header
Джон Болтон славился своей жёсткой позицией и геополитическими авантюрами по всему миру
"118862"
Размер шрифта:
| 20.05.2021 Политика 
2066
5
5
1
14
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

«Геополитика прямого соприкосновения» по Джону Болтону

Риск огромен, выигрыш сомнителен

13 мая на сайте журнала National Review появилась статья бывшего советника по национальной безопасности президента США Джона Болтона под броским названием, которое в переводе звучит так: «Как Байдену ловчее «перевести стрелки» на Путина?».

1 июня текст Болтона появится в бумажной версии того же издания под более академичным заглавием «Между Россией и НАТО».

Сразу отметим, что выступление Болтона встретило в России гораздо более живую реакцию, чем в США. На родине автора на этот текст, похоже, просто не обратили серьёзного внимания. Я, по крайней мере, не нашёл ни одной статьи, содержащей какую-либо реакцию на его предложения. Такое игнорирование, разумеется, не случайно: Болтон нынче не может считаться выразителем мнения ни Республиканской, ни Демократической партий. Он как бы ни там, ни там. Он весьма критичен к Байдену, в том числе в связи с «мяготелостью» его российской политики, в которой, как он считает, жёсткие слова не подкрепляются жёсткими действиями. В то же время он едва ли может считаться своим человеком для республиканцев, которыми по-прежнему и с удвоенной силой верховодит бывший босс Болтона, экс-президент Дональд Трамп, с популярностью которого среди республиканского избирателя не сравнится ни один американский политик.

Воспоминания Джона Болтона на прилавках американских книжных магазинов.

Воспоминания Джона Болтона на прилавках американских книжных магазинов. Фото: PREUTERS/Carlo Allegri

С Трампом Болтон поссорился в 2019 году, выпустив в свет свои скандальные мемуары, нелицеприятные для бывшего главы Белого дома, поэтому в Республиканскую партию в её нынешнем виде путь ему отрезан. С той оговоркой, что если только эта партия не изменится или же на её обломках не возникнет «третья сила», оппозиционная и Трампу, и Байдену. О возможности появления такой «третьей силы» сейчас в Вашингтоне говорят всё чаще, связывая её с выходом из руководимой негласно Трампом партии целого ряда функционеров и политиков, не желающих связывать себя с бывшим президентом. Лидером этой «третьей силы» сегодня претендует стать конгрессмен от штата Вайоминг Лиз Чейни, дочь бывшего вице-президента и недавний организатор конференции республиканцев в нижней палате.

Лиз Чейни.

Лиз Чейни. Фото: USA Today

Отметим, что статья Болтона появилась буквально на следующий день после снятия Чейни с её поста под прямым давлением Трампа, постоянного объекта критики с её стороны. Не исключено, что Болтон решил таким образом намекнуть, что может быть полезен этой «третьей силе», если она всё же рискнет бросить вызов Трампу внутри партии либо вне её.

Дик Чейни, отец Лиз, и Джон Болтон – по существу одно течение в вашингтонском истеблишменте. Выражение «неоконы» сегодня уже мало что отражает: бывшие бушисты, не раскаявшиеся сторонники интервенции в Ирак, сегодня расколоты между лагерем сторонников и противников Трампа. Болтон и Чейни могут быть названы «радикальными интервенционистами»; согласно их политической философии, все проблемы Америки и Евро-Атлантики в целом могут и должны решаться только силой. Предыдущая книга мемуаров Болтона называлась «Отступление – не выбор» (Surrender is not an Option). Это название отражает устоявшееся реноме политика. Зам. госсекретаря и советник по нацбезопасности почти во всех случаях выступал за силовое решение проблемы: собственно, тот факт, что он оказался востребован Трампом в 2018 году, не мог не означать, что президент держал в уме какое-то жёсткое решение; таковым был выход США из иранской ядерной сделки и военный шантаж Тегерана с целью заставить его максимально уменьшить своё геополитическое влияние на Ближнем Востоке.

Трамп и его люди шантажировали Иран военным ударом до последнего.

