header
Смертельно опасные лекарства и организованная преступность – как Биг Фарма коррумпирует здравоохранение
"93822"
Размер шрифта:
| 31.07.2021 Политика  | Экономика 
3552
4.84
5
1
25
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.84
logo

Взятка и откат – залог успеха Биг Фармы

Смертельно опасные лекарства и организованная преступность – как Биг Фарма коррумпирует здравоохранение

Фармацевтическая промышленность США занимает первое место в рейтинге отраслей американской экономики по величине официальных (регистрируемых) расходов на лоббистскую деятельность, опережая нефтегазовую промышленность, банковский сектор и сектор информационно-коммуникационных технологий.

Кроме того, у отрасли есть расходы на продвижение своих интересов, не афишируемые, а скрываемые. Это расходы на раздачу взяток. Они примерно на порядок больше, чем расходы на лоббизм, и каждый доллар взяток может окупаться тысячекратно.

Выгоднее тратить деньги не на разработку новых фармацевтических препаратов, а на взятки по продвижению уже производимых продуктов. Взятки раздаются, прежде всего, чиновникам государственных ведомств, курирующих медицину, здравоохранение и рынки продукции фармацевтической промышленности. Тем, кто призван контролировать качество и цены производимой продукции, проводить государственные закупки препаратов, выдавать разрешения на продажи новых продуктов. Фармацевтические компании могут действовать и на более низких уровнях, раздавая взятки руководителям лечебных учреждений, владельцам сетей аптек, врачам. Об этом рассказывает известный французский медик Луи Броуэр в книге «Фармацевтическая и продовольственная мафия» (1999).

В топ-3 по объему фармацевтического рынка входят США, Китай и Япония, на которые приходится порядка 60% продаж в мире. Так что американские, китайские и японские фармацевтические компании в первую очередь нацелены на сохранение и укрепление позиций на своих домашних рынках. Естественно, с помощью такого проверенного средства, как откаты. Однако Биг Фарма стремится продвигать свою продукцию по всему миру.

Для тех, кто хотел бы глубже изучить вопросы коррупции, царящей в мире Биг Фармы, рекомендую познакомиться с работами датского медика Питера Гётше (Peter Christian Gøtzsche). Среди них я бы выделил работы последних лет: Deadly Psychiatry and Organised Denial (Смертельная психиатрия и организованное отрицание); Survival in an Overmedicated World: Look Up the Evidence Yourself (Выживание в сверхмедикаментозном мире: ищите доказательства самостоятельно); Death of a whistleblower and Cochrane’s moral collapse (Смерть разоблачителя и моральный крах Кокрейна). В названии последней книги имеется в виду Скандинавский центр Кокрейна (Nordic Cochrane Center, NCC) в Королевском госпитале в Копенгагене. NCC объединял независимых медиков ряда скандинавских стран и выступал с научно обоснованными суждениями по тем или иным лекарственным препаратам и методам лечения, нередко подвергая резкой критике компании Биг Фармы. Питер Гётше считался одним из главных авторитетов европейской медицинской науки. Долгое время он возглавлял Кокрейн. Однако в 2017 году он на собрании совета NCC большинством голосов был исключен из состава совета и вообще из Центра. В 2018 году Гётше в открытом письме выразил обеспокоенность по поводу «нарастания авторитарной культуры и насаждения коммерческой модели» в Кокрейне, которые «угрожают научным, нравственным и общественным целям организации».

В последней из своих книг «Смерть разоблачителя…» (вышла в 2019 году) Питер Гётше с горечью констатирует: Биг Фарма добралась и до NCC, без особого труда сумела купить значительную часть членов совета Центра. Среди работ Гётше следует также выделить книгу 2013 года Deadly Medicines and Organised Crime: How Big Pharma Has Corrupted Healthcare. В 2016 году книга вышла на русском языке под названием «Смертельно опасные лекарства и организованная преступность. Как Биг Фарма коррумпировала здравоохранение».

