header
В продолжение разговора о критической зависимости российской экономики от импорта
"207291"
Размер шрифта:
| 04.11.2022 Экономика 
3394
4.79
5
1
14
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.79
logo

Серьёзнейшая угроза экономической безопасности Российской Федерации

В продолжение разговора о критической зависимости российской экономики от импорта

https://t.me/fsk_today

Наиболее ощутимой формой импортной зависимости является доминирование иностранных товаров на потребительском рынке России. Менее заметной, но более опасной является зависимость предприятий и компаний промышленности и других отраслей экономики от импортных поставок деталей, узлов и комплектующих, о чем я писал в предыдущей статье.

Долгое время мы тешили себя мыслью, что хотя бы по природным ресурсам Россия не зависит от импорта. Однако некоторые наши иллюзии были развеяны после того, как Счетная палата в прошлом году опубликовала доклад «Оценка эффективности управления государственным фондом недр в 2018–2019 годах и истекшем периоде 2020 года в целях устойчивого обеспечения базовых отраслей экономики страны видами минерального сырья, ресурсы которых недостаточны и обеспечиваются в том числе за счет импорта». В РФ имеется список видов минеральных ресурсов, отнесенных к категории стратегических. Целый ряд видов из этого списка, оказывается, являются дефицитными: уран, марганцевая руда, хромовая руда, титан, бокситы, рений, редкоземельные металлы (РЗМ), цирконий. Кроме того, к дефицитным отнесены минеральные ресурсы, не входящие в список стратегических: бентониты, плавиковый шпат, йод, бром, каолин и др.

На странице 16 доклада приведены данные по уровню покрытия внутренних потребностей российской экономики по некоторым видам минеральных ресурсов импортными поставками (по состоянию на 2020 год, в скобках – по состоянию на 2018 год; %):

Марганец – 100 (100)

Хром – 100 (100)

Титан – 100 (99,9)

Литий – 100 (100)

Йод – 100 (100)

Плавиковый шпат – 95 (95)

Цирконий – 90 (85)

Бентониты для литейного производства – 88 (91)

Каолин – 70 (65)

Бокситы – 66,9 (71,2)

Медь - 58,4 (45,9)

Молибден – 35 (42)

Вольфрам – 18,2 (25,0).

Некоторые виды стратегического сырья, как следует из доклада, импортировались, но в категорию дефицитных не были включены. Например, молибден и вольфрам. Вероятно, по той причине, что внутри страны есть источники, которые позволяют быстро заменить импортные поставки. Тогда почему такая замена до сих пор не произведена?

В докладе обращается внимание на то, что, хотя целый ряд минеральных ресурсов Россией не импортируется, однако велики закупки продуктов первичного передела таких ресурсов. Например, закупаются не руды металлов, а сами металлы. Так, в документе отмечается: «Тантал и ниобий в сырьё не импортируются, так как в Российской Федерации производятся соответствующие концентраты, но импортируются их переделы феррониобий, ниобий металлический и тантал металлический». Импорт самих полезных ископаемых не осуществляется, но импортируются их переделы и соединения также по таким видам, как рений и бериллий.

В докладе дается обобщенная оценка импортной зависимости России по минеральным ресурсам: «Таким образом, в рассматриваемом периоде в значительных объемах импортировалось более трети стратегических видов минерального сырья и более 60 % дефицитных видов полезных ископаемых (с учетом импорта переделов)». Покрытие трети потребностей в стратегических ресурсах за счёт импорта – серьезнейшая угроза экономической безопасности Российской Федерации!

Доклад готовился в прошлом году, и в нём отмечается: «Вследствие потенциальных угроз введения санкций по отношению к Российской Федерации зависимость от импорта некоторых видов стратегического и дефицитного сырья создает риски необеспечения различных отраслей российской экономики необходимым минеральным сырьём».

В докладе указывалось, что доминирующую роль в экспорте минеральных ресурсов для обеспечения потребностей отечественных отраслей экономики в стратегических и дефицитных видах минерального сырья играют такие страны, как Украина, Казахстан, Чили, Китай, Монголия, ЮАР и прочие. На первое место была поставлена Украина. За 2018–2020 годы Украина обеспечивала поставку 82,9 % титана, 51,2 % циркония и 70 % каолина. На второе место среди поставщиков минеральных ресурсов был поставлен Казахстан, на который пришлось 87 % импортируемого хрома и 73,2 % импортируемой меди. 70,7 % лития импортировалось из Чили, 83,3 % бокситов – из Китая, а Монголия поставила 85,2 % плавикового шпата.

Доклад, который базируется преимущественно на информации Роснедр, признает прогрессирующий развал сырьевого сектора экономики, включающего разведку недр, добычу минеральных ресурсов, их обогащение и первичный передел: «В ходе проверки отмечено отставание Российской Федерации за последние три десятилетия от мирового уровня развития и использования технологий обогащения и переработки твердых полезных ископаемых. Современные технологии обогащения применяются в отношении наиболее ликвидных и востребованных видов ТПИ [твёрдых полезных ископаемых. – В.К.] (золото, медь, полиметаллы и др.). В то же время для ряда ключевых видов минерального сырья утрачены и не развиваются технологические циклы глубокой переработки с получением товарной продукции высоких степеней передела и с максимальной добавочной стоимостью. По информации Роснедр, за последние 30 лет уменьшились по сравнению с мировым уровнем либо прекращены полностью объемы производства и переработки групп редких элементов, в том числе редкоземельных металлов (РЗМ), а также циркония и чёрных металлов – марганца и хрома. В основном это касается производства, что обусловлено в большей степени прекращением действия и отсутствием иных центров компетенций полного цикла, занимающихся полной цепочкой исследований – от вещества до полупромышленных исследований, которые функционировали до 1990-х годов».

