header
Ирак накануне нового кризиса – крупнейшие нефтяные компании готовятся уйти
"146381"
Размер шрифта:
| 22.07.2021 Политика  | Экономика 
8635
5
5
1
2
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Ирак накануне нового кризиса – крупнейшие нефтяные компании готовятся уйти

«Война против американской оккупации возвращается в открытую фазу»

Активность федеральных властей Багдада в последний месяц свидетельствует о нарастающей озабоченности собственной судьбой. Будет преувеличением проводить прямые параллели с известными событиями в Афганистане, но то, что они повлияли на происходящее в Ираке – неоспоримо.

30 июня иракский премьер Ирака М. аль-Кязыми посетил штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, где призвал продолжать оказывать поддержку иракским силам в борьбе с запрещённым в России «ИГ»*. Он назвал Ирак первой линией сопротивления в войне против «ИГ», которая нуждается в широкой международной поддержке и высоко оценил роль иракских вооруженных сил в борьбе с терроризмом.

Чиновники НАТО ограничились тем, что «высоко оценили иракские силы в их борьбе против ИГ и выразили готовность поддержать усилия иракского правительства по проведению досрочных парламентских выборов 10 октября сего года». И неудивительно: в Брюсселе были заняты спешной эвакуацией воинских контингентов из Афганистана, где страны-участники «миссии» состязались с ВС США в скорости оставления позиций. Попутно премьер-министр Греции К. Мицотакис отложил запланированный на 5 июля официальный визит в Ирак «по соображениям безопасности». От греха подальше.

26 июля премьер-министр Мустафа аль-Кязыми должен прибыть в Вашингтон; соответствующее официальное приглашение (читай: вызов на ковёр) было получено в начале июля. Согласно информации МИД Ирака, в Белом доме глава правительства встретится с президентом Джо Байденом и другими высокопоставленными чиновниками американской администрации. Пресс-секретарь Белого дома Джейн Псаки отметила: «Визит имеет целью подчеркнуть стратегическое партнерство между США и Ираком… Президент Байден надеется на укрепление двустороннего сотрудничества с Ираком по политическим, экономическим вопросам и вопросам безопасности, включая совместные усилия по обеспечению окончательного разгрома ИГ».

В сообщениях пресс-служб говорилось также о том, что стороны обсудят и другие темы, представляющие взаимный интерес, в том числе образование, здоровье, культуру, энергетику и климат. При этом совершенно ясно: главным является вопрос о пребывании американских войск в Ираке и защите американских инвестиций в этой стране. Мнения Госдепа и Пентагона  расходятся.  Если военные готовы говорить лишь о постепенном выводе боевых частей с неопределенным графиком и настаивают на том, чтобы советники и специалисты остались в Ираке, то и. о. помощника госсекретаря Джой Худ в интервью арабскому каналу аль-Арабия жалобно попросил, чтобы американцев оставили в покое и предоставили возможность бороться с общим врагом, которым является ИГ.

Между тем давление на силы США в Ираке в последние несколько месяцев нарастает, прежде всего со стороны поддерживаемых Ираном шиитских ополченцев. Количество вооруженных нападений и подрывов, ракетно-минометных обстрелов в июне превысило 100, что сопоставимо с показателем периода 2008-2010 годов. Атакующие все чаще используют квадрокоптеры, а их боевая нагрузка и точность повышаются. 

Несколько входящих в «народное ополчение» радикальных вооруженных группировок объявили о создании Фронта сопротивления. Так, генеральный секретарь «Хезболла ан-Нуджаба» Акрам аль-Кяаби заявил, что его подразделения будут воевать с американцами до тех пор, пока те не покинут территорию страны. Саад ас-Саади, один из лидеров другой группировки («Асаиб Ахль аль-Хак») также заявил о планах усилить нападения на американские войска в Ираке. 12 июля он объявил, что «Фронт сопротивления разработал новый план противостояния силам США и война против американской оккупации возвращается в открытую фазу».

