header
Лачинский и Мегринский коридоры как ключи к миру на Кавказе, или Пол Гобл снова на арене
"115248"
Размер шрифта:
| 27.11.2020 Политика 
5992
4.77
5
1
13
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.77
logo

Лачинский и Мегринский коридоры как ключи к миру на Кавказе, или Пол Гобл снова на арене

В чём разница между интересами трёх участников международной группы посредников по Карабаху

Установившийся на Кавказе при посредничестве России мир между Арменией и Азербайджаном оценивается многими экспертами в основном с точки зрения того, кто какие выгоды от него получил и насколько он прочен. Ключевым элементом соглашения по традиции в мире видят Лачинский коридор между Арменией и Нагорным Карабахом, контроль за которым будут осуществлять российские миротворцы. И если вокруг неясного статуса бывшей азербайджанской Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) Азербайджана споры могут вестись долгие, но в основном за переговорным столом, то проблемы с функционированием Лачинского коридора в состоянии вновь перевести конфликт в горячую фазу. Армяне, например, считают, что данный маршрут должен быть всегда открыт, в том числе для возможных военных перебросок в интересах Сил самообороны Арцаха (Карабаха). Азербайджанцы полагают, что суверенитет над коридором принадлежит им и при определенных обстоятельствах они вправе требовать от миротворцев его перекрытия.

Лачинский коридор

Лачин

Лачинский коридор

Контроль за территориями в Нагорном Карабахе и вокруг него после 9 ноября 2020 года

При этом гораздо меньше внимания уделяется 9-му пункту трёхстороннего заявления, в котором говорится о другом, Мегринском, коридоре, который должен быть открыт через южноармянскую область Сюник (Зангезур) для экономического сообщения между основной территорией Азербайджана и ее эксклавом – Нахичеванской автономной республикой (НАР). Между тем именно этот пункт является тем эффективным контрбалансом, который придаёт устойчивость всей структуре мирного урегулирования и делает её выгодной как для участников конфликта, так и для всех региональных сторон.

Внерегиональные же державы, в первую очередь США и Франция, явно недовольны тем, что остались за рамками соглашения, и уже проявляют первые признаки его торпедирования, что представляет ощутимую опасность для всего мирного процесса.

Идея взаимоувязки двух упомянутых коридоров как ключа к устранению территориальных споров между Баку и Ереваном возникла давно, в начале 1990-х гг. Тогда же стало очевидным, что простого территориального обмена одного на другой не получится, поскольку, приобретая Лачинский участок (6 км), Армения была бы вынуждена отдать несопоставимо больший Мегринский участок (56 км) и утратить выход на границу с Ираном. То есть полностью, по её мнению, оказаться в стратегическом враждебном окружении. Ещё тогда Россия предложила иной выход: обе территории остаются там, где есть, но используются для беспрепятственного транзита под наблюдением российских миротворцев. Вариант с международными наблюдателями не был бы столь надёжен. «Пояс безопасности» из 7 районов передавался бы Азербайджану. Статус НКАО оставался бы предметом дальнейших переговоров, но переставал бы генерировать беспрерывную конфликтность. Участники переговоров прекрасно помнят, что обе стороны были весьма близки к тому, чтобы принять данную схему. И тогда не было бы впустую потраченных почти 30 лет с огромными жертвами и гигантскими израсходованными ресурсами. Но тогда в ход событий вмешалась третья сила – США. В Вашингтоне посчитали, что подобное урегулирование даёт слишком большие рычаги влияния на Кавказе в руки России и затрудняет интеграцию региона в евроатлантические структуры.

Сначала американцы вновь вбросили в переговоры уже признанную другими участниками негодной идею обмена территориями, а потом попросту скомкали всю их повестку, сделав невозможным достижение любого компромиссного решения. Особенно запомнились выдвинутые ими планы «Гобл-1» и «Гобл-2». В данный момент их автор вновь заявляет о себе с неким планом «Гобл-3».

Майданная русофобия Киева

Пол Гобл – географический мечтатель» и практический русофоб

Пол А. Гобл (Paul A. Goble), 1949 года рождения, – американский аналитик-кремленолог, ведущий сотрудник ЦРУ, спецсоветник госсекретаря США. Не просто боец, а полководец фронтов психологической войны на Радио «Свобода» и «Голосе Америки». Изрядно поколесил по постсоветскому миру, успел поработать директором научных исследований Азербайджанской дипломатической академии. Прославился авторством широко известных карт переустройства евразийского пространства. Ни одна из его идей не сбылась, но борьбу за них американская государственная машина с упорством, достойным лучшего применения, продолжает вести при всех администрациях. Гобл награждён высшими орденами Латвии, Литвы и Эстонии.

