header
Протесты в Казахстане не прекращаются
"105638"
Размер шрифта:
| 18.02.2022 Политика  | Экономика 
2171
4.88
5
1
8
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.88
logo

О коренных причинах протестов в Казахстане

По соглашениям 90-х годов две трети своих полезных ископаемых республика отдаёт в руки западных хозяев

5 февраля на западе Казахстана возобновились митинги. С требованием повысить зарплаты и улучшить условия труда выступили нефтяники города Жанаозен в Мангистауской области. Люди недовольны несправедливостью, заявляют, что «прогнила система», сообщает прозападное издание Orda.kz. К нефтяникам присоединились «активисты», требующие «освобождения из СИЗО молодежи, задержанной во время январских акций».

Перманентные забастовки и митинги в Мангистауской области тянутся с 2008 года. Требования протестующих практически не меняются. Нефтяники и работники системообразующих предприятий требуют повышения зарплаты и улучшения системы оплаты труда, к ним присоединяются местные жители, а затем активисты многочисленных НПО быстро перехватывают инициативу и выдвигают политические требования.

Протесты, как правило, распространяются вширь. На этот раз нефтяники митингуют не только в Жанаозене, но и в Атырау; требуют также повысить зарплату работники Мангистауского атомного энергокомбината «МАЭК-Казатомпром», от работы которого зависит обеспечение населения области питьевой водой и электроэнергией.

«Жанаозенский тупик» – так охарактеризовал ситуацию известный казахстанский политолог Данияр Ашимбаев.

Требования «митингующих, бастующих и прочих недовольных» нереальны и невыполнимы, пишет Ашимбаев: кратное повышение зарплат, перевод сотрудников вспомогательных и сервисных предприятий в штат нефтяных предприятий, национализация частных сервисных компаний и повышение уровня их зарплаты до уровня зарплаты работников нефтянки, трудоустройство всех безработных жителей региона (причём опять-таки в нефтянке, потому что в коммунальные службы идти работать они не хотят), снижение цен.

Новая полоса протестов началась несмотря на то, что после январских событий были снижены цены на горючее и повышена зарплата в нефтяной отрасли: «Основной шум поднимают работники сервисных компаний и безработные, число которых продолжает расти». Дело в том, что регион является единственным (кроме мегаполисов), имеющим постоянно положительное сальдо внешней и внутренней миграции. В Мангистау едут и оралманы (кандасы) – основной источник внешней миграции, и трудовые мигранты из других областей. И тех, и других притягивает миф о сказочно богатом регионе, где можно работать в нефтянке и жить припеваючи.

То, что в Мангистау вообще и в Жанаозене в частности высокий уровень стоимости жизни и практически отсутствуют вакантные места в нефтегазовом секторе, никого не останавливает. «Алгоритм отработан – главное переехать, потом устроиться в сервисные структуры, а затем – переходить к протестам».

Не смущает мигрантов и то, что работа в нефтегазовой промышленности, строительных, монтажных и ремонтных компаниях требует серьезной квалификации, в то время как среди приезжающих в область специалистов почти нет. Вернувшиеся на историческую родину кандасы зачастую даже не знают казахского языка.

На протяжении десятилетий безработица в регионе растет за счет миграционного и демографического давления. По рождаемости Мангистау занимает второе место в республике (после Шымкента) и первое среди сельского населения.

Повышение зарплат и «трудоустройство безработных на явно фиктивные вакансии только разжигает аппетиты протестующих», отмечает Данияр Ашимбаев. Он считает, что решение проблем Мангистау и Жанаозена находится в иной плоскости: «Пора заканчивать с миграционными программами, которые только усиливают социальную напряженность, и переходить к стимулированию миграции в Казахстан действительно нужных специалистов. Во-вторых, пора заканчивать с бездумным стимулированием рождаемости и переходить к полноценному развитию семей и детей (от количества к качеству). В-третьих, пора перейти от бюджетированного прожектерства к комплексному развитию регионов, основанному на создании и развитии индустрии и агропромышленного комплекса, системном использовании природных ресурсов, подготовке и переподготовке кадров, развитию социальной, транспортной и жилищной инфраструктуры. В-четвертых, нужно заканчивать культивирование «мангистауской самобытности» и проводить настойчивую политику по интеграции региона в общеказахстанские ценности».

Под «самобытностью» политолог имеет в виду клановую обособленность региональных элит области, расположенной в ареале младшего жуза, когда социально-экономическая отсталость выдаётся за уникальность. Высокие потребительские цены в Мангистау в первую очередь вызваны тем, что власть имущие не пускают на рынки торговцев из других регионов.

