header
Эстонский парламент – Рийгикогу
"124136"
Размер шрифта:
| 14.02.2019 Политика 
1177
5
5
1
10
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Есть ли шансы у крайних националистов Эстонии победить на выборах?

Радикальных изменений в политике Эстонии не ожидается

3 марта в Эстонии пройдут очередные парламентские выборы. На финишной прямой уже определились основные претенденты на места в будущем Рийгикогу и примерные контуры будущих коалиций. Тем не менее остаётся элемент непредсказуемости. Поэтому все участники предвыборной гонки продолжают настаивать на том, что победа будет на их стороне.

Рийгикогу на заседании

Рийгикогу на заседании

Ожидать радикальных изменений в политике Эстонии не приходится. Внешнеполитический курс этой страны предначертан Вашингтоном, а ориентиры социально-экономического развития зависят в основном от воли Брюсселя. Найти существенные различия в позициях партий по этим вопросам довольно сложно. Поэтому главным критерием, по которому можно провести межпартийный водораздел в Эстонии, является, пожалуй, отношение к русскому меньшинству и сотрудничеству с Москвой в целом.

Из числа твёрдо проходящих в парламент относительно конструктивную позицию в этих вопросах, хотя и с немалыми оговорками, занимают Центристская партия действующего премьер-министра Эстонии Юри Ратаса. Пока она, по различным опросам, имеет от 26% до 30% поддержки. К ней примыкает Социал-демократическая партия Евгения Осиновского (11% - 13%). 

Юри Ратас

Юри Ратас

Конечно, руководители этих партий никакого стратегического разворота в сторону Москвы не планируют. Но они, по крайней мере, не настроены на дальнейшее ограничение прав говорящих по-русски и ужесточение курса в отношении России. Им очевидно, что от связей с Россией, в том числе транзитных, зависит благосостояние населения Эстонии. Лидер социал-демократов Евгений Осиновский, например, на предвыборных дебатах заявил, что невозможно в ускоренном порядке провести «эстонизацию» системы образования. По его мнению, дети в русских семьях должны сохранить владение родным языком и свою культурную идентичность. 

Евгений Осиновский

Евгений Осиновский

В этой общественно-политической среде есть и определённая усталость от бесцеремонного командования Таллином из Брюсселя и Вашингтона. В расширении сотрудничества с Москвой политики этого спектра видят не опасность попадания в новую зависимость, а, наоборот, перспективу обретения большей самостоятельности. Не случайно до 80% русского и русскоязычного населения Эстонии высказывают поддержку Центристской партии. Коалиция центристов и социал-демократов представляется наиболее органичной, она способна претендовать примерно на 42% мест в Рийгикогу.

На противоположном фланге по данному критерию стоят Партия реформ (24,5% поддержки) Каи Каллас и Консервативная народная партия (17%) Марта Хельме. Их отличают приверженность радикальному национализму, ставка на дальнейшее вытеснение русского языка из жизненного пространства Эстонии, непримиримость к России. Потери, которые несёт от такой политики сама Эстония, не важны. К примеру, на предвыборных дебатах представитель Консервативной народной партии (EKRE) Урмас Рейтельманн заявил, что консерваторы, придя к власти, сразу закроют местный офис российского информационного агентства Sputnik, поскольку он «угрожает безопасности». Их предполагаемая коалиция могла бы иметь также около 42% парламентских мест, что, однако, недостаточно для самостоятельного формирования кабинета.

Кая Каллас

Кая Каллас

Март Хельме

Март Хельме

Урмас Рейтельманн

Урмас Рейтельманн

О различиях между конкурентами можно также судить по тому, как обсуждались проблемы внешней политики в эстонском парламенте 12 февраля. В частности, представляющий социал-демократов министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер заявил, что не видит смысла в прекращении трансляции иностранных телеканалов или работы информационных порталов в стране. Апеллируя к «базовым ценностям» Евросоюза и НАТО, он при этом ни разу не упомянул Россию как угрозу безопасности Эстонии. Для установочных выступлений эстонских политиков это само по себе большая редкость.

Свен Миксер

Свен Миксер

В то же время депутат от реформистов Кейт Пентус-Розиманнус, возглавлявшая МИД страны в 2014-2015 годах, не жалела красок в описании «российской угрозы». «Если есть язык, – заявила она, – который понимает режим Путина, то это язык силы. Мы не должны бояться говорить на этом языке, ибо этот режим по запаху чувствует мягких и пушистых издалека». 

К. Пентус-Розиманнус готова применить силу

К. Пентус-Розиманнус готова применить силу

При одинаковых результатах двух устойчивых партийных пар решающей может оказаться позиция пятой партии – «Отечество» (Isamaa) Маргуса Цахкна, за которую высказываются около 7% опрошенных. Не случайно представители обеих потенциальных коалиций всячески обхаживают руководство этой партии. Теоретически к дележу портфелей в состоянии подключиться ещё только одна партия – «Эстония 200» Кристины Каллас, которая с рейтингом в 4,6% при пятипроцентном барьере  балансирует на грани попадания в парламент. 

Маргус Цахкна

Маргус Цахкна

У центристов и социал-демократов больше шансов на объединение с «Отечеством», поскольку эти три партии уже составляют правящую коалицию. Однако в отношении к «русскому вопросу» Isamaa ближе к националистам. Достаточно вспомнить представляющего данную партию действующего министра юстиции русофоба У. Рейнсалу. И если центристский блок выступит слабее ожидаемого, «Отечество» вполне может его покинуть.

Вместе с тем в случае успеха движения «Эстония 200» его лидер Кристина Каллас, заявлявшая ранее, что рассчитывает получить голоса русских, будет тяготеть к центристам.

Кристина Каллас

Кристина Каллас

На руку центристам играет также то, что их лидер Юри Ратас, возглавляющий правительство, имеет наивысший рейтинг поддержки в качестве кандидата на занятие этого поста и в дальнейшем – до 35%. А личная популярность его ближайшего конкурента Каи Каллас составляет лишь 18%.

Вполне вероятно, что решающим на выборах в парламент Эстонии окажется желание избирателей видеть и дальше во главе правительства страны действующего премьера Юри Ратаса. В пользу этого говорит и его административный ресурс. Населению, в частности, уже объявлено, что грядет «самое масштабное за последнее десятилетие» повышение пенсий. Читай: «Если, конечно, Юри останется» у власти. Так что националистического «реванша» в эстонской политике может не быть. 

Шансы на то, что и будущую правящую коалицию в Эстонии составят ныне входящие в неё центристы, социал-демократы и «Отечество» с вероятным подключением к ним движения «Эстония 200», достаточно велики. Однако с учётом личных амбиций Ю. Ратаса не исключён вариант, что при слабых результатах на выборах он по образцу Германии пойдёт на «большую коалицию» из центристов и реформистов. Последние уже намекали ему на свою готовность к этому. 

В этом случае, хотя радикального правого поворота в политике Таллина и не произойдёт, ожидать улучшения перспектив развития российско-эстонского сотрудничества не придётся. А это, в свою очередь, сделает затруднительным исполнение большинства предвыборных обещаний потенциального победителя на выборах.

Заглавное фото: Эстонский парламент – Рийгикогу

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.