Помимо воинственных заявлений проиранских боевиков, активизируются «спящие ячейки» ИГ; одной из главных целей террористов стали объекты энергоснабжения. В Ираке сейчас в прямом смысле горячее время – температура в Багдаде, центральных и южных провинциях достигает 54 градусов. С конца июня были подорваны более 50 ЛЭП в провинциях Дияла, Киркук и Багдад, а ТЭЦ в Самарре (провинция Салах эд-Дин) получила повреждения в результате ракетного обстрела. Многие районы страны (кроме курдской автономии) остались без подачи электроэнергии и воды, и люди вышли на улицы Басры, Багдада и других крупных городов. Самое распространенное требование участников акций «Дайте нам возможность просто выжить!» сопровождалось констатацией: «Становится только хуже».

Коллапс системы электроснабжения повлек отставку министра энергетики Маджида Махди Хантуша. Одновременно премьер-министр М. аль-Кязыми распорядился отстранить от должности директора Генеральной компании по передаче электроэнергии «за пренебрежение должностными обязанностями». Кроме того, глава правительства заявил, что кабмин уже принял «множество важных решений», в частности о создании «целевой группы для решения проблемы нехватки электроэнергии в Багдаде и провинциях». Объявлено о формировании специальных соединений для охраны электростанций и опор электропередач с участием армейских и полицейских подразделений, а также отрядов «народного ополчения». Решение странное, поскольку в составе МВД имеется Главное управление энергетической полиции – всего более 60 батальонов, которые и должны обеспечивать безопасность объектов генерирования и передачи электроэнергии, а также нефтегазового сектора.

Впрочем, они явно не справляются с задачей – достаточно упомянуть неоднократные обстрелы жилых городков нефтяников близ Басры (Energy City), блокады местными жителями нефтяных месторождений, отдельных объектов и даже попытки штурма городков подрядчиков (некоторые были полностью разгромлены). Все рейды спецподразделений при участии армии по изъятию незаконного автоматического и иного оружия заканчивались одинаково – местные жители сдавали старье, а шейхи племен открыто заявляли: мы здесь власть!

Иракская армия, несмотря на пафос официальных заявлений о победе над ИГ еще в 2017 году, не всегда способна защитить даже саму себя. 17 июля террористы атаковали блокпост в провинции Киркук – погибли четверо военнослужащих. Министерство пешмерга курдской автономии выступило с заявлением о готовности сформировать две совместные бригады с Министерством обороны Ирака для активизации текущих операций против ИГ. Заместитель министра пешмерга Сарбест Лазгин сообщил, что это произойдёт, как только вопросы, связанные с вооружением, финансированием и структурой этих соединений будут согласованы в рамках военного сотрудничества между Эрбилем и Багдадом. Комментарии излишни.

Отметились террористы и в иракской столице: вечером 19 июля, в канун знакового для мусульман праздника Жертвоприношения (Ейд аль-Адха, который у нас называют Курбан-байрам) в результате взрыва на оживленном рынке в Садр-Сити на востоке Багдада погибло более 30 человек, десятки получили ранения.

Член Комитета иракского парламента по энергетике Захра аль-Баджари отмечает: существующая государственная система является чрезвычайно слабой и неспособной к качественному выполнению предписанных ей функций. Энергетическая проблема, как и многие другие, требует продуманной стратегии, а также существенных и эффективных денежных вложений. В Ираке это теоретически может быть осуществлено лишь при глубоких внутриполитических изменениях, преобразующих саму структуру государственной власти.

Наглядным примером того, насколько адекватно оценивают ситуацию нынешние чиновники в Багдаде, является заявление главы иракского управления по регулированию радиоактивных источников. 15 июня Кямаль Латыф объявил о программе строительства АЭС на 11 ГВт. Предусматривается до 2030 года ввести в эксплуатацию восемь энергоблоков, а контракт стоимостью 40 млрд. долл. намечено подписать до конца текущего года.

Предпочтительным партнером в Багдаде видят «Росатом», причем предлагаемая схема  финансирования предполагает межгосударственный кредит с погашением в течение 20 лет после запуска АЭС. То есть на полном серьезе рассматривается вариант, чтобы РФ за свои деньги построила 8 реакторов, а затем почти три десятилетия ждала погашения кредита. Это в Ираке, где никто не уверен, что будет через два месяца!

