header
Органы безопасности от Советской власти к Советскому государству
"131828"
1175
4
5
1
4
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4
logo

Органы безопасности от Советской власти к Советскому государству

К 100-летию образования СССР

К концу 1922 года красные в целом выиграли Гражданскую войну. Встал вопрос о построении государства мирного времени. 29 декабря 1922 года на конференции делегаций от съездов Советов РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР был подписан Договор об образовании СССР. Он был утверждён 30 декабря 1922 года I Всесоюзным съездом Советов и подписан главами делегаций. Чуть раньше, 15 ноября, ВЦИК включил в состав России Дальневосточную Республику (ДВР)

Статья 12 Договора гласила:

В целях утверждения революционной законности на территории Союза Советских Социалистических Республик и объединения усилий союзных республик по борьбе с контрреволюцией учреждается при Центральном Исполнительном Комитете Союза Советских Социалистических Республик Верховный Суд, с функциями верховного судебного контроля, а при Совете Народных Комиссаров Союза — объединенный орган Государственного Политического Управления, председатель которого входит в Совет Народных Комиссаров Союза с правом совещательного голоса.

К этому времени органы безопасности объединявшихся республик (из-за хронологической близости процессов мы рассматриваем здесь также ДВР) представляли собой:

в России и на Украине – государственные политические управления при НКВД республик;

в Белоруссии – такое же ГПУ, но уже при ЦИК;

в Закавказье – Закавказская ЧК при СНК ЗСФСР;

в ДВР – Главное управление государственной политической охраны МВД.

Формально они являлись равноправными структурами независимых государств. Однако очевидно, что российское ГПУ занимало руководящее положение. Это объясняется не только представлением о главенстве общей для всех республик советской власти над национальными суверенитетами (и пониманием того, что суверенитеты эти являлись временными), но и вполне практическими соображениями: в условиях Гражданской войны ВЧК – ГПУ требовалась централизация как в разведывательных и контрразведывательных операциях и борьбе с враждебным политическим подпольем, так и в обслуживании других важнейших централизованных структур – РККА и путей сообщения.

На практике контроль осуществлялся через полпредства ВЧК – ГПУ. Они начали создаваться в 1920 году. В РСФСР это были крупные региональные органы, надзиравшие за работой губернских и областных ЧК и особых отделов. Полпреды ГПУ по Украине и Дальнему Востоку являлись по совместительству председателями ГПУ УССР и Госполитохраны ДВР. На Кавказе ситуация несколько отличалась, хотя полпредство по Кавказу и руководило деятельностью только ЗакЧК, на рубеже 1922 и 1923 гг. их возглавляли разные люди: ЦИК ЗСФСР не утвердил в должности председателя ЧК полпреда С.Г. Могилевского и оставило председателем В.Ф. Панкратова, который являлся также заместителем полпреда. К концу 1923 г. это дублирование было устранено и обе должности стали совмещаться.

Иначе обстояло дело с ГПУ при ЦИК Белоруссии. Его курировало расположенное в Смоленске ГПУ по Западному краю, которому также подчинялись Витебский, Гомельский и Смоленский губотделы ГПУ (Витебская и Гомельская губернии на тот момент входили в состав РСФСР).

Таким образом, де-факто ГПУ уже было объединено еще до создания единого советского государства и статья 12 Договора лишь закрепляло юридически существующее положение дел.

10 января 1923 года Президиум ЦИК СССР образовал 6 комиссий для подготовки будущей конституции, в том числе комиссию по разработке положения о Верховном Суде СССР и ОГПУ. В ее состав вошли: А. П. Смирнов (председатель), Н. В. Крыленко, И. С. Уншлихт, Д. 3. Мануильский, С. М. Тер-Габриелян, А. Г. Белобородов и Г. П. Мдивани.

ОГПУ была посвящена девятая глава итоговой версии конституции. Она гласила:

61. В целях об’единения революционных усилий союзных республик по борьбе с политической и экономической контр-революцией, шпионажем и бандитизмом, учреждается при СНК Союза ССР об’единенное государственное политическое управление (ОГПУ), председатель которого входит в СНК Союза ССР с правом совещательного голоса.

62. ОГПУ Союза ССР руководит работой местных органов ГПУ через своих уполномоченных при Советах Народных Комиссаров союзных республик, действующих на основании специального положения, утвержденного в законодательном порядке.

63. Надзор за закономерностью действий ОГПУ Союза ССР осуществляется прокурором Верховного Суда Союза ССР на основе специального постановления ЦИК’а Союза ССР.

Приказом ГПУ № 247 от 11 июня 1923 г. была создана комиссия по реорганизации ГПУ.

6 июля II сессия ЦИК СССР одобрила проект Конституции СССР и приняла постановление «О введении в действие Конституции Союза Советских Социалистических Республик».

В тот же день председатель ГПУ Ф.Э. Дзержинский оставил пост наркома внутренних дел РСФСР. 30 августа на смену ему был назначен заместитель наркома А.Г. Белобородов – старый большевик с партийным стажем с 1907 г., ставший таким образом вышестоящим начальником для ГПУ и Дзержинского. Фактически это не имело большого значения, поскольку вопрос о создании ОГПУ и перевод его в ведение союзного Совнаркома был уже решен. Такой странный порядок субординации – член Оргбюро ЦК РКП(б) Дзержинский подчинялся Белобородову, не входившему на тот момент в состав ЦК даже в качестве кандидата, – продлился всего два с половиной месяца и отражал лишь переход полномочий от российского руководства к формирующемуся общесоюзному: например, можно отметить, тогда же наркомат путей сообщения РСФСР, который также возглавлял Дзержинский, был преобразован в НКПС СССР.