План «Гобл-1» по размену Лачинского и Мегринского коридоров

План «Гобл-1» по размену Лачинского и Мегринского коридоров

В первом плане, выдвинутом в 1992 г., Гобл просто повторил идею обмена Мегринским и Лачинским коридорами между Арменией и Азербайджаном. В результате намечавшийся компромисс был сорван, но из самой идеи так ничего и не родилось. В 1996 г. Вашингтон вновь вторгся в переговоры с планом «Гобл-2», по которому, помимо указанного обмена, в пользу Армении должен бы быть отрезан кусок на севере Нахичевани для сохранения выхода Еревана на Иран. Однако поскольку в этом случае Азербайджан терял бы прямой выход из НАР на Турцию, то предлагалось отрезать ещё кусок от северной Армении и т. д. Нелепость этого плана, который и в Баку, и в Ереване все эксперты и поныне называют безумным, была очевидна сразу.

План «Гобл-2»

План «Гобл-2»

Однако, по-видимому, в Вашингтоне никто и не планировал этот план осуществлять, поскольку на ситуацию там смотрели не столько под углом зрения разрешения конфликта, сколько в расчёте на вытеснение из числа посредников России. Есть опасения, что и сейчас Вашингтон вместо поддержки мирного решения займется его разрушением.

Гобл по-прежнему активен. В интервью различным агентствам он выдвигает в последнее время «третий план». Смысл его в том, чтобы оба обозначенных коридора «постепенно обретали свой суверенитет». А стороны конфликта вступили бы в своего рода «двухэтажные» переговоры: «...один публичный – только с участием Баку и Еревана, второй – непубличный, в ходе которых каждая из сторон сможет провести консультации со Степанакертом». Нетрудно заметить, что эти идеи не содержат ничего нового и сводятся главным образом лишь к одному – вытеснению России из процесса. Не зря Пол Гобл пророчит, что «Армения будет искать замену России», а состав миротворцев с помощью США и Франции «может измениться». Он утверждает, что, когда к власти придёт новая администрация США, Вашингтон вновь начнёт играть более важную роль и будет противодействовать введению Москвой миротворцев в зону конфликта.

Следует признать, что определённые основания для таких расчётов дают некоторые голоса, звучащие в Ереване, безнадежно пытающиеся пересмотреть итоги войны. Однако совершенно очевидно, что в случае попыток ревизии достигнутых соглашений Армения рискует потерять даже то, что осталось. В Ереване должны понимать, что главное для Вашингтона то, чтобы «там не было русских», а «где при этом окажутся армяне» американским политикам совершенно безразлично.

В Баку пока тоже, кажется, понимают, что при попытках «дожать» Ереван рискуют вновь погрузить регион в хаос. Теоретически Азербайджан, возможно, и смог бы установить единоличный контроль над Лачинским коридором, но тогда он уже не смог бы претендовать на Мегринский коридор.

Что касается интереса России, то он вполне очевиден. Дело не в иллюзорном и затратном военном присутствии где-то, а в том, что Россия единственная из трёх участников международной группы посредников по Карабаху, жизненно заинтересованная в открытии всех путей сообщения в регионе. Для Франции эти пути чистая абстракция, для США – конкуренция.

Точка пересечения основных транспортных коридоров Евразии: Закавказье

Точка пересечения основных транспортных коридоров Евразии – Закавказье

Так получилось, что обмен коридорами при любом раскладе вообще не выход для Армении и Азербайджана. Они всегда будут подозревать, что другая страна может использовать данный маршрут для собственного военного усиления. И только контроль над коридорами со стороны третьей силы, причем такой, которая сама заинтересована в мирном характере протекающего здесь трафика, может гарантировать транспортную безопасность в регионе. Исторически сложилось так, что подобной силой является именно Россия. Подход прост и справедлив. По отношению к Еревану: «Хотите пользоваться Лачинским коридором, не препятствуйте функционированию Мегринского коридора, иначе блокируется первый». По отношению к азербайджанцам в обратном порядке: «Хотите пользоваться Мегринским коридором, не стремитесь к полному обладанию Лачинским коридором из-за опасности потерять нужный вам проход через Армению». При этом, естественно, суверенитет Азербайджана и Армении над этими территориями, равно как и их выход на границу с соседними Ираном и Турцией, должны быть полностью сохранены. Технически это вполне достижимо.

«Мегринско-Лачинская стратагема» как ключ к миру в регионе ещё войдет во все учебники по геополитике.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.