После начала СВО и последовавшей за ней санкционной войны коллективного Запада против России российские чиновники активно заговорили об импортозамещении. Но почему-то почти никто из них не упоминает о необходимости импортозамещения по минеральным ресурсам, особенно стратегически значимым.

Но, пожалуй, самым главным направлением импортозамещения должны стать инвестиционные товары. Т. е. машины и оборудование производственного назначения. К сожалению, Росстат не ведет никакого статистического наблюдения, которое позволило бы нам понять, насколько российская экономика зависима от закупок на мировом рынке машин и оборудования производственного назначения. На сайте Росстата в разделе «Показатели для оценки состояния экономической безопасности России» нет и намека на наличие таких показателей, как, скажем, «доля импорта в общем объеме закупок машин и оборудования производственного назначения», «доля импортного оборудования в общем объёме установленного оборудования производственного назначения» и т. п. Вместе с тем некоторое представление о такой импортной зависимости дают оценки независимых экспертов, опросы предпринимателей, документы отраслевых союзов предпринимателей.

В частности, Институт народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН проводит опросы промышленников, на основе которых делаются оценки зависимости сектора от импорта оборудования, а также доступности и качестве российских аналогов оборудования. Из этих опросов следует, что 50-60 процентов закупаемого оборудования – импортное. За время с 2014 года, когда власти заявили о необходимости радикального импортозамещения, ситуация принципиально не изменилась. Если в 2015 году 56 % респондентов считали, что за последние три-пять лет качество российского оборудования не изменилось, то по состоянию на 2020 год таких стало 52 %. В 2014 году 4 % руководителей полагали, что за указанный период оно снизилось, по состоянию на 2020 год таких стало  7 %. Доля тех, кто отмечал рост качества российского оборудования, уменьшилась с 9 % до 7%, доля неопределившихся выросла с 31 % до 33 % соответственно. При этом хочу напомнить, что понятие «российское оборудование» само по себе весьма условно. Ведь многие виды оборудования, на которых значится «Сделано в России», на самом деле представляют собой продукт, собранный с использованием иностранных комплектующих и деталей.

Данные опроса предпринимателей (вопрос: «Существуют ли в России нужные вам машины и оборудование, сопоставимые по качеству с аналогами из стран дальнего зарубежья?»; % респондентов)

Варианты ответов

2010 г.

2014 г.

2020 г.

Есть, и довольно много

42

43

38

Есть, но очень мало

52

53

50

Нет

6

4

12

Источник: данные ИНП РАН

Как видим, за период 2010-2020 гг. отношение российских предпринимателей к возможности приобретения производственного оборудования желаемого качества на внутреннем рынке стало более скептическим. Можно предположить, что это повлияло на конкретные решения промышленников в пользу закупок импортного оборудования.

По некоторым отраслям экономики имеются данные по доле оборудования импортного происхождения. Например, в угольной промышленности по состоянию на конец 2017 года доля импортных машин и оборудования по отдельным видам была следующей (%): машины механизированного крепежа – 64,4; комбайны для очистных работ – 91,9; погрузочные машины – 67,0; электровозы – 72,6; дизелевозы – 99,6 (Плакиткина Л.С., Плакиткин Ю.А., Дьяченко К.И. Оценка импортозависимости российских угольных компаний от закупок зарубежного оборудования // «Горная Промышленность» № 3 (139) / 2018).

А вот результаты свежего исследования по такой отрасли, как производство строительных материалов. Оно подготовлено Национальным объединением производителей строительных материалов и строительной индустрии (НОПСМ) и Аналитическим центром промышленности стройматериалов (СМПРО). Правительство заявляло, что производство многих стройматериалов локализовано в стране. Однако, как выясняется, локализация эта липовая. Как оценили эксперты отрасли, выпуск половины всех видов основных стройматериалов на 70–100 % зависит от оборудования из Европы и США В исследовании отмечается, что товары по 11 из 26 позиций изготавливаются исключительно на зарубежных станках. Это, например, кирпич, плитка, керамогранит, герметики и другие товары. Производители строительной химии зависят от западных комплектующих на 90%, сухих смесей — на 80 %.

В последнее десятилетие машины и оборудование были самой главной товарной группой в российском импорте. Их доля приближалась к 50 процентам. В 2020 году удельный вес машин и оборудования, согласно данным Федеральной таможенной службы (ФТС) и Росстата, составил 47,6 %; в прошлом году – 49,2 %. В стоимостном выражении прошлогодний импорт машин и оборудования составил 144,3 млрд долл. Он включал следующие наиболее крупные товарные группы (в скобах – стоимостной объем в млрд долл.): механическое оборудование (54,3), электрическое оборудование (36,8), автомобили легковые (8,0), автомобили грузовые (2,3), части и принадлежности моторных транспортных средств (10,7).

Санкционная война коллективного Запада, стартовавшая 24 февраля, резко сократила импорт инвестиционных товаров. Впрочем, точных статистических данных, которые позволили бы оценить такое сокращение, нет. В конце февраля Федеральная таможенная служба (ФТС) приняла решение прекратить помесячную публикацию значительной части статистики по внешней торговле России, в том числе по импорту важнейших товаров. Последние данные имеются лишь на январь.

В следующей статье я планирую завершить разговор о проблемах российской экономики, связанных с критической ее зависимостью от импорта.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.