header
Президент Украины Зеленский и Генеральный секретарь НАТО Столтенберг
"102125"
Размер шрифта:
| 21.04.2020 Политика 
3392
4.86
5
1
22
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.86
logo

О функциональной преемственности власти на Украине после государственного переворота 2014 года

Смена Порошенко на Зеленского – не просто продолжение заданной майданом линии, это её развитие

О том, что не стоило возлагать большие надежды на смену курса Украины после выборов президента весной 2019 года, говорили очень многие.

Переворотом из спектра политических сил страны были исключены цвета, на которые ещё недавно ориентировалось большинство граждан – «бело-голубой» сторонников Партии регионов и «красный» – сторонников социалистических идей, прежде всего Коммунистической партии Украины (КПУ).

Администрация Зеленского демонстрирует преемственность курса, взятого Украиной после государственного переворота 2014 года, даже больше, чем можно было ожидать.

У Зеленского был шанс снизить напряжение в обществе и даже продолжать вести Украину к так называемой евроатлантической интеграции, ослабив давление на очень большую часть населения, для которой существенно важно положение русского языка и канонической Церкви. Формально давление со стороны власти было снижено, но вообразить сегодня на Украине демонстрацию, например, против закона о языке невозможно – люди знают, что появятся крепкие парни и поломают им носы, если не что-то похуже.

С одной стороны, «новая реальность» при Зеленском быстро развеяла надежды значительной части населения, ожидавшей перемен, с другой – было продемонстрировано полное игнорирование властью мнения народа, включая тех, кто отдавал свои голоса на выборах Зеленскому.

Преемственность от Порошенко к Зеленскому обозначилась быстро:

– Россия – по-прежнему «агрессор»;

русский язык – по-прежнему самый бесправный язык Украины, невзирая на обещания Зеленского пересмотреть закон о языке;

– курс на вступление в НАТО и ЕС провозглашается всё так же, вопреки интересам народа и выгодам экономики;

тотальная приватизация и запуск «рынка земли» продолжаются;

– отказа от войны в Донбассе «до победного конца» не произошло;

– по-прежнему саботируются Минские соглашения.

Отсутствие у Украины государственного суверенитета после переворота 2014 года подтверждается во всём.

Переворот происходил при активном участии местных олигархов, которые стремились к переделу активов, к захвату власти как важнейшего административного ресурса. В первую очередь это политические и финансово-промышленные силы, аффилированные с Демократической партией в США. Ручное управление Украиной было насквозь циничным – вплоть до прямых указаний парламенту по назначениям тех или иных личностей. В практику вошли откровенные откаты в виде назначений на неоправданно высокодоходные должности в энергетические компании, как это было с семейством Байденов – один (старший) занимался кадровой политикой в стране через Раду, другой (младший) получал зарплату в украинской компании, в разы превышающую выплаты управленцам на аналогичных позициях в Германии, Франции…

Украину умышленно лишили манёвра в сфере внешнего кредитования. Помним так называемую реструктуризацию долга. В качестве компенсации за «невиданную щедрость» часть кредиторов получили дополнительные ценные бумаги – ВВП-варранты (VRI). Суммы выплат по ним зависят от динамики роста ВВП Украины: при темпах до 3% включительно выплаты нулевые, от 3% до 4% – 15% от каждого процента прироста ВВП, от 4% – 40% с каждого дополнительного процента. Именно этим, а не реальным ростом экономики, не «низкой базой» расчётов объясняются данные статистики по увеличению украинского ВВП в 2018 году на 3,291% (и превышение необходимого порога ВВП в 125,4 млрд долл. до 130,832 млрд долл. в том же 2018 году).

Страна после Порошенко находилась в удручающем положении: потеря целых отраслей промышленности, потеря территорий, отток порядка 10 млн человек за пределы Украины в поисках лучше доли, война….

У Зеленского была возможность обвинить в разрухе и деградации Украины своего предшественника и его присных, назвать вещи своими именами, события на майдане назвать преступлением. Большинство населения ждало от него этого. Не дождались. Зеленский пошёл намного дальше Порошенко, и никаких обещанных им «посадок по весне» не произошло.

Смена Порошенко на Зеленского – не просто продолжение заданной майданом линии, это её углубление и развитие.

Алчность Порошенко была известна тем, кто привёл его в кресло президента. Эта алчность давала полную возможность управления украинским президентом – террабайты компромата, не надо никаких сложных расследований. Беспредельный грабёж Украины происходил у всех на глазах.

Порошенко выполнял свою функцию – процесс укрупнения капитала шёл быстрыми темпами. Множество разорившихся предприятий в различных отраслях, грандиозная зачистка банковского сектора от вполне эффективно работающих финансовых организаций, но создававших конкуренцию бизнесу Порошенко – всё это привело не только к сосредоточению в немногих руках значительных активов, но и к упрощению дальнейшего внешнего контроля над экономикой страны.

Смена власти давала выход накопившемуся у населения гневу… и позволяла продолжить намеченный государственным переворотом путь. При этой смене на второй план отошли олигархи, на политическую авансцену были выставлены профессиональные грантоеды, «шестёрки». Это люди-функции, чьи имена даже не запоминаются. Борьба олигархов происходит теперь опосредованно, но в рамках борьбы политических сил в Соединённых Штатах – основного выгодополучателя от событий на Украине с конца 2013 года и организатора этих событий. И в этом тоже есть преемственность, безотносительно к тому, кто у власти в США – демократы или республиканцы, безотносительно к противоречиям между ними и некоторым различиям в планах «употребления» Украины. Вашингтону Украина интересна только как источник проблем для России.

Это видно и по тому, как ущемляются интересы одного из финансистов нынешнего режима Игоря Коломойского. Парламент даже принимает специфический закон – закон о банках, который называют законом против Коломойского. Избирательное правосудие – тоже характерная черта постмайданной Украины. И в этом тоже очевидная преемственность власти от Порошенко до Зеленского.

Управление Украиной осуществляют сегодня люди не менее беспринципные, чем при Порошенко; люди, уникально безграмотные в управленческих делах. Их безграмотность и непрофессионализм упрощают задачи внешнего управления, которое взяли на себя «более мудрые и опытные». А массовка в первом ряду политбомонда – мальчики и девочки для битья – что ж, считают, что она имеет, как говорится, «право на ошибку»…

Разница между 2014-м и 2020-м состоит в том, что тогда власть получили люди, которые теряли совесть, пока делали политическую карьеру или боролись за активы. Сейчас это во многом представители поколения, при котором «отменили» официальную идеологию, заменив её рефлексами общества потребления, у которого нет ощущения значимости таких понятий, как Родина, память предков, мораль, совесть. В английской языке отсутствует понятие «совесть», а английский – язык для новых управленцев более важен, чем родной.

Фото: REUTERS/Gleb Garanich

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.