header
Десятый месяц Россия ведёт специальную военную операцию (СВО) на Украине. Никто не знает, сколько она еще продлится. СВО уже переросла в масштабную войну с коллективным Западом, использующим Украину как свое удобное прикрытие.
"182567"
Размер шрифта:
| 29.11.2022 Экономика 
2483
4.27
5
1
11
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.27
logo

Идет война, а Дума принимает бюджет мирного времени

Как при таком замороженном военном бюджете России достичь победы в войне на Украине?

Десятый месяц Россия ведёт специальную военную операцию (СВО) на Украине. Никто не знает, сколько она еще продлится. СВО уже переросла в масштабную войну с коллективным Западом, использующим Украину как свое удобное прикрытие. Уже к концу лета стало понятно, что для победы России нужна военно-экономическая мобилизация.

Именно в это время Минфин, Банк России и Государственная Дума вплотную приступили к разработке федерального бюджета на 2023 год и на период до 2025 года. После первого слушания проекта бюджета, состоявшегося в Думе в октябре, ко второму чтению было подано 750 поправок, из них принято 605 поправок. Общий объем перераспределяемых средств, в том числе зарезервированных, составил порядка 2 трлн рублей.

Наконец, 24 ноября Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон о федеральном бюджете на 2023 год и плановый период 2024-2025 годов. В соответствии с документом расходы бюджета РФ составят 29,0 трлн рублей в 2023 году, 29,4 трлн рублей в 2024 году и 29,2 трлн рублей в 2025 году. Доходы составят 26,1 трлн рублей в 2023 году, 27,2 трлн рублей в 2024 году и 27,9 трлн рублей в 2025 году. Дефицит, согласно прогнозам, в 2023 году составит 2,9 трлн рублей против ожидаемого дефицита в этом году в размере 1,3 трлн. руб.  В 2024 году – 2,2 трлн руб., в 2025 году – 1,3 трлн руб. 

Честно говоря, многие наблюдатели и эксперты полагали, что и доходная, и расходная части федерального бюджета существенно вырастут по сравнению с нынешним годом. Однако бюджетные расходы в ближайшие три года останутся примерно на нынешнем уровне (29,0 трлн руб.). А доходы в следующем году запланированы в объеме, меньшем, чем в текущем году, более чем на 1,5 трлн рублей (в 2022 году – 27,7 млрд руб.). С учетом инфляции (в бюджете ее величина на следующей год заложена в размере 5,5%, что является явно оптимистичной оценкой) реальные расходы и доходы федерального бюджета будут однозначно ниже уровня текущего 2022 года.

Конечно, такого «валютного ливня», как в этом году, в следующем году и вплоть до 2025 года не ожидается. В федеральном бюджете на ближайшие три года заложены более скромные цены на углеводороды по сравнению с текущим годом. Сокращение нефтегазовых поступлений в бюджет планируется компенсировать увеличением НДПИ (налога на добычу полезных ископаемых), повышением ставки экспортной пошлины и акциза на природный газ, повышением налогообложения нефтяной отрасли, введением экспортной пошлины на удобрения и уголь, временным повышением ставки НДПИ на уголь и др.

Но заложенные в бюджете прогнозные значения цен на углеводороды все равно выше, чем в прошлом и позапрошлом годах. «Благополучные» цены на нефть и газ в бюджете создают видимость полного макроэкономического благополучия даже в условиях санкционной войны.  Согласно последним оценкам, снижение ВВП России в текущем году составит 2,9%, в 2023 году – 0,8%, а с 2024 года дальше рост аж на 2,6%. Вообще-то эти показатели говорят не о благополучии, а о стагнации. Экономическим рывком, базирующимся на реиндустриализации России, тут и не пахнет.  

Примечательно, что разработка бюджета в этом году велась так же, как в предыдущие годы: ключевые показатели, с помощью которых выстраивается бюджет Российской Федерации – добыча и экспорт углеводородного сырья, цена на нефть и газ, валютный курс рубля и импорта. В основных макроэкономических показателях реальный сектор экономики (прежде всего, обрабатывающая промышленность) не показан. Это алгоритм бюджетного проектирования, присущий монокультурным (полуколониальным) экономикам.

