header
Белорусская латиница
"69667"
4413
4.53
5
1
17
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.53
logo

Кириллица или латиница для белорусского языка?

«Мы бело-русы, а не бело-ляхи». Вспоминая о дискуссии 1912 года на страницах газеты «Наша ніва»

Немного понадобилось времени, чтобы дублирующие названия станций метро латинским шрифтом в белорусской столице стали привычными. Они появились в 2012 г. в ходе подготовки к спортивным международным состязаниям чемпионатам. Тогда это вызывало оживлённые дискуссии, непонимание. А потом привыкли…

Так в повседневную жизнь белорусов вошла «европеизация». В употреблении появилось даже словосочетание «классическая белорусская латиница».

Защитники этой моды обычно апеллируют использованию польского шрифта для записи белорусских текстов в XIX в. Действительно, на польской латинке писали Павлюк Багрим (Паўлюк Багрым), Ян Чечот, Винцент Дунин-Мартинкевич, Франтишек Богушевич и некоторые другие писатели-белорусы из католиков. Её использовал в своих прокламациях Константин Калиновский. Однако в гораздо большем ходу был русский гражданский шрифт. На нём печатались и Янка Лучина (Иван Неслуховский), и Якуб Колас, и Янка Купала. На нём остановила свой окончательный выбор и белорусская газета «Наша ніва», выходившая легально в Вильно в 1906-1915 гг. тиражом около 4000 экземпляров.

Белорусы в XIX в. были разделены по конфессиональному признаку на православных и католиков; соответственно, первые были приучены к кириллическому алфавиту, а вторые – к польскому шрифту и языку. С учетом этого белорусская газета «Наша ніва» долго печаталась двумя шрифтами: русским и латинским. А в 1912 г. на страницах этого печатного органа раннего белорусского национализма прошло обсуждение о необходимости одного шрифта. В самом деле, зачем одному народу, говорящему на одном языке, два шрифта?

У этого вопроса была и экономическая подоплека. Газета выходила в двух вариантах, а это было финансово неоправданно. По признанию самой редакции, «Наша ніва», что печаталась русскими буквами, расходилась в два раза больше, чем издаваемая латиницей (1912, № 19-20, с. 2).

Пришло много писем, были рассмотрены четыре варианта: печатать по-прежнему на двух шрифтах, издавать только на русском, только на латинском, изобрести новые литеры. Фактически обсуждение свелось к выбору из двух вариантов: либо латинский (польский) – либо русский гражданский шрифт. Редакция поделилась некоторыми соображениями своих корреспондентов.

Так, в пользу латиницы звучали следующие доводы: она более распространена среди «культурных народов», особенно европейских, и таким образом приобщает к культуре. Кроме того, на латинице якобы лучше передаются особенности белорусского языка. Были среди читателей и такие, которые прямо писали, что готовы больше платить за номер, если он будет печататься польскими буквами.

Однако гораздо больше было высказано доводов в пользу русского шрифта. В частности, известный белорусский поэт Янка Купала писал, что сохранение двух шрифтов в белорусской литературе продолжает закрепление конфессионального различия белорусов, поэтому, «обдумавши всё, как мне диктовала совесть, и принимая во внимание, что в нашем крае почти каждый грамотный знает русские буквы, а не латинские – я и присоединяюсь к сторонникам одного шрифта в белорусском печатном слове и отдаю свой голос за те буквы, которыми суждено было печататься первой белорусской светской книге – Статуту Литовскому» (1912, № 5).

Другой корреспондент, названный как М. Бобр-ич, писал так: «Мне очень удивительно и становится очень грустно, что ещё есть люди, которые имеют такую оригинальную любовь к латинскому шрифту. Так они явно отрекаются от традиций прошлого своей родины… все наши традиции, вся национальная святыня, что должен любить каждый белорус, достойный этого имени,  – всё это говорит, что русский шрифт для нас глубоко родной, потому что он есть одно из наших драгоценностей, которое оставили нам наши родители вместе с родным языком и которое мы должны беречь. На какие же традиции, на что в нашем славном национальном прошлом могут сослаться сторонники латинских букв? – Разве на традиции национального предательства и отречения от своего «простого», мужицкого… Но такого ни один настоящий белорус не выдвинет. Значит, смотря со стороны традиции – прошлого, нужно подавать голос за русские буквы» (1912, № 5).

Суждения, достойные внимания современных почитателей белорусской латиницы!

Подытоживая обсуждение, редакция суммировала доводы сторон и приняла решение издавать газету белорусского национального возрождения русским шрифтом. Вот что говорило в пользу такого решения:

«1. Мы бело-русы, а не бело-ляхи, и наш родной шрифт – русский.

2. Русскими буквами писали наши славные князья времён национальной независимости, и этот же шрифт употребляло правительство Великого княжества Литовского.

3. При теперешних школах русский шрифт куда больше распространён в Белоруссии, и теперь у нас латинских букв даже наши интеллигенты (особенно православные) не понимают, в то время как гражданский шрифт почти каждый более-менее образованный белорус знает.

4. Белорусов православных, что знают только русские буквы, в пять раз больше, чем католиков. И когда будет введено всеобщее образование, то все будут уметь читать русские буквы, а латинские – только жменька католиков.

5. Латинские буквы сами по себе не приблизят белорусов к западной культуре, ибо культуру не шрифт распространяет, а идеи и знание иностранных языков» (1912, № 19-20, с. 2).

Конечно, все эти суждения не означают, что белорусские националисты того времени отождествляли себя с великорусами (русскими). Важно то, что они думали о действительных формах местной традиции и не увлекались обманчивыми словами о «европейской культурности»,  скрывавшими мечту о польской краёвости.

Так белорусская газета с октября 1912 г. стала печататься только русскими гражданскими буквами (с дополнением буквы «ў», буква «і» тогда ещё сохранялась и в русском).

А как сегодня? Возрождённое издание националистической «Нашай нівы» (с 1991 г.) не просто отдаёт явное предпочтение русскому шрифту, но выходит на русском и белорусском языках (а дореволюционное издание выходило только на белорусском языке в двух версиях). Так расширяется круг читателей.

Прежнее издание газеты твёрдо проводило мысль, что в языке живёт душа народа. Современные белорусские националисты считают русский языком чужим и навязанным, но для более широкой пропаганды своих идей используют (в Беларуси же конституционное двуязычие – удобно). Однако с белорусской латинкой у «Нашай нівы» явное противоречие: порой она одобряется и даже рекомендуется.

Отчего сама редакция не попробует снова перейти на неё?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.