Посмотрим пример американской фармацевтической корпорации Pfizer. Она на протяжении многих лет занимает второе место в рейтинге американских фармацевтических компаний по основным финансовым показателям (после Johnson & Johnson). Не было ни одного года, чтобы вокруг Pfizer не возникало какого-нибудь коррупционного скандала. Так, в 2010 году американский суд присяжных признал, что компания Pfizer занималась по крайней мере десяток лет рэкетом и коррупцией. Было вынесено решение о выплате компанией возмещения ущерба в размере 142 миллионов долларов. Подробности этого и других коррупционных скандалов вокруг Pfizer и иных корпораций Биг Фармы можно найти в книге Питера Гётше «Смертельно опасные лекарства…».

Pfizer занимается раздачей взяток не только в США. В 90-е годы компания подкупала нигерийских чиновников, чтобы проводить на территории страны нелегальные испытания своих новых лекарств. В материалах уголовного дела против Pfizer есть информация о том, что кэш для взяток возил в чемодане специальный курьер, летавший в Лагос рейсами KLM. Испытания проводились на детях, было очень много пострадавших и погибших. Суд признал вину компании, но Pfizer отделалась выплатами компенсаций родителям. А в январе сего года СМИ сообщили, что Pfizer поставит в Нигерию до начала марта десять миллионов доз своей вакцины. Причём выяснилось, что в Нигерии нет холодильных мощностей для хранения такого большого объема вакцин (при требуемой температуре минус 70).

Несколько раз Pfizer выступала ответчиком в судах по делам, которые инициировала Комиссия по ценным бумагам и биржам США (КЦББ). Во всех этих делах содержались обвинения компании во взяточничестве, причем взятки раздавались чиновникам других стран. В начале прошлого десятилетия КЦББ обвинила компанию во взяточничестве и нарушении закона о противодействии коррупции за рубежом, в первую очередь в России и Казахстане.

Выяснилось, что две дочерние компании Pfizer в период 1997-2006 годов потратили более 2 млн долл. на взятки, проходившие в отчётах как расходы на маркетинг. Кроме того, в России сотрудники предприятий, покупавших препараты Pfizer, могли рассчитывать на «бонус» в размере 5% от суммы контракта. Один из тогдашних сотрудников Pfizer Russia пытался оформить в бухгалтерии концерна счёт за расходы на заграничную поездку «первого замминистра здравоохранения», заявив, что это «будет способствовать включению препаратов компании в список льготных лекарств», закупаемых за счёт госбюджета РФ. Как отмечается в одном из расследований деятельности Pfizer в России, «год за годом американские фармацевты подсаживали на финансовую иглу нечистоплотных российских «решальщиков», спонсируя их поездки за рубеж и прочие «хотелки». Стоит ли удивляться, что в 2013 году, например, Pfizer вошёл в тройку самых влиятельных иностранных фармкомпаний в отраслевом рейтинге, о чём гордо сообщается на сайте концерна».

Отмечу, что по делу, которое было инициировано американским регулятором КЦББ, в августе 2012 года Pfizer в США была приговорена к штрафу в 60 млн долл. С российской стороны реакций на это не последовало. И уже после 2012 года было зафиксировано много случаев, когда препараты Pfizer на российском рынке по непонятным причинам замещали препараты российского производства.

Изучение новейшей истории корпорации Pfizer, переполненной скандалами и судебными разборками, порождает вопросы: почему компания, убившая большое количество людей и еще большее количество людей искалечившая, функционирует до сих пор? Почему американские регуляторы ограничиваются лишь тем, что выписывают штрафы? Почему эта компания одной из первых в Америке и в мире получила разрешение на производство вакцины от COVID-19? Однозначных ответов нет, но есть убедительная версия, объясняющая происходящее: Pfizer «нейтрализовала» чиновников и потенциальных оппонентов щедрыми взятками.