3 сентября 1923 г. Ф.Э. Дзержинский направил в Политбюро ЦК РКП(б) записку о персональном составе Коллегий ОГПУ и ГПУ РСФСР (1).

Сразу следует оговориться: идея о создании ГПУ РСФСР так и осталось проектом. Не был даже оговорён орган, при котором оно должно было функционировать – должен ли это был быть СНК РСФСР (по образцу союзного ОГПУ), НКВД (как было в 1921 – 1923 г.) или, к примеру, ВЦИК, как в Белоруссии. Тем не менее этот проект очень интересен, поскольку показывает видение «первым чекистом» разграничения полномочий между союзным и российским органами ГПУ.

Итак, в состав Коллегии ОГПУ входили (2):

Ф.Э. Дзержинский — председатель ОГПУ;

В.Р. Менжинский — 1-й заместитель председателя;

Г.Г. Ягода — 2-й заместитель председателя;

В.Н. Манцев — член Коллегии (бывший председатель ГПУ УССР, на момент написания записки не занимал никаких должностей в органах ГПУ);

Г.И. Бокий — член Коллегии, начальник спецотдела ГПУ;

Я.Х. Петерс — член Коллегии, начальник Восточного отдела ГПУ;

С.А. Мессинг — член Коллегии, полпред ГПУ по Петроградскому военному округу и начальник Петроградского губотдела ГПУ;

В.А. Балицкий — член Коллегии, полпред ГПУ по Украине и председатель ГПУ УССР;

С.Г. Могилевский — член Коллегии, полпред ГПУ в ЗСФСР и председатель Закавказской ЧК;

Также в Коллегию по должности входил начальник Разведупра (по состоянию на сентябрь 1923 г. военная разведка являлась не управлением, а Разведывательным отделом Управления 1-го помощника начальника штаба РККА) «для увязки работы с ОГПУ».

Теперь посмотрим на предполагаемый состав Коллегии ГПУ РСФСР. Она состояла из председателя и восьми членов. Председателем должен был стать Г.Г. Ягода. Члены указываются без должностей, можно предположить, что Дзержинский имел какие-то свои планы на расстановку кадров по российскому ведомству, однако за неимением этой информации приведем их фактические должности на сентябрь 1923 года:

Ф.Д. Медведь – начальник Московского губотдела ГПУ;

И.А. Воронцов – начальник Административно-организационного управления ГПУ;

И.П. Павлуновский – полпред ГПУ по Сибири

Я.К. Ольский – начальник отдела погранохраны ГПУ;

Е.Г. Евдокимов – полпред ГПУ по Юго-Востоку (г. Ростов-на-Дону)

И.А. Апетер – полпред ГПУ по Западному краю (Белорусская ССР, Витебская и Гомельская губернии, входившие на тот момент в РСФСР, и Смоленская губерния с местонахождением полпредства в Смоленске)

Г.С. Мороз – полпред ГПУ по Уралу;

И.Д. Каширин – полпред ГПУ по Киргизскому краю (г. Оренбург);

Ни в одну из коллегий не вошли полпреды ГПУ по Дальнему Востоку Л.Н. Бельский и по Туркестану Г.А. Русанов, поэтому их подчиненность в рамках этого проекта неясна.

Таким образом рисуется парадоксальная картина: союзному ОГПУ подчинялись ГПУ Украины и Закавказская ЧК (что вполне логично), но вместе с тем – органы ГПУ Петрограда и российских губерний, входивших в Петроградский военный округ (а именно Архангельский, Вологодский, Мурманский, Новгородский, Псковский, Рыбинский, Северо-Двинский и Череповецкий губотделы). В то же время ГПУ РСФСР через полпредство должно было подчиняться ГПУ Белоруссии.

Вероятно, Дзержинский руководствовался чисто ведомственными и оперативными соображениями, оставляя за собой особо важный северо-западный регион (при этом уступив Ягоде Москву!), но в то же время, не разделяя родственные по специфике Белоруссию, Витебск, Гомель и Смоленск из-за «формальных» административных границ. Тем не менее чекистская вольница времен гражданской войны уходила в прошлое, новое государство нуждалось в упорядоченной структуре, и ОГПУ должно было стать органичной частью государственного организма. Вероятно, поэтому Политбюро, рассмотрев предложенную записку, решило вовсе отказаться от ГПУ РСФСР как от ненужной промежуточной инстанции. Состав же Коллегии ОГПУ был утверждён в предложенном виде 18 сентября.

Наконец, 2 ноября 1923 г. Президиум ЦИК СССР образовал ОГПУ при СНК СССР. 15 ноября 1923 г. было утверждено Положение об ОГПУ.

Примечания

(1) РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 3. Д. 101. Л. 7. Подлинник. Рукопись.
(2) Данные о членах коллегии приводятся более развернуто, чем это сделал в записке сам Дзержинский. Так, он не указывает инициалы и общими словами обозначает территорию ответственности полпредов.

На фото: Председатель ОГПУ Ф. Э. Дзержинский и его первый заместитель В.Р.Менжинский

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.