header
Штурм Кёнигсберга
"50777"
Размер шрифта:
| 07.04.2020 Мнение эксперта 
1485
4.9
5
1
10
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.9
logo

Цитадель прусского милитаризма рухнула за четверо суток

«Русское командование хорошо разработало и прекрасно осуществило эту операцию»

«…Сложить оружие и прекратить сопротивление. Всем генералам, офицерам и солдатам, которые прекратят сопротивление, гарантируются жизнь, безопасность, достаточное питание и возвращение после войны на родину или в любую другую страну по личному желанию военнопленного». Это обращение командующего войсками 3-го Белорусского фронта Маршала Советского Союза А.М. Василевского к генералам, офицерам и солдатам кенигсбергской группы войск перед самым штурмом крепости, увы, было проигнорировано. А оно позволяло избежать ненужного кровопролития, сохранить жизнь тысячам и оборонявшихся, и штурмовавших.

Кенигсберг был крепким орешком. Эта цитадель прусского милитаризма задолго до Второй мировой войны была превращена гитлеровским режимом в сильную крепость, а вступление советских войск в пределы Восточной Пруссии в октябре 1944 г. заставило вражеское командование ещё более усилить оборону города.

Были подготовлены три оборонительные позиции. Костяком системы обороны являлись железобетонные долговременные сооружения, внешние и внутренние форты и многочисленные убежища, дополненные развитыми полевыми укреплениями. В 8–15 км от центра города проходила позиция, которую немцы считали внешним обводом обороны. Здесь насчитывалось 15 старых фортов с артиллерийскими орудиями, пулемётами и огнемётами, связанных единой огневой системой. Каждый форт был подготовлен для круговой обороны и фактически являлся небольшой крепостью с гарнизоном в 250–300 человек. Первую позицию прикрывали противотанковый ров шириной 6–8 м и глубиной 3 м, эскарпы и противотанковые надолбы, проволочные заграждения и минные поля.

По окраинам города проходила вторая позиция, включавшая каменные здания, баррикады, железобетонные огневые точки – 38 дотов, 25 дзотов. Основой её обороны служили опорные пункты, созданные в каменных зданиях. Третья позиция опоясывала центральную часть города, имея в своём составе девять мощных фортов. В центре города находилась цитадель, рассчитанная на гарнизон в несколько сот человек. За всю войну советские войска не встречали столь мощных укреплений.

Гарнизон крепости состоял из четырёх пехотных дивизий, нескольких отдельных полков, крепостных и охранных формирований, а также батальонов фольксштурма и насчитывал около 130 тыс. человек. На его вооружении было до 4 тыс. орудий и миномётов, более 100 танков и штурмовых орудий. С воздуха эту группировку поддерживали 170 самолётов, которые базировались на аэродромах Земландского полуострова.  Западнее города дислоцировалась 5-я танковая дивизия, принимавшая участие в обороне.

Советским командованием к штурму Кенигсберга были привлечены 39-я (генерал-лейтенант И. И. Людников), 43-я (генерал-лейтенант А.П. Белобородов), 50-я (генерал-лейтенант Ф.П. Озеров) и 11-я гвардейская (генерал-полковник К.Н. Галицкий) армии, три воздушные армии, ВВС Балтийского флота, два бомбардировочных авиационных корпуса РВГК. Всего в наступательной операции принимали участие до 187 тыс. человек, около 5,2 тыс. орудий и миномётов, 125 танков и 413 самоходно-артиллерийских установок, 2,4 тыс. самолётов. Преимущество в живой силе и технике позволяло завершить операцию в кратчайший срок и без больших людских потерь.

До половины артиллерии составляли тяжёлые орудия, предназначенные для разрушения долговременных оборонительных сооружений. Авиация нацеливалась на удары по крепостным сооружениям, артиллерийским позициям врага, местам сосредоточения живой силы и боевой техники. Для действий в городе были подготовлены 104 штурмовые группы и 26 отрядов с приданными огнемётными подразделениями. С началом штурма они должны были прорываться в промежутки между фортами, окружать их и блокировать.