Однако основной причиной социальной нестабильности в республике является либерально-приватизационная модель экономики, работающая на интересы транснациональных корпораций Запада.

Заключённые в 90-е годы соглашения о разделе продукции отдают две трети нефти, газа и других полезных ископаемых республики в руки западных хозяев.

Так, на месторождении Тенгиз на Каспии в рамках ТОО «Тенгизшевройл» национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 20%, Chevron (США) – 50%, ExxonMobil (США) – 25%, СП «ЛукАрко» (США) – 5%. На месторождении Кашаган на Каспии в консорциуме North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 16,88%, Eni (Италия) – 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, Inpex (Япония) – 7,56%.

На месторождении Карачаганак в Западно-Казахстанской области в Karachaganak Petroleum Operating B.V. национальный оператор «КазМунайГаз» имеет всего 10%, Eni (Италия) – 29,25%, Shell (Великобритания) – 29,25%, Chevron (США) – 18%.

Доля нефтедобычи в руках зарубежных (западных) компаний сейчас будет увеличиваться ввиду запланированной массовой приватизации, разработанной под руководством советника президента Казахстана сэра Сумы Чакрабати, бывшего главы Европейского банка реконструкции и развития.

Одним из факторов постоянного протестного брожения являются гигантские гетто, образовавшиеся вокруг Алма-Аты и Нур-Султана. Сюда приезжают и здесь живут в трущобах мигранты, занятые на городских стройках и в сфере обслуживания. Трущобы формируются на окраинах мегаполисов вокруг вокзалов и рынков. Городские власти Алма-Аты постоянно занижают статистику по мигрантам, отмечает TuranPress. В докладе экспертов Казахстанского института стратегических исследований Мадины Нургалиревой и Юрия Булуктаева «Внутренняя миграция в Алматы: влияние на социоконфликтный потенциал» говорится, что к активным формам протеста готов каждый шестой мигрант.

По данным TuranPress, мигранты составляют до 70 процентов населения Алма-Аты, из них более половины проживает без регистрации. И около 80% преступлений в южной столице совершается приезжими.

Такая же картина наблюдается и в других мегаполисах, которые «превратились в островки элитной недвижимости, утопающие в нищете трущоб».

Сложившийся в Казахстане огромный разрыв в развитии разных регионов и невостребованность к производительному труду большей части населения возникли из-за преобладания в структуре народнохозяйственного комплекса сырьевых отраслей.

В 2020 году половина всего товарного экспорта Казахстана пришлась на сырую нефть – $23,7 млрд из $47 млрд. Почти половина госбюджета сформирована за счет нефтегазового сектора. Сельское хозяйство неэффективно, и оттуда трудовая сила перетекает в сферу услуг. С 2010 года из сельской местности в мегаполисы и нефтегазовые регионы перебрался почти миллион человек, они пополнили ряды протестующих.

В докладе ОЭСР говорится, что многолетнее доминирование сырьевого сектора привело «к формированию такой структуры экономики, которая не способствует развитию других отраслей; сосредоточение экономического влияния в руках государства и небольшой группы частных игроков сдерживает приток инвестиций и динамику экономического развития».

С самого начала экономика независимого Казахстана контролировалась и направлялась Британской короной. Экономическим советником Нурсултана Назарбаева был британский экс-премьер Тони Блэр. Эстафету у него принял бывший высокопоставленный чиновник британского Форин Офиса сэр Сума Чакрабати, навязавший правительству Казахстана «дорожную карту» дальнейших экономических реформ, в рамках которых предполагается развивать с помощью иностранных инвестиций туризм и сельское хозяйство. Приоритетом развития являются достижение «углеродной нейтральности» и превращение столицы Казахстана в арбитражный хаб, центром которого должен стать МФЦ «Астана», находящийся под британским контролем.

Заметим, что за день до начала новых выступлений протеста в Жанаозене на центральной площади Алма-Аты собралась на митинг «вся грантоедская рать»: в 40-й день «январской трагедии» здесь прошёл митинг с требованием отставки президента Токаева. В акции приняли участие от 300 до 700 человек. На митинге, помимо требования отставки Касым-Жомарта Токаева, звучал призыв привлечь к суду Нурсултана Назарбаева. Участники акции держали плакаты, написанные по-английски. Организатором акции выступил лидер незарегистрированной Демократической партии Казахстана националист Жанболат Мамай.

Тем временем к протестующим нефтяникам Жанаозена присоединяются работники коммунальных служб, нефтяники с месторождений Каламкас, Бузачи, Жетыбай, работники нефтесервисных компаний Актау.

Повторится ли январский сценарий забастовки, переходящей в мятеж?

Фото: asiaterra.info

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.