header
С какой валютой нам лучше дружить?
"118251"
Размер шрифта:
| 19.08.2022 Политика  | Экономика 
1575
5
5
1
6
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

С какой валютой нам лучше дружить?

Вашингтон, Лондон, Брюссель внимательно следят за валютными телодвижениями российских денежных властей и готовят «ответки»

https://t.me/fsk_today

24 февраля началась специальная военная операция на Украине, и в среде банкиров и финансистов появились новые словечки, характеризующие иностранную валюту: «токсичная», «недружественная», «дружественная», «альтернативная». Нормативно эти термины ещё не закреплены, но чиновники и пресс-службы разных ведомств уже без стеснений используют слова, которые еще несколько месяцев назад казались журналистским сленгом.

Например, 8 августа был подписан указ президента РФ № 529 «О временном порядке исполнения обязательств по договорам банковского счета (вклада), выраженных в иностранной валюте, и обязательств по облигациям, выпущенным иностранными организациями». А уже 9 августа пресс-служба Центробанка России официально прокомментировала принятие упомянутого документа: «Введение таких мер направлено на то, чтобы стимулировать бизнес не держать денежные средства в банках в так называемых токсичных валютах, не накапливать на счетах валютные остатки. Банки из-за того, что у них из-за санкций блокируют их корсчета и замораживают остатки денежных средств на них, не могут исполнить свои обязательства перед клиентами в той валюте, которая заморожена. Банки уже предпринимают усилия для того, чтобы юридические лица и ИП переводили средства в валютах недружественных стран в рубли или в дружественные валюты, а указ создает дополнительные стимулы для этого. Если же компания или ИП решает хранить деньги в токсичных валютах, то такие клиенты будут разделять с банком и риск заморозки средств».

В приведенном фрагменте использованы термины: «валюты недружественных стран», «дружественные валюты», «токсичные валюты». Еще раз повторю: ни у Центробанка, ни у Минфина, ни у правительства нет никакого списка указанных видов валют. Нет даже их определения.

Пришлось додумывать. И вот что у меня получилось.

«Токсичные валюты» – те иностранные валюты, которые входили в состав валютных активов Банка России и которые подверглись «заморозке» в конце февраля-начале марта. По данным Банка России, это доллар США, евро, британский фунт стерлингов, японская иена, канадский доллар, австралийский доллар, сингапурский доллар. Итого 7 валют. Единственной валютой, входившей в состав активов Банка России, которая не была «заморожена», оказался китайский юань.

«Валюты недружественных стран» – валюты тех стран, которые включены в список «недружественных государств», составляемый правительством РФ. В эту группу входят все вышеупомянутые «токсичные валюты». Плюс к этому валюты Швейцарии (швейцарский франк), Южной Кореи (южнокорейская вона), Новой Зеландии (новозеландский доллар), Норвегии (норвежская крона), Исландии (исландская крона). Итого 12 валют.

«Дружественные валюты» – валюты всех стран, не включенных в список «недружественных государств». Государств в мире на сегодняшний день около 200. А число валют – 159. За вычетом двенадцати «недружественных валют» остается еще 147 валют. Богатейший выбор! Однако практически из всего моря валют мало-мальский интерес могут представлять не более десятка.

И денежные власти (Банк России и Минфин) нам намекают, с какими валютами в новых непростых условиях следует «дружить». Эти рекомендации озвучивает Московская биржа (где, между прочим, главным акционером является Центробанк). Это китайский юань, гонконгский доллар, южноафриканский рэнд, турецкая лира, казахстанский тенге, армянский драм, белорусский рубль. Некоторые из них уже давно (такие, как китайский юань или казахстанский тенге) торгуются, а некоторые (такие, как армянский драм и южноафриканский рэнд) лишь этим летом начали торговаться на Московской бирже. На подходе еще две валюты – дирхам ОАЭ и узбекский сум.

У большинства «дружественных валют» имеются такие недостатки, как ограниченная конвертируемость и ликвидность. У них также высокая волатильность (подверженность курса сильным колебаниям). Режим валютного курса – «свободно плавающий». Правда, у китайского юаня режим «регулируемого валютного курса». Но это тоже не очень радует. Время от времени по команде сверху китайский Центробанк меняет курс юаня, причем обычно в сторону ослабления (для того, чтобы простимулировать экспорт из страны). Держатели китайской валюты могут столкнуться с мгновенными существенными потерями.

Самая волатильная валюта из ассортимента Московской биржи на сегодняшний день – турецкая лира. Она медленно девальвировалась с 2017 года, а в прошлом году резко обесценилась в два раза – до 15,7 лиры за доллар США. Сейчас ее курс приблизился к 18 лирам за доллар.

Центробанк добивается, чтобы российский бизнес и банки в добровольно-принудительном порядке отказывались от «токсичных» валют, конвертируя их в «дружественные». Выше я упомянул президентский указ № 529, который подготовлен по представлению Центробанка. Он дает право подпавшим под санкции российским банкам приостанавливать операции в «токсичных валютах» на счетах индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. Правда, речь идет лишь о тех банках, которые могут оказаться под санкциями после 8 августа, и о тех валютных средствах, которые поступят на счета после 8 августа. Однако кто может дать гарантию, что завтра или послезавтра тот или иной банк не окажется под санкциями? Стало быть, клиентам банков следует позаботиться о своевременной конвертации «токсичных валют» в «дружественные валюты».

Чтобы как-то расширить небогатый выбор «дружественных валют», на Московскую биржу допустили две валюты, достаточно сильно отличающиеся от привычных «дружественных».