Власти стремительно теряют кредит доверия, и предстоящие выборы не сулят им ничего хорошего. Показательно, что 15 июля влиятельный шиитский религиозный деятель Муктада ас-Садр заявил о выходе его фракции из предвыборной гонки: «Сообщаю вам, что я не буду участвовать в выборах... Я объявляю, что прекращаю поддержку всех тех, кто работает с этим правительством, нынешним и будущим». Он также намекнул на растущую гегемонию поддерживаемых Ираном ополченцев, а также тех, кто более ориентирован на Запад, заявив, что народ Ирака должен сожалеть о тех, кто связан с иностранными игроками, или о тех, кто работает над нормализацией отношений с Израилем.

На этом фоне ряд крупнейших нефтяных компаний одна за другой объявляют о намерении выйти из иракских проектов.  3 июля министр нефти Ихсан Абдель Джаббар официально признал, что «инвестиционная обстановка в Ираке не является приемлемой для сохранения крупных инвесторов. Они сейчас либо ищут другие рынки, либо других партнеров». По словам чиновника, ЛУКОЙЛ хочет продать свою долю в проекте «Западная Курна - 2» китайским компаниям. В настоящее время российская компания владеет долей в 75%, остальные 25% принадлежат иракской государственной компании North Oil. Примечательно, что норвежская  Statoil еще в 2012 году вышла из консорциума по развитию месторождения «Западная Курна - 2», продав свои 18,75% компании ЛУКОЙЛ.

Жилой городок нефтяников в Ираке

Жилой городок нефтяников в Ираке

В том же 2012-м американская Exxon Mobil впервые обнародовала планы выйти из проекта «Западная Курна-1» и сосредоточиться на геологоразведке и нефтедобыче в Иракском Курдистане. В ноябре 2011 года компания заключила шесть контрактов напрямую с Эрбилем, демонстративно игнорируя федеральный центр. Правительство Ирака смогло убедить компанию остаться, но не сумело обеспечить нормальные условия для работы.

В 2019-м Royal Dutch Shell прекратила работу на месторождении Маджнун, продав свою долю иракской Basra Oil company, а также покинула проект «Западная Курна - 1» – её долю приобрела японская Itochu Corporation. Американцы тогда ограничились тем, что эвакуировали весь свой персонал из провинции Басра «по соображениям безопасности», но объявили о готовности инвестировать 53 млрд долларов для увеличения добычи нефти в Ираке. В апреле 2021-го и их терпению пришел конец – Exxon Mobil официально уведомил иракскую сторону о продаже своей доли в «Западной Курне-1», причём чуть ли не даром: 32,7% в одном из богатейших месторождений мира гигантская корпорация готова уступить всего за 350 млн. долл.

Глава Министерства нефти Ирака вскоре поспешил опровергнуть самого себя, заявив, что ЛУКОЙЛ и British Petroleum остаются одними из важнейших инвесторов в стране и продолжат работать. Хотя ранее он сообщил, что британская BP, которая работает в Ираке с 1920-х годов, планирует покинуть месторождение Румейла – третье в мире по извлекаемым запасам нефти (19 млрд баррелей).

Нефтяные поля в Ираке

Дом местного жителя на месторождении Румейла

В мае 2021 год Ирак получил от продажи нефти 5,6 млрд. долл.

Первоначально министр нефти сказал, что получил официальное письмо ЛУКОЙЛА о планах продать свою долю в проекте «Западная Курна – 2» китайскому инвестору. Несмотря на последующее опровержение, вряд ли это оговорка. Известно, что китайские специалисты уже проводили аудит этого месторождения, но в присущей им манере – не привлекая внимания и не афишируя. 

В любом случае очевидно, что крупнейшие игроки пересматривают свою стратегию, а китайские компании тихо и без скандалов занимают важнейшее место в иракском нефтяном секторе. К примеру, доли операторов месторождения Румейла распределена следующим образом: 38% у ВР, 37% у китайской CNPC и 25% у иракской стороны. В проекте «Западная Курна - 1» картина еще более показательна: Exxon Mobil и китайская PetroChina имеют равные доли (по 32,7%), другими участниками являются японская Itochu Corp. (19,6%), индонезийская Pertamina (10%) и иракская Oil Exploration Co. – целых пять процентов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.