header
Французская колониальная зона в западной Африке
"264273"
Размер шрифта:
| 12.02.2019 Политика  | Экономика 
1744
5
5
1
20
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Франк и колонизация Африки

Об углублении франко-итальянских противоречий

О некоторых деталях устройства международной системы мира люди иногда узнают из скандалов. Один из таких скандалов разгорелся в конце января. Поводом послужило заявление лидера движения «Пять звёзд», вице-премьера и министра экономического развития Италии Луиджи Ди Майо, сделанное 20 января. Ди Майо потребовал срочного ввода санкций против Франции из-за колонизации Африки. Масла в огонь подлил другой вице-премьер, лидер «Лиги Севера» Маттео Сальвини, который следом за своим коллегой заявил, что «Франция – среди тех, кто крадёт богатства Африки»

Обвинения Франции в колониализме из Италии звучат давно и особенно усилились в конце прошлого года, когда во Франции начались массовые выступления «жёлтых жилетов». 7 января Ди Майо призвал манифестантов не сбавлять оборотов и даже предложил помочь им с логистикой. 

Рим приветствовал программу «жёлтых жилетов» из 25 требований. Требование под номером 23 состоит в том, чтобы Франция прекратила колониальную политику в Африке. По словам Ди Майо, наплыв африканцев в Европу обусловлен тем, что Франция своей колониальной политикой создала для жителей континента невыносимые условия. Прекратится колониальная эксплуатация Африки – прекратится и наплыв африканцев в Европу. Кроме того, в лице Ди Майо Италия впервые потребовала применения санкций против Парижа. В-третьих, Ди Майо назвал один из важных инструментов французского колониализма – франк. 

«Франция, – сказал итальянский политик, – является одной из стран, которые печатают деньги для 14 африканских государств…» Он назвал эти деньги франком, но речь идёт не о том франке, который существовал во Франции несколько веков до момента, когда ему на смену пришла общеевропейская валюта евро (2002 год). Речь идёт об африканском франке, или франке КФА (от французского CFA – colonies françaises d’Afrique). Таково общее название денежных единиц 14 африканских стран, входящих в валютную зону франка. 

Итак, французский франк давно исчез, а валютная зона франка сохраняется. Формирование зоны франка связано с началом выпуска во второй половине XIX века банкнот частных французских банков для французских колоний. Зона окончательно сложилась в 1939 году и получила законодательное оформление в 50-х годах XX века. Когда-то зона франка простиралась на многие части мира, но сегодня она сохранилась лишь на Африканском континенте. 

За пределами Африки имеется французский тихоокеанский франк (XPF), который обращается в Новой Каледонии, Французской Полинезии и на территории Уоллис и Футуна. Выпуск такой денежной единицы осуществляет Эмиссионный институт заморских территорий Франции (IEOM), штаб-квартира которого находится в Париже. У Франции ещё имеются заморские территории в Карибском бассейне и в Индийском океане (департаменты). Это Гваделупа, Гвиана, Мартиника, Реюньон, Сен-Пьер и Микелон, Майотта. Там в качестве денежной единицы используется евро, выпускаемое Эмиссионным институтом заморских департаментов (IEDOM). При внешней независимости двух эмиссионных центров они находятся под неформальным контролем Банка Франции.

Вернёмся к франку КФА. Эта денежная единица родилась в 1945 году по декрету французского правительства в качестве денежной единицы французских владений в Западной и Экваториальной Африке. Курс африканского франка был жёстко привязан к материнской валюте – французскому франку (1,70 французского франка = 1 франк КФА). Сегодня франк КФА – название двух валют, используемых в африканских странах.

Первая из них – франк восьми стран Западной Африки, образующих Западноафриканский экономический и валютный союз (Бенин, Буркина-Фасо, Кот д'Ивуар, Гвинея-Бисау, Мали, Нигер, Сенегал, Того). Кодовое обозначение западноафриканского франка – XOF. Эмитируется Центральным банком государств Западной Африки (Banque Centrale des États de l'Afrique de l'Ouest, BCEAO), штаб-квартира которого находится в Дакаре (Сенегал).

Вторая разновидность французского франка обслуживает шесть стран, составляющих Экономическое сообщество стран Центральной Африки: Камерун, Республика Конго, Габон, Экваториальная Гвинея, Центрально-Африканская Республика, Чад). Кодовое обозначение центральноафриканского франка – XAF. Эмитируется Банком государств Центральной Африки (Banque des États de l'Afrique Centrale, BEAC), штаб-квартира в Яунде (Камерун). 