Трамп и его люди шантажировали Иран военным ударом до последнего. Фото:  REUTERS/POOL New 

Трамп хотел шантажировать Иран возможностью войны, но он не стремился к войне. Болтон же пришёл в Белый дом с целью навязать военное решение иранской проблемы. В какой-то мере он отрабатывал само своё назначение, которым был обязан в том числе миллиардеру Шелдону Адельсону, главному спонсору партии и наиболее влиятельному в сфере бизнеса противнику иранской сделки. В июне 2019 года, после уничтожения иранскими ПВО американского беспилотника возник реальный повод нанести воздушный удар по Тегерану, но Трамп в решающий момент отступил, и именно это стало причиной отставки Болтона, которая произошла в сентябре 2019 года. Убеждён, что это событие сыграло роковую роль в политической карьере президента, против которого оказались мобилизованы практически все элитные группы – и медиа, и разведсообщество, и Пентагон, и даже истеблишмент собственной партии. С уходом Болтона Трамп лишался поддержки и той части «израильского лобби», что делала ставку именно на военное решение, не удовлетворённая дипломатическим шантажом.

Нашумевшее в своё время фото с блокнотом.

Нашумевшее в своё время фото с блокнотом. Фото: REUTERS/Jim Young

В кампании 2020 года Болтон занял позицию «чума на оба ваши дома». Из его книги и некоторых выступлений можно было сделать вывод, что он, как и другие «ястребы», рассчитывал на антитрамповский бунт вице-президента Майка Пенса, который в этом случае мог бы явиться достойным конкурентом «мягкотелому» Байдену. Однако «бунт» Пенса если и состоялся, то лишь под самый занавес всей кампании, когда Трамп рассчитывал на неутверждение сенатом, где председательствовал Пенс, итогов голосования коллегии выборщиков. До того момента Пенс сохранял лояльность шефу, что, впрочем, было единственно возможной для него линией поведения, учитывая гигантскую популярность Трампа в электорате республиканцев. Поэтому большой роли в событиях 2020 года Болтон не сыграл, но своих видов на теневое лидерство не оставил.

Напомню, что он предлагает в своей статье. Описывая то, как «плохо» ведёт себя Россия на постсоветском пространстве, он приходит к выводу, что отчасти поводом, точнее стимулом, к «плохому поведению» России является наличие «серой зоны» – шести восточно-европейских и кавказских государств, «территорий-проливов», зависших между Россией в её нынешних границах и странами Северо-Атлантического блока. Речь, понятно, идёт о шести бывших советских республиках: Молдове, Украине, Белоруссии, Армении, Азербайджане, Грузии. Точности ради надо сказать, что «серая зона» простирается всё-таки несколько дальше, захватывая в настоящий момент Сербию, Кипр, непризнанное Россией Косово, Боснию и Герцеговину. Однако у Болтона речь идёт именно о постсоветском пространстве, о той его части, которая пока не вошла в НАТО.

По мнению Болтона, Россия активно пытается не допустить окончательного свёртывания «серой зоны», поддерживая в Молдове, на Украине и в Грузии ряд «замороженных» конфликтов, препятствующих поглощению этих стран Атлантическим блоком. Болтон и предлагает неуклонно, последовательно «сжимать» эту «серую зону», сокращая для России пространство геополитического манёвра.

Владимир Зеленский перед Йенсом Столтенбергом.

Владимир Зеленский перед Йенсом Столтенбергом. Фото: REUTERS Handout

Честно говоря, конкретные его рекомендации по поводу каждой из республик, входящих в «серую зону», туманны. Прямого включения этих государств в НАТО он не требует, понимая, чем рискует, но настаивает на самом процессе, который мог бы состоять в наделении Украины и Грузии каким-то особым статусом, скажем, «союзника НАТО» в Европе. Он призывает подталкивать формально нейтральные Финляндию и Швецию к вступлению в блок, давить на Францию и Германию с целью обеспечения геополитического единства Евро-Атлантики перед лицом российской «угрозы». Болтон зовёт к «размораживанию» приднестровского конфликта, требуя привлечения международного внимания к этой «аномалии», а также к активным действиям Грузии с целью возвращения ею в свой состав отпавших в 2008 году Абхазии и Южной Осетии.

В случае максимально возможного «сжатия серой зоны» Россия вновь окажется перед вопросом – «присоединяться к Западу или противостоять ему».

Ветеран американской дипломатии Генри Киссенджер.

