль-Абади, однако избирательная кампания будет непростой. При этом итог выборов не повлияет на позицию США: американцы в Ираке останутся. Останутся после выборов и проблема терроризма, и проблема отношений с курдами. Иракская нефть тоже останется. 

Дата проведения выборов была утверждена парламентом вопреки протестам депутатов-суннитов, которые выступали за перенос выборов в связи с тем, что большинство суннитов лишено возможности вернуться в свои дома и не сможет проголосовать.

Дочь Саддама Хусейна – в списке самых разыскиваемых

Хейдар аль-Абади в минувшем году набрал немало очков, провозгласив «окончательный разгром ИГ в Ираке» и объявив себя главным организатором и вдохновителем исторической победы. Кроме того, опираясь на поддержку Турции и Ирана, он решительно вернул строптивых курдов «в правовое поле Ирака» с использованием армии и формирований «народного ополчения». Однако эйфория от действительных и мнимых успехов быстро прошла, и на первое место вышли нерешённые проблемы.

Премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади

Премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади

В январе премьер аль-Абади объявил о создании блока «Коалиция победы», где главным его партнёром стал лидер радикальной шиитской группировки «Бадр» Хади аль-Амери и некоторые другие одиозные личности проиранского «народного ополчения». Влиятельный клерик Муктада ас-Садр назвал этот альянс «отвратительным политическим соглашением». Впрочем, коалиция начала разваливаться уже через несколько дней: Хади аль-Амери вышел из договорённостей в знак протеста против того, что к блоку примкнул влиятельный шиитский религиозный деятель Аммар аль-Хаким. Кроме того, из коалиции вышли несколько мелких шиитских группировок и суннитская фракция.

Видимо, затея с созданием коалиции должна была создать видимость конкурентной борьбы, где спарринг-партнёром нынешнего премьера должен был выступить его предшественник на этом посту Нури аль-Малики. Вообще, эти две фигуры являются давними соратниками и однопартийцами («Исламский призыв»), а на трёх предшествующих парламентских выборах баллотировались тандемом. Х. аль-Абади отвёл угрозу уголовного преследования от Нури аль-Малики, который был признан ответственным за сдачу Мосула и тяжёлые поражения 2014 года. Виновными назначили совсем других людей. Бывший в 2014 году губернатором провинции Нейнава (Мосул – её административный центр) Асиль ан-Нуджейфи приговорён к трем годам заключения с конфискацией имущества. Примечательно, что осуждённый является братом самого высокопоставленного суннита в Ираке – вице-президента и бывшего спикера парламента Усамы ан-Нуджейфи. 4 февраля был обнародован официальный список 60 самых разыскиваемых лиц, в котором значится дочь Саддама Хусейна (проживает в Иордании), но отсутствует лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади. В довершение власти в Багдаде приняли решение «изъять имущество Саддама Хусейна, а также его соратников и родственников», всего в список подлежащих конфискации включены 4257 человек.

Дочь Садама Хусейна

Дочь Саддама Хусейна

США в Ираке: Белый дом усиливает противодействие России

Возможно, федеральные власти решили таким образом поправить финансово-экономическое положение страны. По официальным данным, уровень бедности затрагивает более 28% населения; в специальном докладе ООН отмечается, что каждый четвертый ребёнок живет в нищете, а 3 млн. детей прервали своё образование. Война действительно нанесла огромный ущерб, и в феврале в Кувейте прошла конференция стран-доноров для обсуждения возможностей оказания помощи Ираку. Иракское правительство запросило 88,2 млрд. долл., но в итоге было обещано выделить лишь 30 млрд. в форме кредитов и инвестиций. При этом США отказались делать дополнительные взносы. Глава МИД Ирака Ибрагим аль-Джафари не сдержал раздражения и отметил, что выделенные средства не соответствуют потребностям его страны. На это последовала острая реакция – член парламента Кувейта Сафа аль-Хашем заявил, что не следует дарить миллиарды долларов коррумпированному правительству Ирака. Тезис о коррупции нашёл поддержку и в комитете по финансам парламента Ирака – в его заявлении говорится, что «по меньшей мере 450 млрд. долл. США пропали без вести в иракском казначействе с 2003 года из-за продолжающейся коррупции в правительственных учреждениях».