Валютный курс обоих видов африканского франка привязан к евро, в настоящее время курс 1 евро равен примерно 656 франкам КФА. Курс двух разновидностей франка КФА всегда равен 1:1. На сегодняшний день франк КФА – самая распространенная валюта на Африканском континенте (по количеству стран, использующих её). Упомянутые два эмиссионных центра – Центральный банк государств Западной Африки и Банк государств Центральной Африки – осуществляют тесное взаимодействие с Банком Франции. Если всё называть своими именами, то два указанных эмиссионных института, по сути, являются региональными подразделениями Центрального банка Франции. Строго говоря, это не центральные банки, а валютные управления (currency boards). 

В словах итальянских политиков о том, что Франция продолжает эксплуатацию своих бывших африканских колоний, много справедливого. Франция гарантировала африканским странам валютную конвертацию франка в евро по фиксированному курсу; в этом суть механизма currency board, и это привлекательно для африканских государств. Однако последние должны для этого держать свои валютные резервы в евро на специальном счёте Казначейства Франции (не менее 2/3 всех резервов). При этом Банк Франции устанавливает жёсткий контроль над политикой двух африканских эмиссионных центров. Денежные власти Франции (Казначейство и Банк Франции) не информируют африканские эмиссионные организации BCEAO и BEAC о том, как они управляют валютными резервами африканских стран и какие доходы от этого получают. Возможности африканских стран самостоятельно использовать свои резервы отсутствуют. Они могут лишь получать часть этих резервов в виде кредитов (не более 20% от общего объёма резервов). 

Немецкий журналист Эрнст Вольф (Ernst Wolff) обращает внимание на то, что нынешние волнения во Франции (выступления «жёлтых жилетов») могут перекинуться на бывшие колонии, которые продолжают подпитывать благосостояние бывшей метрополии:

«Не утихающие протесты «жёлтых жилетов» во Франции уже стоили Макрону бессонных ночей. Но самым ужасным сценарием развития событий будет, если протесты распространятся на бывшие колонии его страны. И хотя официально им в 60-х годах даровали независимость, но эти страны так и не смогли полностью освободиться от оков своих колониальных хозяев – они, как и раньше, служат французской индустрии и финансовой элите своими природными богатствами. И в особенности нефтью, природным газом и минералами. И ультрадешёвыми рабочими руками». 

После выступления Ди Майо о французском колониализме появился целый ряд публикаций, раскрывающих детали картины. Так, семь стран из зоны франка КФА считаются самыми бедными странами в мире, и 2/3 их населения вынуждены жить менее чем на 2 доллара в день. Вспомнили и предыдущие выступления Ди Майо. Например, он утверждал, что без эксплуатации ресурсов Чёрного континента Франции удалось бы занять в лучшем случае 15-е место в списке самых больших экономик мира, а не шестое, как сегодня.

Франция очень болезненно отреагировала на эти выпады. МИД Франции вызвал итальянского посла для объяснений. Европейские комментаторы полагают, что заявление Ди Майо – это продуманная линия поведения сил, пришедших к власти в Италии. Кто-то считает, что заявление Ди Майо – месть за утрату Италией позиций в Ливии, когда у власти в Риме был Берлускони, налаживавший отношения с Каддафи, а французский президент Николя Саркози спровоцировал войну и свержение ливийского лидера. В итоге Италия утратила свои позиции в Ливии, и в Африке теперь если не все, то многие контрольные позиции принадлежат Франции. Рим добивается ликвидации такого монополизма. 

Тут можно вспомнить, что в конце прошлого года лидер «Лиги Севера» Маттео Сальвини и лидер «Национального объединения» Франции Марин Ле Пен заявили о консолидации своих усилий на предстоящих в мае выборах в Европарламент. «Мы с Маттео Сальвини не боремся с Европой, мы боремся с Европейским союзом как с тоталитарной системой, и наша борьба нацелена на спасение настоящей Европы», – провозгласила Ле Пен. В то время как французский президент Э. Макрон выступает с «Инициативой для Европы» и настаивает на углублении европейской интеграции, итальянские политики в открытую поддерживают Марин Ле Пен, его главного конкурента.

Французские власти, безусловно, отвечают итальянцам взаимностью. Всё чаще в Париже звучат критические заявления в адрес Италии как слабого звена Европейского союза; рождаются предложения о наложении на Рим санкций за нарушение финансовой дисциплины ЕС (в частности, чрезмерный дефицит итальянского государственного бюджета на 2019 год). Наблюдатели обратили внимание на то, что на форуме в Давосе глава МВФ назвала Италию «одним из главных рисков для мировой экономики». А итальянская пресса тут же напомнила, что директор Фонда Кристин Лагард – француженка.

В ближайшие месяцы споры о будущем «единой Европы» обострятся. Будет муссироваться и поднятая в Италии тема французского колониализма. Конечно, цель итальянцев не в том, чтобы ликвидировать такой колониализм, а в том, чтобы ослабить позиции Макрона накануне выборов в Европарламент. И не допустить в конечном счёте осуществления планов Макрона по уничтожению остатков суверенитета стран-членов Евросоюза.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.