header
«Северный поток 2» – газопроводная ветка переплелась с геополитической линией
"104343"
Размер шрифта:
| 18.02.2021 Политика  | Экономика 
1312
4.89
5
1
9
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.89
logo

«Северный поток – 2» – газопроводная ветка переплелась с геополитической линией

Немного о зависимости Германии от России и зависимости России от немецкого рынка

Дипломатические и санкционные баталии вокруг завершения строительства панъевропейского и трансъевропейского газопровода «Северный поток – 2» всё чаще выпячивают на первый план противоречия как разных бизнес-сообществ, так и отдельных кланов внутри политического класса Германии и Соединённых Штатов.

При этом экономики двух стран тесно интегрированы и во многом взаимозависимы. Весомая прослойка германской правящей элиты тесно связана с американскими директивными кланами, а в среде действующих политиков федерального и земельного уровней немало тех, кого с полным правом можно отнести к «агентам влияния» Вашингтонского обкома.

Опрометчиво забывать, что Германия, формально суверенная, до сих пор остаётся оккупированной страной, где размещается иностранный воинский контингент и базы со складированным ядерным оружием. А военно-политическое руководство в Берлине ограничено в выборе акцентов во внешней политике обязательствами в рамках НАТО, созданной англосаксонскими державами, согласно хрестоматийному фольклору, для того чтобы «держать русских подальше, а немцев в подчинении» (To keep the Russian out and the Germans down).

Тем не менее оковы трансатлантической солидарности не в состоянии отменить изначальную мотивацию частного капитала, нацеленного исключительно на извлечение прибыли.

Выразительной иллюстрацией конфликта интересов хозяйствующих субъектов Германии и США стала последовательная подрывная деятельность американского большого бизнеса в паре с администрацией и Конгрессом США против дополнительной газотранспортной инфраструктуры «Северный поток – 2». Принятый в Америке в 2019 году закон об энергетической безопасности Европы (Protecting Europe’s Energy Security Act), подтверждённый в декабре 2020 года, представляет собой прямое вмешательство в дела третьих стран. Тому есть веская причина.

Для Германии гарантированная подпитка дешёвыми энергоносителями, как и ранее, в 1970-е годы, послужит своего рода допингом и скажется в конечном счёте на конкурентоспособности промышленности – экспортно ориентированной. Даже если значительная доля газпромовского голубого топлива пойдёт на обогрев жилищ и приготовление пищи на газовых плитах. Вашингтону не по нраву и то, что благодаря обильным поставкам сибирского природного газа произойдёт превращение Германии в крупнейший энергетический хаб в Европе. Вентиль окажется в руках германских операторов газовых потоков.

С целью не допустить усиления конкурентов американцы перешли во фронтальное наступление на общеевропейский мегапроект. Сперва администрация Трампа напугала репрессалиями швейцарского подрядчика Allseas, вынудив его прекратить работы, а затем внесла в чёрный список в соответствии с законом о «Противодействии противникам Америки посредством санкций» трубоукладчик «Фортуна», чтобы окончательно воспрепятствовать завершению строительства газопровода, готового на 94-95% (уложено более 2300 км  примерно из 2460 км).

«Трубопровод, который завершен на 95 процентов, – это трубопровод, который завершен на ноль процентов. Сейчас это просто кусок металла на дне океана», – торжествующее объявил сенатор-республиканец от Техаса Тед Круз, сын кубинского эмигранта, воевавшего вместе с Кастро. Круз стал закопёрщиком в сообществе противников «Северного потока». 

Неудивительно, что в предпринимательской среде в Германии образовался, если прибегнуть к медицинскому термину, «очаг застойного возбуждения», хотя вернее раздражения, вызванный угрозами США наказывать всех, кто будет сотрудничать с европейским консорциумом, пролагающим дополнительные две нитки газопровода из России в Германию. Нервничают не только немцы. Под санкционной пятой могут оказаться около 120 компаний из 12 европейских стран, куда входят банки, страховщики, порты, поставщики комплектующих, строительные фирмы и так далее.

Как следствие, консорциум европейских энергетических мейджоров в составе германских Wintershall и Uniper, австрийской OMV, французской Engie, Royal Dutch Shell (Великобритания и Нидерланды) и российского «Газпрома» довёл до сведения немецкого политического истеблишмента, что обратится в суды, чтобы возместить потраченные капиталовложения и компенсировать «упущенную» прибыль. Счёт пойдёт на миллиарды евро.

В сентябре 2020 года два автора, Томас Зигмунд (Thomas Sigmund), Матиас Брюгман (Mathias Bruggmann), на страницах влиятельной немецкой газеты «Хандельсблат» напомнили о непреходящей ценности  того, что в годы «разрядки» называли немецким (!) словом Realpolitik. Реальной в смысле прагматики, лишённой идеологических предрассудков. Основная мысль авторов – «Гнев в политике – плохой советчик»: «В разгар нефтяного кризиса 1973 года в Германию начал поступать «русский газ». Тогда Россия еще была частью СССР, и в первую очередь американцы бесились от ярости. Энергетическое партнерство между Германией и Россией продолжается на протяжении почти 50 лет. За эти полвека было много политических конфликтов, от ввода советских войск в Афганистан с последующим бойкотом Олимпиады в Москве до недавнего обострения крымского кризиса». После этого напоминания Зигмунд и Брюгман констатируют: «Немецкое правительство всегда действовало в русле реальной политики. Оно разделяло чисто экономические и политические проекты».

В конце января бундесканцлерин Ангела Меркель произнесла ключевую фразу: «Я не изменила в своей основе мнения по “Северному потоку – 2”», сделав, впрочем, оговорку: «Для меня было важно, чтобы Украина получила газовый договор и мы, конечно, будем обсуждать это с новой американской администрацией». Существеннее другая фраза: в любом случае «экстерриториальные санкции» – это «не норма».