Отказ США оказать донорскую помощь Ираку не означает, что Вашингтон готов выпустить эту страну из сферы своего влияния. Напротив, американцы крайне озабочены нарастающим иранским влиянием в Ираке и заинтересованы в дальнейшем разыгрывании курдской карты в их обострившемся конфликте с Турцией. Наконец, Белый дом усиливает противодействие попыткам России закрепиться на иракском рынке. Так, американцы выразили недовольство тем, что Ирак закупил в России 73 танка Т-90С и предупредили о возможных санкциях. К слову, в конце 2017 года из Ирака были отозваны все американские специалисты компании General Dynamics, которые занимались техническим обслуживанием и ремонтом танков «Абрамс» М1А1М – сегодня эти машины составляют около трети танкового парка иракской армии. Запад также использует разные средства давления на Багдад для создания проблем российским компаниям в Ираке (в первую очередь в Курдистане).

Ирак закупил в России 73 танка Т-90С

Ирак закупил в России 73 танка Т-90С

По словам премьера аль-Абади, вывод американских войск в 2011 году был исторической ошибкой, и Ирак по-прежнему нуждается в поддержке США. Впрочем, американцы в Ираке остаются: Запад закрепляет своё присутствие. В феврале генсек Йенс Столтенберг заявил: «Мы только что договорились начать планирование миссии НАТО в Ираке. Мы собираемся помогать им развивать военное образование, готовить инструкторов и специалистов для колледжей и академий». Спустя две недели Германия объявила о том, что в Ирак будут направлены дополнительные военные инструкторы для проведения «специализированных курсов боевой подготовки» в интересах повышения боеспособности Вооружённых сил и сил безопасности Ирака.

Багдад и Киркук: вооружённое насилие

Между тем центральному правительству с трудом удаётся сдерживать шиитские группировки, за большинством из которых стоит Иран. С начала года парламент по инициативе шиитского большинства уже дважды призывал правительство установить сроки вывода из страны возглавляемых Соединёнными Штатами сил коалиции на том основании, что война с ИГ завершена. При этом лидеры ряда формирований «народного ополчения» пригрозили, что, если американские войска не покинут Ирак, они станут объектами атак и будут изгнаны силой. Парадоксально, но некоторые лидеры суннитских племён в провинциях Анбар и Нейнава назвали американские войска меньшим злом по сравнению с шиитскими ополченцами, которые творят бесчинства в освобождённых районах. Вашингтон настаивает на разоружении ополчения, но у Ирана иная точка зрения.

Обстановка в сфере безопасности напряжённая, остаются серьёзные препятствия для нормального функционирования государственных структур и повседневной жизни граждан. С начала 2018 года в результате террористических актов и вооружённого насилия погибли 884 гражданских лица. Наиболее опасным местом остаётся Багдад, где терроризм проявляет себя регулярно. Так, 15 января в результате атаки двух смертников 38 человек были убиты и 105 ранены. Настораживает, что волна насилия охватила прежде относительно безопасные районы, в частности в провинции Киркук. К примеру, в феврале там произошло более 10 атак на федеральные силы, в результате которых погибли более 60 бойцов. 24 февраля вооружённому нападению подверглось нефтяное месторождение «Хабаза» – два сотрудника охраны были убиты, несколько человек получили ранения.

Проблемы с курдами

Отношения Багдада с Эрбилем – ещё один тугой узел проблем. Федеральный центр занял жёсткую позицию, по многим вопросам игнорируя мнение курдов и их протесты. 3 марта парламент Ирака принял закон о бюджете на 2018 год (депутаты от курдской автономии заседание бойкотировали), согласно которому регион Курдистан получит 12,67% из общего бюджета страны. Ранее эта доля была законодательно определена в размере 17%, но с 2014 г. Багдад её не соблюдал. Примечательно, что это крайне болезненное для курдов решение парламент принял, невзирая на требования и условия МВФ.

Наступление иракской армии в провинции Киркук

Федеральные власти активно используют метод кнута и пряника. Так, с января отключена паспортно-визовая система Иракского Курдистана со ссылкой на «технический сбой». До сих пор не выплачены зарплаты работникам бюджетной сферы автономии, заблокировано международное воздушное сообщение, Багдад берёт под свой контроль погранпереходы на внешних границах региона. В конце февраля правительство Ирака продлило запрет на международные рейсы в аэропорты региона Курдистан до 31 мая, но спустя неделю премьер аль-Абади пообещал, что зарплаты будут перечислены, а аэропорты открыты для внешнего мира до 21 марта.

