header
Ирак приближается к постдемократии
"187008"
Размер шрифта:
| 20.02.2022 Политика 
3320
4.8
5
1
10
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.8
logo

Ирак приближается к постдемократии

Права курдской автономии на местные нефтегазовые ресурсы аннулированы

Голосование по кандидатуре следующего президента Ирака, назначенное в парламенте на 7 февраля, не состоялось. Это никого не удивило, ибо накануне ведущие политические блоки заявили, что будут бойкотировать заседание, и слово сдержали – на заседание прибыли 58 из 329 «избранников народа».

С одной стороны, выборы президента в Ираке могут показаться событием второстепенным. Несмотря на то, что президент является по конституции главой государства, это свадебный генерал, поскольку все полномочия сосредоточены в руках главы правительства. С другой – вопрос принципиальный для курдов, ведь президентом может быть избран только курд.

После оккупации Ирака в 2003 году и насильственного «внедрения демократических стандартов» президентом неизменно являлся представитель Патриотического союза Курдистана (ПСК), включая ныне действующего Бархама Салеха. Однако на минувших парламентских выборах другой курдский клан, представленный Демократической партией Курдистана (ДПК), получил в законодательном органе 31 место, а ПСК – лишь 17. Поэтому иракские политологи ставили на кандидата от ДПК – бывшего министра иностранных дел и министра финансов Ирака Хошияра Зибари.

Однако 13 февраля случилось непредвиденное: Высший федеральный суд отклонил кандидатуру Х. Зибари, заявив, что он «не соответствует юридическим требованиям». Основанием стал иск группы депутатов, требовавших снятия с президентской гонки этого кандидата в связи с обвинениями в коррупции шестилетней давности. На отстранении Х. Зибари настаивали депутаты от движения М. ас-Садра, которые провозгласили одной из своих главных задач борьбу с коррупцией во всех ее проявлениях и выдвижение кандидата с крайне сомнительной репутацией посчитали откровенным выпадом.

14 февраля ДПК обьявила, что новым претендентом на пост президента страны станет глава МВД автономии Ребер Ахмед. Об этом политике второго дивизиона мало что известно в Ираке, но ДПК сопроводила его стремительное выдвижение оптимистичным комментарием: «Он пользуется высокой степенью доверия и получит пост президента республики». Такую оценку разделяют далеко не все, интрига сохраняется, шансы Б. Салеха сохранить президентский пост резко возросли.

Вопрос, однако, не в том, кто именно займет кабинет главы государства. Проблема заключается в том, что, согласно процедуре, именно президент должен формально утвердить главу правительства в срок не позднее 15 суток с момента своего избрания. Таким образом, сдвигается на неопреденное время решение ключевых кадровых перестановок, и недаром лидер блока «Национальный альянс» Айяд Алляви, ранее занимавший пост премьер-министра и вице-президента, предупредил, что, если текущая политическая напряженность не будет немедленно устранена, страна может оказаться в состоянии конституционного вакуума.

Главным событием стало решение Верховного суда Ирака от 14 февраля, фактически аннулирующее права курдской автономии на местные нефтегазовые ресурсы. Федеральный суд признал неконституционным закон о нефти и газе, принятый руководством курдской автономии в 2007 году и позволяющий экспортировать нефть на внешние рынки в обход центральных властей, а также осуществлять независимую от Багдада энергетическую политику, включая право самостоятельно заключать договоры по разведке и добыче углеводородов с иностранными компаниями. Теперь Эрбиль обязан передать все эти полномочия под контроль федеральных властей. Учитывая, что парламент страны до сих пор не принял закон о нефти и газе, последствия данного судебного решения чреваты резким обострением отношений между федеральными властями и автономией.

Реакция курдских властей была бурной. В Эрбиле выпустили специальное заявление, в котором данный вердикт назван «несправедливым, неконституционным и неприемлемым». Президент автономии Нечирван Барзани отметил, что это решение «неприменимо на практике», и напомнил, что в законе о федеральном бюджете на 2021 год указано, что Курдистан имеет право добывать и экспортировать свою нефть, но обязуется передавать Багдаду около 250 000 баррелей нефти ежедневно. Особое негодование курдов вызвало то, что Федеральный суд при обосновании своего решения сослался на закон № 101 от 1976 года, разработанный и принятый бывшим режимом партии БААС.

16 февраля Н. Барзани провел переговоры с послом США в Ираке Мэтью Тьюллером, основная часть которых касалась судебного решения в Багдаде и, в особенности, его возможных последствий для экономического сектора автономии и иностранных инвестиций. Курдский лидер вновь указал, что «Курдистан будет решительно защищать свои конституционные права». Не остался в стороне и президент Ирака Бархам Салех, который заявил о необходимости начать «серьезный и срочный» диалог между центральным правительством и региональными властями Курдистана. Примечательно, что все ссылаются на положения конституции страны, но трактуют их по-своему.

Тем временем обострилась обстановка в южной провинции Мейсан, где вооруженные конфликты между местными племенами превратились в прямую угрозу безопасности. По данным властей, за последние четыре года в ходе столкновений между различными племенами в провинции было убито более 1000 человек. Кроме того, за этой провинцией, расположенной на границе с Ираном, закрепилась репутация основного коридора наркотрафика – из Мейсана наркодилеры переправляют транзитные наркотики не только в соседние провинции, но даже в Саудовскую Аравию и другие страны. Борьба с нелегальным оборотом наркотиков складывается пока не в пользу властей: в начале февраля неизвестные застрелили одного из самых известных судей, который занимался делами, связанными с наркотиками. Преступников до сих пор не нашли. После этого терпение властей иссякло: 8 февраля в провинцию прибыл премьер-министр Мустафа аль-Кязыми в сопровождении министров обороны и внутренних дел. Верховный главнокомандующий приказал сформировать Оперативное командование «Мейсан», немедленно перебросить туда не менее пяти армейских бригад, а также усилить формирования МВД и погранвойск.

Общественный фон в Ираке осложняется большим резонансом, вызванным судебным процессом в провинции Вавилон, где рассматривалось дело по обвинению сотрудников МВД. В декабре бойцы спецподразделения по борьбе с терроризмом ворвались ночью в деревенский дом и расстреляли всех находившихся там людей. Погибли 20 мирных жителей, в том числе женщины и дети. В ходе расследования выяснилось, что решение на проведение операции было принято на основе ложных данных о наличии в доме двух террористов; данные были предоставленных информатором, который имел личный конфликт с членами этой семьи и решил таким образом отомстить. Суд приговорил информатора и офицера, руководившего операцией, к смертной казни через повешение. Еще 18 спецназовцев находятся под следствием, суд установит вину каждого.

На таком фоне 12 февраля МИД и рекомендовал всем иракским гражданам срочно покинуть Украину и вернуться на родину «ради их безопасности». Обращение вызвало шквал комментариев в социальных сетях. К сожалению, по соображениям этики наиболее остроумные комментарии невозможно привести здесь даже в литературном переводе.

Фото: REUTERS/Ahmed Saad

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.