header
Владимир Путин и Марк Ферро. РИА Новости
"42615"
Размер шрифта:
| 30.10.2019 Политика  | История и культура 
1431
4.67
5
1
9
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.67
logo

Какая Европа видит в России «исторического врага»?

Слепа ли Европа?

В тех европейских кругах, которые считают для себя удобным рассматривать Россию в образе «вечного врага», успехи политики В. Путина в Сирии вызвали давно не наблюдавшееся смущение умов.

«Соединенные Штаты, хребет альянса, – писала 28 октября крупнейшая шведская ежедневная газета Dagens Nyheter,   – только что дезертировали из Сирии, оставив своих курдских союзников во власти другой страны – члена НАТО Турции. А главный победитель в этой драме  – Россия Владимира Путина, исторический враг [выделено нами. – Ред.]… Десятки лет США посредством НАТО обеспечивали безопасность в континентальной Европе, однако Трамп показал себя непредсказуемым и ненадежным партнером…. А теперь надо что-то делать и с российским соседом, который за счет Ближнего Востока стал еще больше… Силовое изменение национальных границ нарушило порядок, который царил в Европе с самого окончания Второй мировой войны. После Крыма ЕС и США ввели против России санкции, которые усилили экономический кризис, но Путин был несгибаем. И вот он щеголяет триумфом в Сирии, этим подарком от Трампа». 

Dagens Nyheter призвала не ослаблять санкции против России и быстрее вооружаться: «В сущности, нет никаких причин ослаблять давление… Как можно быстрее и мощнее вооружать свою часть НАТО на случай, если в США и дальше будут выбирать шарлатанов».

Член Совета Федерации Федерального Собрания РФ Олег Морозов, обративший внимание на статью в Dagens Nyheter, предположил, что речь идёт о попытке Европы «сплотиться на русофобской волне, а по сути дела обеспечить конкурентное преимущество главным образом в экономике». Вряд ли это так. Нервный выплеск, которая позволила себе шведская газета, затрагивает более глубокие слои общественного существования, чем конкуренция в экономике.

Всё проще и фундаментальнее: Россия и Европа – разные цивилизации, разные культурно-исторические типы. Нелепые ожидания тех, кто надеялись, что после развала СССР и отречения от официальной коммунистической доктрины Россию примут в «европейскую семью», давно рассеялись. Преподанный урок обошёлся дорого, и главный смысл его состоял в том, что под маской насаждавшейся в Европе вражды к советскому строю скрывалась застарелая, вековечная вражда к России. Вражда к самому факту существования на Востоке огромного, а главное – непонятного для европейцев государства. 

Европейскую узость восприятия России высмеивал ещё Фёдор Михайлович Достоевский. «Никакой Китай, никакая Япония не могут быть покрыты такой тайной для европейской пытливости, как Россия, прежде, в настоящую минуту и даже, может быть, еще очень долго в будущем… – писал он в 1861 году.  – Кое-что, впрочем, о нас знают. Знают, например, что Россия лежит под такими-то градусами, изобилует тем-то и тем-то и что в ней есть такие места, где ездят на собаках. Знают, что кроме собак в России есть и люди, очень странные, на всех похожие и в то же время как будто ни на кого не похожие; как будто европейцы, а между тем как будто и варвары. Знают, что народ наш довольно смышленый, но не имеет гения, очень красив, живет в деревянных избах, но неспособен к высшему развитию по причине морозов. Знают, что в России есть армия, и даже очень большая; но полагают, что русский солдат – совершенная механика, сделан из дерева, ходит на пружинах, не мыслит и не чувствует и потому довольно стоек в сражениях, но не имеет никакой самостоятельности и во всех отношениях уступает французу».

А Фёдор Иванович Тютчев, великолепно знавший Европу и подолгу живший в ней, считал, что одной из главных проблем в создании дружеских отношений Европы и России является недоверие западноевропейского человека к русскому, недоброжелательство, утверждаемое в западной прессе «постоянно повторяемым припевом». И чем больше успехи России в той или иной сфере государственной деятельности, тем острее это недоброжелательство, тем громче звучит «припев».

«Ту самую державу, – писал Тютчев своему немецкому корреспонденту, – которую великое поколение 1813 года (после победы над Наполеоном. – Ред.) приветствовало с восторженной благодарностью, а верный союз и бескорыстная деятельная дружба которой и с народами, и с правителями Германии не изменяет себе в течение тридцати лет, почти удалось превратить в пугало для большинства представителей нынешнего поколения, сызмальства не перестававшего слышать постоянно повторяемый припев. И множество зрелых умов нашего времени без колебаний опустилось до младенчески простодушного слабоумия, чтобы доставить себе удовольствие видеть в России какого-то людоеда XIX века!»

Превращать Россию в «пугало», видеть в ней «какого-то людоеда» – традиция европейской прессы, кочующая из века в век. Информационная война Запада против России началась не вчера; она велась против Московского царства, против Российской империи, против Советского Союза, как сегодня ведётся против Российской Федерации.

А вместе с войной идей из века в век кочуют планы «освоения» России европейскими «культуртрегерами»: «план превращения Московии в имперскую провинцию» (XVI  век) некого Генриха Штадена, который докладывался императору Священной Римской империи, герцогу Пруссии, шведскому и польскому королям; план оккупации Русского Севера (XVII век), подготовленный английским капитаном Томасом Чемберленом; масштабные планы Наполеона и Гитлера; операция «Немыслимое» – план атомной бомбардировки советских городов, разработанный вчерашними англо-американскими союзниками Советского Союза во Второй мировой войне… 

Новое клеймо «исторического врага» стали приклеивать к России тоже не сегодня. В 2014 году заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу в беседе с группой журналистов прямо заявил, что в Европе «не должны больше рассматривать Россию как партнера, а скорее как противника (выделено нами. – В.М.)». 

Однако в действительности, которая не сводится к идеологическим штампам, «единая Европа» отнюдь не едина. И с каждым годом это заметнее. Никто не может сейчас сказать, например, чем закончится мыльная опера с процедурой выхода Великобритании из Европейского союза и к чему это подтолкнёт другие страны-члены ЕС. «Европейская идентичность» не стёрла и не в силах стереть национальное лицо немца, испанца, венгра, итальянца…

«Наши враги – это те, кто убивают наших солдат в Мали и в Сирии, это те, кто устраивают теракты во Франции. И это не русские», – говорит известный французский историк и педагог Марк Ферро. По его словам, Европа слепа, она не видит, кто её настоящий враг. Образ России как «исторического врага» Европы навязывался такими европейцами, как Карл XII, Наполеон, Гитлер. Известно, чем они заканчивали. И что же: у европейских «хозяев дискурса» другой основы для сплочения между собой не остаётся?

Заглавное фото: Владимир Путин и Марк Ферро. РИА Новости
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.