Одной из ключевых проблем взаимоотношений между центральными властями и автономией остаётся нефтегазовая сфера. Багдад против самостоятельного экспорта нефти и газа Курдистаном, а спорные месторождения в провинции Киркук были взяты под контроль силой. Все договорённости и контракты, заключённые напрямую с региональным правительством, в Багдаде назвали незаконными. За словами последовали дела: в декабре 2017 г. Министерство нефти Ирака объявило тендер на строительство нового участка магистрального нефтепровода из провинции Киркук в турецкий порт Джейхан. Планируется строительство за счёт компании-инвестора (с последующим возмещением расходов) трубопровода протяжённостью 350 км с пропускной способностью 1 млн барр/сутки.

14 января министр нефтяной промышленности Ирака Джаббар аль-Луэйби объявил, что Ирак начнёт экспортировать нефть с месторождений Киркука в Иран – соответствующее соглашение было подписано 10 декабря прошлого года. Объём соглашения невелик – 60 тыс. барр/сутки, но Тегеран намерен построить трубопровод, который в перспективе должен стать альтернативой существующему экспортному маршруту из Киркука в Турцию. 18 января иракские власти в лице государственной North Oil Co. подписали соглашение о повышении добычи на месторождениях Киркука с компанией British Petroleum (BP).

Ирак и нефть

А что Россия? 5 декабря Багдад посетил российский министр энергетики А. Новак и встретился с премьером Х. аль-Абади в попытке сдвинуть с мёртвой точки решение проблем российских компаний в Ираке – "Газпрома", "Роснефти", "Лукойла" и других. Судя по информации, поступившей впоследствии, это удалось ему не в полной мере. 27 февраля в Москве прошло очередное заседание межправительственной российско-иракской комиссии по сотрудничеству. Иракцы просили ускорить восстановление и реконструкцию объектов энергоснабжения, российская сторона предлагала приобрести пассажирские лайнеры «Сухой Суперджет» и различную технику, включая погрузчики и машины для ямочного ремонта дорог. В итоге договорились продолжить консультации.

Нефтяные месторождения Ирака

6 марта в Багдаде побывал глава компании "Лукойл" В. Алекперов, чтобы обсудить перспективы работы на двух проектах – «Западная Курна - 2» и «Блок-10». По некоторым данным, он пытался убедить иракскую сторону снизить полку добычи и полностью возместить расходы, поскольку все предыдущие переговоры на эту тему с министром нефти Ирака не привели к успеху. Исходя из того, что позиция министра нефти не могла не быть одобрена главой правительства, возникает вопрос, с кем консультировался сам премьер, заняв бескомпромиссную позицию. Если учесть, что Ирак осенью 2017 года опередил Саудовскую Аравию по объёму экспорта нефти в США, превысил квоту ОПЕК и осуществлял поставки по ценам ниже мировых, несложно вычислить, в чьих интересах, за чей счёт и против кого направлена такая политика.

Посол Ирака в Москве Хейдар Мансур недавно сообщил, что «премьер-министр Хейдар Джавад аль-Абади согласился принять Игоря Сечина в Багдаде. Дата встречи пока не согласована». Такая формулировка говорит о многом, в частности о том, что в Багдаде не забыли высказывание главы "Роснефти" И. Сечина, сделанное им уже после событий октября 2017 года: «Правительство Ирака и курды должны сами решать свои проблемы, а дело "Роснефти" – добывать нефть». Реакция последовала незамедлительно – партнёр "Роснефти" от курдской автономии (частная компания KAR Group) была лишена права работать на месторождениях Авана и Бай Хасан в провинции Киркук. Глава МИД Ибрагим аль-Джаафари заявил, что все переговоры о сотрудничестве должны вестись исключительно через Багдад. «Конституция Ирака действует на всей территории республики. Она никак не отличается в разных регионах. Багдад – столица государства, поэтому все регионы должны координировать свои действия с Багдадом», – подчеркнул министр.

В феврале Багдад посетил вице-президент "Роснефти" Дидье Касимиро. В пресс-релизе Министерства нефти Ирака по этому поводу было сказано, что если эта российская компания намерена получить доступ к месторождениям в районе Киркука, ей необходимо достигнуть соглашения с британской BP и в дальнейшем координировать свои действия с ней.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.