Поскольку маршал Василевский руководил ликвидацией наиболее мощной хейльсбергской группировки противника, задача по руководству взятием Кенигсберга была возложена на заместителя командующего 3-м Белорусским фронтом генерал-полковника И.Х. Баграмяна. Иван Христофорович разработал, по меткому выражению генерала армии А.П. Белобородова, тончайший в оперативном отношении план. Конфигурация линии фронта позволяла нанести удары с северо-запада и юго-запада, т. е. с глубоких флангов и тыла крепости. В этом случае большая часть укреплений, обращённых на восток и юго-восток, оставалась в бездействии, а удар наносился по наиболее чувствительному месту – тылу. Можно представить себе, что ожидало наши войска, если бы пришлось брать крепость в лоб.

Непосредственно перед штурмом крепости командование фронтом спланировало и провело четырёхдневный период разрушения долговременных инженерных сооружений противника. Настоящий ураган огня обрушился на Кенигсберг 6 апреля. В этот день в 12:00 после мощнейшей артиллерийской подготовки войска 3-го Белорусского фронта перешли в наступление. Немцы, опираясь на широко развитую систему долговременных и полевых укреплений и используя многочисленные каменные здания, оказывали упорное сопротивление. Тем не менее к исходу дня нашим войскам удалось прорвать укрепления внешнего обвода Кенигсберга и выйти на его окраины.

7 апреля советские войска завязали бои непосредственно за город. Вследствие отчаянного сопротивления и контратак противника продвижение было медленным. В течение дня враг предпринял 35 контратак, значительная их часть была произведена в самом городе.

Перелом наступил после того, как удалось овладеть фортом № 5 («Король Фридрих Вильгельм III»). Командир сапёрного взвода 175-го отдельного сапёрного батальона лейтенант И.П. Сидоров, подобравшись с подчинёнными непосредственно к стенам форта, организовал мощный подрыв. Через образовавшийся пролом внутрь форта проник штурмовой отряд и в рукопашной схватке подавил сопротивление немцев. А гарнизон форта № 5-а удалось склонить к капитуляции, направив к его коменданту двух ранее взятых в плен немецких солдат с письменным предложением о сдаче, согласно которому гарантировалось сохранение жизни, обеспечение медицинской помощью раненых, питание и возвращение на родину после войны.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 г. лейтенант Сидоров был удостоен звания Героя Советского Союза. Этого же звания удостоились 14 его сослуживцев, отличившихся при взятии форта.

11-я гвардейская армия продолжала успешный штурм укреплений в южной части города, овладев двумя фортами.

С утра следующего дня, 8 апреля, в связи с улучшением погоды стала значительно активнее действовать авиация. 516 тяжёлых бомбардировщиков 18-й воздушной армии Главного маршала авиации А.Е. Голованова обрушили на крепость тысячи крупнокалиберных бомб.

Штурмовые отряды и группы под прикрытием и при поддержке артиллерии, танков и авиации настойчиво пробивались к центру города. В ходе штурма они овладели несколькими сотнями кварталов и тремя фортами. В этот же день советские войска полностью овладели портом и железнодорожным узлом Кенигсберг, а также рядом важных военно-промышленных объектов. Наступавшие с севера и юга войска разрезали кенигсбергскую группировку противника на две части.

9 апреля 1945 г. стало четвёртым, последним, но, пожалуй, и самым напряжённым днем штурма. Враг продолжал яростно сопротивляться, хотя ещё накануне войска Красной армии плотно замкнули кольцо окружения. Неся громадные потери в людях и технике, враг стягивал силы к центру и восточной части города, где надеялся продолжать сопротивление. О масштабе боёв в этот день говорят хотя бы масштабы его потерь: было уничтожено свыше 10 тыс. немецких солдат и офицеров. Однако это уже было сопротивление обречённых.

«Тактическая обстановка в Кенигсберге, – вспоминал комендант крепости генерал О. Лаш, – была безнадежной… Мы полностью потеряли управление войсками. Выходя из укреплений на улицу, чтобы связаться со штабами частей, мы не знали, куда идти, совершенно теряя ориентировку: так разрушенный, пылающий город изменил свой вид. Никак нельзя было предполагать, что такая крепость, как Кенигсберг, так быстро падет. Русское командование хорошо разработало и прекрасно осуществило эту операцию».

Советские войска в ходе Кенигсбергской операции уничтожили до 42 тысяч и взяли в плен около 92 тысяч человек, в том числе более 1800 офицеров и четырёх генералов во главе с комендантом крепости. Из трёх лагерей военнопленных были освобождены около 9 тыс. человек.

«Абсолютно неприступный бастион немецкого духа», как называл Кенигсберг Гитлер, пал под ударами советских войск за четыре дня.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.