Ветеран американской дипломатии Генри Киссинджер. Фото: REUTERS Gary Cameron

Статья Болтона привлекает внимание своей ясностью. В некоторой степени это ответ тем политическим реалистам, кто вслед за покойным Бжезинским и здравствующим Киссинджером выступали в 2014 году за «финляндизацию» Украины и вообще всей «серой зоны», полагая, что гарантированный нейтральный статус удержит Россию от возможного военного вмешательства. Возможно, если бы такая точка зрения возобладала в 2014-м, а лучше в 2013 году, донбасский конфликт либо не возник, либо был бы быстро урегулирован. Однако эта слишком компромиссная позиция, вроде бы вытекающая из самих основ политического реализма, не была востребована ни администрацией Обамы, ни администрацией Трампа. И вот теперь ей на смену может прийти намного более мускулистая «геополитика прямого соприкосновения», усматривающая в самом наличии «буферной зоны» между геополитическими соперниками источник дестабилизации.

Что можно на это сказать, отметая риторические и пропагандистские пассажи в тексте Болтона и принимая во внимание только то, что остаётся в «сухом остатке» – требование сократить «буферное пространство» между нашими цивилизациями с целью геополитического шантажа России?

Переговоры в Кремле, октябрь 2018 г.

Переговоры в Кремле, октябрь 2018 г. Фото: kremlin.ru

Во-первых, очевидно, что Россия не будет равнодушно взирать на продолжающееся «сжатие» зоны структурами Евро-Атлантики и попытается ответить. Вариантов тут много, но самый простой – действия по крымскому сценарию, а именно включение «спорной» территории в свой состав. Действительно, у России нет столь мощного блока, каким является НАТО, и для неё самый эффективный способ «сжатия» – это то, что противники Путина называют «аннексией». Удастся ли во время этого «окончательного» раздела лимитрофного пространства избежать непосредственного столкновения с катастрофическими для человечества последствиями, сказать сложно. Очевидно одно: Россия не признает возможность интеграции Украины в НАТО в её границах на апрель 2014 года, а это будет означать новый раскол украинской государственности, который не признает Запад.

Во-вторых, допустим, Западу, называя вещи своими именами, удастся «обменять» Белоруссию на Украину с возвращённым в её состав Донбассом; допустим, удастся решить мирным путём и приднестровский конфликт. Окажется ли в этом случае ситуация в Европе более стабильной? Я лично в этом очень сомневаюсь. Немедленно обострятся две другие проблемы. Во-первых, проблема калининградского эксклава, окружённого со всех сторон государствами НАТО. Во-вторых, проблема Крыма, на который продолжит претендовать интегрированная в НАТО Украина. Добавим к этому проблему все более отчуждающейся и от НАТО, и от России Турции, которая тоже не равнодушна к Крыму. Добавим сюда и Польшу с Литвой, не равнодушных к Белоруссии. Наконец, учтём ситуацию за Полярным кругом, где нет никаких «серых зон», где Россия окружена государствами, входящими в НАТО и где риск военного столкновения велик как никогда.

Иными словами, стратегия Болтона, вообще говоря, мало что даёт и Европе, и Америке. В период «сжатия», рассчитанного на долгий срок, ситуация на востоке Европы, будет буквально висеть на волоске, что, конечно, не будет радовать континентальные демократии, да и после окончания этого трудного периода мало что изменится.

Риск огромен, выигрыш сомнителен.

Дж. Болтон в должности советника Трампа по национальной безопасности.

Дж. Болтон в должности советника Трампа по национальной безопасности. Фото: REUTERS/Kevin Lamarque

Тем не менее стратегия Болтона хороша как ясный пропагандистский ход от имени формирующейся в Америке «третьей силы». Болтон уже успел высказаться весьма жёстко по поводу просьбы Госдепа к конгрессу более снисходительно отнестись к проблеме санкций против строителей «Северного потока - 2», назвав этот поворот «возмутительным» (outrageous). Столь же «возмутительной» будет названа и им, и его единомышленниками любая попытка договориться о «замораживании» процесса принятия в НАТО Украины и Грузии, если она будет предпринята на запланированном на июнь саммите глав США и России. И тогда оппонентам Байдена придётся волей-неволей соглашаться с Болтоном в преимуществе его «геополитики прямого соприкосновения». Иными словами, как ход во внутриполитической игре статья Болтона представляет расчётливое действие, но при этом каждому здравомыслящему человеку ясно, что следование её рекомендациям может похоронить все надежды человечества на мирное существование в XXI веке.

Заглавное фото: REUTERS/Jonathan Ernst

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.