Это южноафриканский рэнд и гонконгский доллар. Они относятся к группе свободно конвертируемых валют. «Свободно конвертируемая валюта» (в узком определении, т. е. только по текущим расчётам, но не по капитальным операциям) – это расчётная валюты в международной платёжной системе CLS (continuous linked settlement). Включение валюты в эту систему позволяет производить международные расчёты, минуя перерасчёт в другие валюты. Сначала (в 2002 году) таких валют было семь, с ноября 2015 года их стало 18. Среди них и две вышеупомянутые валюты.

Однако если южноафриканский рэнд – валюта волатильная (режим свободного плавания), то гонконгский доллар характеризуется режимом жесткого контроля курса. Последний можно назвать квазидолларом США. Дело в том, что его курс около 40 лет привязан к американской валюте. Управление денежного обращения Гонконга (Hong Kong Monetary Authority, HKMA) разрешает ему колебания лишь в пределах установленного коридора – от 7,75 до 7,85 гонконгского доллара за доллар США. Интерес россиян и бизнеса к гонконгскому доллару в 2022 году заметно вырос, а 18 марта объем торгов побил исторический рекорд, превысив 537 млн рублей. Сейчас ежедневный объем сделок в паре гонконгский доллар – рубль с расчетами на завтра варьируется, в отдельные даты превышая 300 млн рублей. Дополнительный спрос на гонконгский доллар возник в связи с тем, что на Санкт-Петербургской бирже начали торговаться акции гонконгских компаний с расчетами в гонконгских долларах.

Московская биржа обещает, что в ближайшее время у россиян может появиться второй квазидоллар – дирхам ОАЭ. Эта денежная единица считается одной из самых стабильных валют в мире, т. к. курс дирхама с начала 1980-х годов жестко привязан к доллару США (3,6725 дирхама за доллар). Для его поддержания у Эмиратов, которые входят в десятку стран с крупнейшими запасами нефти, есть стабильный долларовый поток от экспорта нефти и газа и значительный объем накопленных валютных резервов (более 120 млрд долл.). В отличие от рубля, чей курс сильно зависит от нефтяных цен, колебания на рынке углеводородов почти не влияют на курс дирхама.

Можно долго говорить о плюсах и минусах альтернативных валют, которые денежные власти предлагают российским юридическим и физическим лицам, но у всех них есть капитальный недостаток – сегодня они «дружественные», а завтра могут перестать быть таковыми. Дело в том, что Вашингтон и его ближайшие союзники (Лондон и Брюссель) внимательно следят за валютными телодвижениями российских денежных властей и готовят «ответки». Они могут заключаться в нажиме на те «дружественные» страны, валюты которых денежные власти России предлагают в качестве альтернативы доллару США, евро и другим «токсичным валютам». Нажим может выражаться в угрозе введения вторичных санкций. Не секрет, что многие «дружественные» страны сегодня, не афишируя, уклоняются сегодня от проведения торговых операций, которые грозят вторичными санкциями. Даже такой союзник России, как Китай, после 24 февраля сильно сократил свои экспортные поставки в нашу страну.

Способны ли денежные власти проводить различие между действительно «дружественными» странами и странами, которые сегодня «дружественные», а завтра могут оказаться в списке «недружественных государств»? У меня сильные сомнения на этот счет. В качестве примера приведу ситуацию, которая сложилась после введения антироссийских санкций Вашингтоном в 2014 году. Тогда на Неглинке (адрес Центробанка) было принято решение об изменении валютной структуры международных резервов. Был взят курс на замещение долларов США (эта валюта доминировала в резервах) на евро. Почему-то на Неглинке решили, что европейская валюта – «дружественная», политических рисков не несет. К середине прошлого года доля евро в золотовалютных резервах России уже достигла 32,3% против доли доллара США в 16,4%. И чем все кончилось? Брюссель заморозил евро в составе международных резервов России через сутки после того, как Вашингтон заморозил долларовую часть. Вот вам и «дружественная» валюта!

Я уже писал о тех рисках и проблемах, которые возникают при накоплении иностранной валюты (даже самой «дружественной») в резервах Российской Федерации, в том числе Фонде национального благосостояния. Здравомыслящие отечественные экономисты и политики призывают к тому, чтобы объявленная денежными властями «девалютизация» была последовательно доведена до конца, а не превращалась в конвертацию токсичных валют в так называемые дружественные. Еще раз повторю: у России может быть только две «дружественные валюты»: российский рубль и золото. Для внутреннего пользования обычный рубль, для внешнего – золото и инвалютный рубль

 Глава комитета Госдумы по промышленности и торговле Владимир Гутенёв («Единая Россия») на пленарном заседании деловой программы Международного военно-технического форума «Армия-2022» 17 августа заявил, что избыток свободных денежных средств, собираемых в рамках бюджетного правила, надо не конвертировать в иностранные валюты и направлять в ФНБ, а инвестировать в зарплаты российских работников для повышения потребительского спроса и стимулирования развития экономики страны. Депутат жестко раскритиковал предложении Минфина по возвращению бюджетного правила и восстановлению валютного ФНБ с помощью так называемых «дружественных валют»: «Я не знаю дружественных валют. Ни юани, ни рупии, ни турецкие лиры я не считаю дружественными. Мы видим, как наши партнёры и их банки боятся вторичных санкций и поступают очень аккуратно. Но, может, нам пересмотреть номенклатуру и объёмы госрезервов? Нам вложиться надо в зарплаты наших работников, потому что то, что получат наши клёпальщики, слесари, токаря, не уйдет в яхты и квартиры за рубеж. Это вернётся повышенным потребительским спросом на отечественный продукт и будет стимулировать развитие нашей экономики».

Фото: REUTERS/Florence Lo

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.