Напрашивается вывод: германский бизнес-политикум огрызается. Пока довольно робко. С оговорками. С оглядкой на Большого Брата. Но огрызается, понимая, что, если даст слабину, придавят до хруста в позвоночнике. И, похоже, сигналы из Берлина дошли до Вашингтона без искажений, чему свидетельство начавшиеся в феврале переговоры, сосредоточенные номинально на введении санкций против участников панъевропейского инфраструктурного проекта.

Ключевой момент – введение Германией моратория на достройку «Северного потока – 2». Так этот новый поворот событий видится на поверхности. Однако если верить источникам «Хандельсблата», то размен фигур выглядит совсем иначе. Вашингтон санкции снимет, если Берлин поклянётся применить т. н. механизм остановки газового потока, в случае если будет установлено «нарушение» Россией прав человека.

Что это? Утечка «сверхчувствительной» информации? Или газетная утка? Так или иначе, произошло удивительное совпадение: 6 февраля находящийся под санкциями трубоукладчик «Фортуна», согласно данным систем глобального позиционирования морских судов, возобновил работы в эксклюзивной экономической зоне Дании, в датских водах, там, откуда год и два с половиной месяца назад его выпроводили американские санкции. Завершение укладки труб на финальном отрезке запланировано на конец апреля.

Не исключено, что газопроводная «большая игра» вступает в эндшпиль. Скрытые пружины возможного компромисса можно искать либо в «зелёной» повестке Джо Байдена, не испытывающего особой симпатии к своим энергетическим компаниям, либо в стремлении новой администрации залатать дыры в доверии между США и европейскими союзниками. Пока это только версии.

В истории трансбалтийского газопровода инфраструктурная ветка переплелась с геополитической линией. Наверное, стоит с монотонной регулярностью кое-что напоминать немцам из истории. История – добротный учитель, если учить её уроки.

В конце 1942 года заместитель госсекретаря США выступил с инициативой произвести вивисекцию Германии, когда она падёт, разделив её на пять самостоятельных государств. На Московской конференции в 1943 году Лондон и Вашингтон предлагали раздробить Германию уже на три части. На конференции «большой тройки» в Тегеране в том же 1943 году прозвучала идея разрубить Германию снова на пять частей, выделить и «интернационализировать», то есть поставить под свой контроль, её индустриальное сердце – Рурскую область. СССР, предшественник России, отверг этот план, подчеркнув, что такие меры приведут к росту в Германии национализма и реваншистских амбиций.

По плану Ганса Моргентау, Германию следовало превратить «в картофельное поле». Предполагалось расколоть потенциального конкурента уже не на пять, не на три, а на две части, образовав северную и южную Германии. На конференции в Потсдаме вбросили в дискуссию идею создания Южной Германии путём объединения Баварии и Австрии. И снова СССР не допустил разрушения германской государственности и расчленения единой нации. А в 1989 году – вопреки давлению Лондона и Парижа – именно Советский Союз стал спонсором объединения Германии.

Сегодня объективно возникают, хотя процесс этот долгий, новые точки соприкосновения интересов России и Германии, что уже породило панические настроения в странах англосаксонской оси. Наглядным подтверждением стала публикация 13 февраля в британском еженедельнике «Спектейтор» статьи об идущих сейчас переговорах по газопроводу раздора: «Байден против Меркель: битва за российский газ накаляется».

Резонно указав на то, что решение правительства Меркель, принятое по следам трагедии на АЭС Фукусима, свернуть атомную энергетику, а также отказаться от угля как от загрязнителя атмосферы, привело к повышению роли природного газа для промышленного производства, а Россия остаётся основным поставщиком этого топлива, автор информирует читателей, что по этой причине «политический истеблишмент един в своей поддержке газопровода» (political establishment is united in support of the pipeline).

Сославшись на радостные отклики в Германии на промежуточные успехи тестирования российской вакцины от коронавируса «Спутник V», противопоставив это холодному приёму вакцины от англо-шведской компании AstraZeneca, автор приходит к знаменательному и для себя тревожному выводу: «Вакцины и трубопровод усиливают зависимость Германии от России и зависимость России от немецкого рынка. Мы являемся свидетелями начала новой дружбы».

Хуже всего, по мнению «Спектейтора», то, что идущий на смену Меркель Армин Лашет, председатель партии "Христианско-демократический союз" с 16 января 2021 года, премьер-министр земли Северный Рейн-Вестфалия, настроен на конструктивный диалог с Москвой. Ранее Лашет осуждал «антипутинский популизм» и обвинял США в помощи террористам из запрещённой в России группировки ИГ* в войне против президента Сирии Башара Асада.

Не устраивает автора британского еженедельника и сама Меркель, которая в последнее время стала часто упоминать «стратегическую автономию» Евросоюза, что по логике означает одно: готовность оказаться от патронажа США и утверждать свою самостоятельность. В том числе на поприще энергетической безопасности, ответственность за которую по привычке взял на себя Вашингтон. Вывод автора публикации выглядит спорно, но симптоматично: «Таким образом, «Северный поток – 2» и сумбурное представление Европы о стратегической автономии ещё больше отдалит ЕС и США друг от друга».

…Говорят (с некоторым преувеличением), что в Европе никто нас не любит, кроме немцев, которые тоже нас не особо любят, и тем не менее. Из многих европейских наций именно немцы, чья мелкопоместная и нередко худосочная аристократия царствовала в России, а также те немцы, что помнят уроки 75-летней давности, нас понимают чуточку лучше иных... А значит, у третьей и четвёртой веток «Северного потока» есть шансы не остаться порожними.

Фото: REUTERS/Hannibal Hanschke

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.