С высоких трибун чиновники и политики говорят о необходимости восстановления суверенитета, военной и экономической мобилизации, реиндустриализации страны, увеличения инвестиций в структурную и технологическую перестройку экономики, а в новом бюджете мы ничего этого не видим. Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Национальная оборона» в 2023 году по сравнению с 2022 годом (16,9%) увеличится чисто символически и составит 17,1%, а в 2024 и 2025 годах заметно уменьшится (до 16,2% и 15,1% соответственно). Как же при таком замороженнои военном бюджете России достичь победы в войне на Украине, если коллективный Запад собирается продолжать масштабные поставки оружия, боеприпасов и военной техники на Украину?

 Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Национальная экономика» в 2023 году по сравнению с 2022 годом (15,6%) уменьшится и составит 12,1%, в 2024 и 2025 годах уменьшится и составит 12,4% и 12,9% соответственно. От федерального бюджета на следующие три года ждали наращивания поддержки инвестиционного процесса, необходимого для импортозамещения и реиндустриализации России.

 До сих пор картина была печальной: ежегодно в России вводилось в эксплуатацию в среднем 200–300 новых производственных объектов и исчезало в среднем 150 тысяч предприятий ежегодно.   Не произошло перелома и в первом полугодии текущего года: исчезло 46 тысяч предприятий, а новых создано лишь 90 предприятий, причем из них только 20 можно назвать крупными (инвестиции более 1 млрд рублей). Частные компании, живущие в условиях «рыночной экономики», никаких новых предприятий создавать не будут. Хотя бы по той причине, что для этого нужны долгосрочные инвестиции, а для них, в свою очередь, стабильные, предсказуемые условия ведения бизнеса и дешевые кредиты. Ни того ни другого у них сегодня нет.

По прогнозу Минэкономразвития, обнародованному в августе, инвестиции в основной капитал России в 2022 году сократятся на 10,8%, в 2023-м – на 4,9%. На траекторию роста капитальные вложения выйдут только в 2024 году (плюс 7%). В структуре инвестиций кредиты банков составляют всего 12,7% и примерно столько же приходится на бюджетные вливания. Казалось бы, что государственный бюджет должен стать мотором наращивания инвестиций. Но, увы, только что принятый бюджет этих надежд не оправдывает. 

В статье «Бюджетные предсказания» депутат Государственной Думы (фракция КПРФ), заместитель председателя думского комитета по экономической политике Николай Арефьев отмечает: «Если строительство предприятий для импортозамещения будет двигаться такими темпами, то уровень 1990 года будет достигнут только через 150 лет!»

Российская Федерация после развала СССР провалилась в инвестиционную яму и выкарабкаться из нее при нынешней бюджетной и экономической политике не может.  В 2022 году общий объем инвестиций, согласно документам, содержащим обоснование бюджетных проектировок, составит 26 трлн руб. А в 2025 году – 31 млрд руб. С учетом инфляции реального роста инвестиций почти не будет. Но для реализации программы импортозамещения, по мнению Н. Арефьева, требуется рост не менее чем на 7 триллионов в год, с тем чтобы к 2025 году инвестиции составляли 40 трлн рублей. «Однако к этому бюджет не стремится», – констатирует депутат. Он заключает, что новый бюджет никоим образом не отражает тревожные реалии сегодняшнего дня, диктующие необходимость восстановления экономического и финансового суверенитета и проведения экономической мобилизации: «Похоже, правительство не намерено осваивать экономическую и финансовую независимость страны. При таких параметрах рассчитывать на мобилизационную экономику не приходится. В общем, и бюджет, и денежно–кредитная политика ничем не отличаются от предыдущих прогнозов».

