header
Крымский мост
"34977"
Размер шрифта:
| 06.12.2018 Новости. События 
22560
4.92
5
1
12
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.92
logo

Почему The Times лжёт про Крымский мост, Керченский пролив и Азовское море

У британской газеты большие сложности с геологией, географией и метеорологией

Мэтью Кэмпбелл (Matthew Campbell), журналист The Times, попытался проехать по Керченскому мосту, но, будто бы попав в пробку из-за непогоды, сделал вывод: по этому мосту ездить невозможно, а построили его с единственной целью – создать проблемы Украине.  

«Его длина 19 километров, возраст шесть месяцев, и его хорошо видно из космоса. Но проехать по этому гигантскому мосту, построенному Путиным ради удушения Украины, очень даже непросто», – вполне серьёзно сообщает солидная газета  Великобритании, одна из самых известных мировых газет только потому, что её корреспонденту пришлось попасть в сильнейшую снежную бурю, «из-за которой грузовики юзом съезжали с дороги, а один даже перевернулся». Следовательно, «истинное предназначение моста состоит не в том, чтобы улучшить транспортное сообщение России с захваченным в 2014 году полуостровом, а  в том, чтобы заблокировать украинское судоходство между Чёрным и Азовским морями». 

Россия долгое время останавливала и досматривала суда, идущие на Украину через Керченский пролив, нарушая договор от 2003 года и создавая в море длинные очереди, сообщает The Times. Похоже, журналистика мировых СМИ безнадёжно угасает: британский репортёр не посчитал нужным узнать даже о том, что Россия досматривает украинские суда точно так же, как Украина – российские, и это предусмотрено договором о сотрудничестве между двумя странами и регулируется порядком прохождения судов не под Крымским мостом, а через Керчь-Еникальский канал, о котором, судя по тексту публикации The Times, её автор не имеет ни малейшего понятия. Как и том, что и канал этот, и Азовское море  – слишком мелкие для захода крупнотоннажных судов. Даже неловко становится за столь низкий уровень The Times – в редакции хоть бы Википедию открыли, что ли, если география и геология слишком сложны для понимания особенностей Азова.

Издание отмечает, что на мост было потрачено слишком много средств: «3,1 миллиарда фунтов стерлингов (263,6 миллиарда рублей), больше, чем ожидалось». Именно поэтому, по логике застрявшего на мосту Кэмпбелла, «для защиты моста принимаются экстраординарные меры».   

«Среди прочего в Крыму установили дополнительные ракетные системы. Появляются сообщения о подводных беспилотных  аппаратах, выполняющих задачи по поиску водолазов-террористов», – уверяет Мэтью Кэмпбелл. 

Пугают корреспондента The Times и крымчане: «Живущие в тени моста русские смотрели на меня подозрительно, когда я спрашивал у них дорогу в лежащий неподалеку портовый город Керчь. Один мужчина в меховой шапке спросил меня: «А зачем вам это знать? Другие жители либо утверждали, что не знают дорогу в порт, либо качали головой и торопливо отходили в сторону, не сказав ни слова». Для пущего эффекта стоило бы написать, что мужик, встретившийся журналисту на пути, был с медведем на цепи, в валенках и с балалайкой. Но уже то радует, что Кэмпбелл заметил, что в Крыму таки живут русские, пусть и подозрительные к британским подданым.

«Через какое-то время я всё-таки отыскал причал, где стояли украинские суда – два небольших бронекатера и буксир. У одного была дыра в рубке. Местные жители, несмотря на сильные порывы ветра, фотографировались рядом с ними», –  повествует автор The Times. 

«Украина ничего не может сделать, чтобы вернуть суда или добиться снятия блокады. Она потеряла большую часть своего флота, когда Россия захватила украинскую военно-морскую базу в Севастополе вместе с Крымом. Эти три маленьких катера, захваченные в очередном столкновении, стали новым российским трофеем», – завершает свой репортаж о неудачной поездке в Крым британский кит пера. Надо было, раз уж приехал на полуостров, прокатиться в Севастополь, взглянуть на состояние подводной лодки «Запорожье», например. Президент России Владимир Путин в январе 2018 года предлагал Украине забрать оставшиеся здесь корабли и другую военную технику, но киевские власти делать этого не стали. 

Осталось поставить точку над i, чтобы понять, что The Times считает своих читателей за полных идиотов, неспособных проверить, а была ли «сильнейшая снежная буря» в Керчи в период с 27 по 2 декабря (именно в эти даты Кэмбелл должен был приехать в Крым, чтобы отыскать украинские суда – нарушители границы России и написать статейку, которую мир увидел 2 декабря. Британский корреспондент не знал, что есть такой человек – Игорь Корсаков, он постоянно выкладывает в YouTube видео о строительстве Крымского моста и событиях вокруг него. Из этих сюжетов легко понять, что непогода в Керченском проливе была в период 29-30 ноября, но при этом никаких ужасающих картин, описанных британским журналистом, не наблюдалось. Причём снег и сильный ветер были в разные дни! Так что если где-то «сильнейшая снежная буря» и бушевала, то только в фантазиях Кэмбелла. Там же – и съезжающие с дороги (очевидно, прямо в море) грузовики.

Таким на самом деле был Крымский мост 30 ноября 2018 года

Понятно и другое – корреспондент The Times воспользовался фейковым видео якобы с Крымского моста, которое появилось в середине ноября, ещё до инцидента в Керченском проливе с подачи «Радио "Свобода"». Фейк разоблачил известный блогер Анатолий Шарий. Но это не помешало The Times накормить своих читателей ложью. Да ещё и снабдить статью иллюстрацией, никак не соответствующей тексту Кэмпбелла о буре, да ещё и снежной.

Это – сегодняшний уровень мировых СМИ, претендующих на объективность.

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.