Несколько слов о российском рынке фармацевтической продукции. Его доля в мировых продажах фармацевтической отрасли сравнительно невелика (2-2,5%). Продажи на российском фармацевтическом рынке в 2019 году составили 28,5 млрд долл. США. Биг Фарма борется за российский рынок. Однако не таким способом, как более низкие цены и более высокое качество продукции, чем у российских производителей, а прежде всего путем раздачи взяток. И это несмотря на то, что в 2014 году власти РФ провозгласили курс на импортозамещение в ключевых отраслях экономики, включая фармацевтическую промышленность. Импортозамещение российскими фармацевтическими аналогами продвигается весьма скромно. Как отмечается в аналитическом обзоре «Фармацевтический рынок РФ – государство нам поможет?», подготовленном Национальным рейтинговым агентством, в 2020 году на российском рынке фармацевтических препаратов 64% приходилось на импорт. Из двадцати ведущих компаний на российском рынке лишь три российские, остальные – иностранные: Bayer, Sanofi, Novartis, Teva, Pfizer и др. Они осваивают российский рынок не только посредством ввоза в Россию своей продукции, но и путем организации производств внутри России. Особенно выделяются Merck, F. Hoffmann-La Roche и Pfizer.

Коррупционных скандалов, в которых замешаны иностранные фармацевтические компании и их российские компаньоны, хоть отбавляй. Так, в марте сего года был задержан по подозрению в даче взяток на общую сумму более 31 млн рублей некто Борис Шпигель, возглавляющий группу фармацевтический компаний «Биотэк». Эта группа занимается производством и реализацией на территории России иностранных фармацевтических средств. В 2020 году в острый период «пандемии» «Биотэк» довольно часто была единственным поставщиком лекарственных средств от коронавирусной инфекции, в том числе препаратов иностранного происхождения. Как установило следствие, препараты продавались по завышенным ценам.

Коррумпированность, царящая на российском рынке фармацевтических препаратов, вполне вписывается в параметры, характеризующие мировой рынок таких препаратов. Международная неправительственная организация Transparency International (TI) регулярно публикует доклады по коррупции в мире (Corruption Perception Index). В обзоре THE IGNORED PANDEMIC отмечается, что у фармацевтических компаний на взятки (откаты) тратится в среднем 7 процентов от суммы контракта. Это «средняя температура по больнице». По общедоступным продуктам процент может быть ниже, по дефицитным – выше. В случае возникновения на мировом рынке дефицитов каких-то препаратов поставщики дефицитного товара могут взвинчивать цены на свою продукцию, а «навар» делится между продавцом и чиновниками, представляющими страну-покупателя.

Сегодня ВОЗ объявила глобальную вакцинацию населения планеты. По планам ВОЗ для первой полной вакцинации потребуется как минимум 15 миллиардов доз вакцины. Средняя цена за инъекцию вакциной Биг Фармы – 20-30 долларов. Следовательно, на закупку вакцин пойдёт 300-450 миллиардов долларов! А полная стоимость программы вакцинации населения планеты оценивается в полтриллиона долларов. В нее включаются, кроме вакцин расходы на доставку и хранение препаратов, стоимость шприцов, индивидуальных средств защиты, обеззараживающих салфеток, иных вспомогательных материалов и разного рода сопутствующих услуг.

Если применить относительный показатель откатов (7%), то вакханалия вакцинации должна сопровождаться раздачей взяток по всему миру на сумму 35 млрд долл. Главные производители – американские Pfizer, Moderna, Johnson & Johnson, Novavax, германские BioNTech, CureVac, англо-шведская AstraZeneca – наращивают объемы производства вакцин. Экономически развитые страны вакцинами себя обеспечили на 100%, но в целом по миру дефицит вакцин сохраняется. Особенно в бедных и беднейших странах (по разным оценкам, там проживает от 1 до 2 миллиардов человек). Казалось бы, в бедных странах цены на вакцины должны быть ниже, чем в богатых. Однако всё наоборот: цены там выше и суммы откатов (в расчёте на каждую дозу вакцины) местным чиновникам также выше средних показателей.

Фото: REUTERS/Dado Ruvic

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.