Правительство пытается убеждать нас, что бюджет без дефицита сверстать не получается. А Фонд национального благосостояния (ФНБ) для чего? Изначально он был создан в 2008 году для подкрепления пенсионного обеспечения. Но после того, как в 2018 году был ликвидирован Резервный фонд, на ФНБ была также возложена задача поддержания сбалансированного федерального бюджета РФ. И как следует из принятого закона о бюджете, ФНБ будет задействован для пополнения и балансировки федерального бюджета.  Ликвидная часть ФНБ (т.е. та часть, которая находится на счетах Центробанка) на начало этого года составляла 11 триллионов рублей. В 2022 году из фонда будет изъято в бюджет 3,2 трлн рублей, в 2023 – 2,9 трлн, в 2024 –1,3 трлн, в 2025 году – 2,4 трлн рублей.

А начиная со следующего года ФНБ будет не только расходоваться, но также пополняться. Заработает бюджетное правило, которое заключается в том, что основные нефтегазовые доходы идут в федеральный бюджет, а дополнительные – в ФНБ. Оно было приостановлено в этом году, когда все нефтегазовые доходы направлялись в федеральный бюджет. В отличие от ранее действовавшего бюджетного правила то, которое будет действовать, предполагает увеличение доли основных нефтегазовых доходов, идущих в бюджет. А сколько же пойдет в ФНБ? Согласно цифрам, содержащимся в принятом законе о бюджете, в ФНБ в следующем году будет закачано 939,0 млрд рублей и в 2024 году - 656,3 млрд руб.

Минфин собирается активно заниматься  заимствованиями. Сейчас в основном это внутренние, а не внешние заимствования. Внутренние заимствования планируются на уровне (трлн. руб.): 2022 г.–1,3; 2023 г.–3,4; 2024 г.–2,3; 2025 г.–1,5. Тут хотел бы обратить внимание на два момента.

Во-первых, заимствования в 2023-2025 гг. превышают величину дефицита бюджета: в 2023 году – на 0,5 трлн руб., в 2024 г. – на 0,1 трлн руб., в 2025 г. – на 0,2 трлн руб. Итого суммарное превышение за три года на 0,8 трлн руб.

Спрашивается: зачем Минфин собирается заимствовать больше, чем это необходимо для покрытия дефицита? Куда он собирается направлять заимствованные излишки денег?  

Во-вторых, как я выше отметил, Минфин из своих поступлений примерно 1,5 триллиона рублей в течение 2023-2024 гг. направит в свою валютную копилку, называемую ФНБ, и одновременно в течение этого же времени позаимствует на внутреннем рынке 5,7 трлн рублей. А не проще ли было сократить сумму заимствований до 4,2 трлн рублей, направив упомянутые выше 1,5 трлн рублей на необходимые Минфину нужды?

Всё это заставляют думать, что Минфину очень нравится заниматься заимствованиями, даже когда в них нет особой нужды. Вернее, кому-то нравится давать Минфину деньги в долг, получая за этого гарантированные проценты (кому, сколько и на каких условиях – тема отдельного разговора). Масштабы заимствований можно было бы сократить (а, может быть, даже отказаться от заимствований), минимизировав издержки по обслуживанию государственного долга.  Однако для этого надо заставить Минфин прекратить заниматься подкормкой инвесторов, жадно скупающих долговые бумаги российского казначейства.

В 2023–2025 годах ожидается рост объема государственного долга Российской Федерации. По итогам 2023 года объем государственного долга РФ составит 25 368,6 млрд рублей, 2024 года – 27 679,0 млрд рублей и 2025 года – 29 939,5 млрд рублей. Обслуживание этого долга обойдется бюджету в 2023 году в 1,5 трлн рублей, а в 2025 году эта сумма вырастет до 1,8 трлн руб.

Говорят, что в относительном выражении у России не такой уж большой государственный долг – около 16% ВВП, в валютном эквиваленте – около 56 млрд долл. А этого долга у России, богатейшей страны, не должно быть вообще. По предварительным оценкам, по итогам 2022 года отток капитала из России может достичь 250 млрд долл. Для ликвидации всего российского государственного долга нужно всего лишь 20-25% той суммы, которая в этом году уйдет из страны. А остальная часть по-хорошему могла бы пополнить российский бюджет и обеспечить проведение масштабной военно-экономической мобилизации. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.