header
Фондовая биржа и национальная безопасность
"279640"
Размер шрифта:
| 13.01.2023 Политика  | Экономика 
1539
5
5
1
9
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 5
logo

Фондовая биржа и национальная безопасность

Позволить оборонке выйти на биржу – значит ослабить или даже утратить контроль над предприятиями ОПК со стороны государства

https://t.me/fsk_today

Я уже писал о том, что в документе, который называется «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации», утвержденном указом Президента РФ от 2 июля 2021 года, нет ни одного упоминания о связи национальной безопасности и фондового рынка. А связь эта не надуманная. В других странах ей уделяется немалое внимание.

Некоторые аспекты проблемы видны невооруженным глазом. Так, в 2020 году отношения РФ с коллективным Западом были уже напряженными. И многим показалось странным, даже зловещим принятое в конце лета 2020 года решение Московской биржи и курирующего её Центробанка начать торговлю ценными бумагами иностранных эмитентов. На площадке Московской биржи получили листинг (регистрацию) 680 иностранных эмитентов, и ежемесячно добавляются новые

Подавляющая часть иностранных бумаг – из США, государства, которое к тому моменту открыто называло Российскую Федерацию своим противником. Однако Московская биржа к концу 2020 года с гордостью сообщала, что на ее площадке торгуются акции Facebook*, Microsoft, Amazon, Twitter, Alphabet, AMD, Visa, MasterCard, Boeing, Intel, McDonald’s, NVIDIA, Netflix, Disney, AMD, Activision Blizzard, Pfizer, AT&T и Micron.

Аппетит на американские бумаги был колоссальным, ведь большинство из них имели очень высокие котировки. Зачастую бумаги российских эмитентов не выдерживали конкуренции с американскими бумагами. В среднем ежемесячно в 2021 году сделки с бумагами на Московской бирже совершали 2 миллиона юридических и физических лиц. На начало 2022 года в портфелях российских розничных инвесторов иностранных бумаг было почти 2/5 (39%). Значит, российские компании лишились многих триллионов рублей, которые были отданы иностранцам.

После 24 февраля 2022 года операции с американскими и другими иностранными ценными бумагами на российском рынке стали затруднительными, они были заблокированы международными расчётно-клиринговыми организациями. Однако примерно в течение полутора лет подпитка геополитического противника через Московскую биржу осуществлялась. Кроме Московской есть еще Санкт-Петербургская биржа (СПБ). На последней иностранные бумаги торговались с 2014 года (с того времени, когда против России начали вводиться санкции США и их союзников в связи с возвращением Крыма в состав России). Также отмечу, что степень блокировки торговых операций на СПБ меньше, чем на Московской бирже.

Удивляет «толерантность» российского финансового регулятора (Банка России) по отношению к бумагам эмитентов из США и их союзников. Ведь многие из них связаны с военно-промышленным комплексом или даже являются его частью. Получается, что деньги российских инвесторов используются для производства оружия, которое может быть использовано против России. На российском фондовом рынке обращались акции таких компаний американского ВПК, как Boeing, Raytheon Technologies, Lockheed Martin, Northrop Grumman, General Dynamics. По бумагам Raytheon Technologies и Lockheed Martin, согласно сведениям Московской биржи, последние торги проводились аккурат в день начала СВО. По Boeing последняя сделка была совершена 25 февраля 2022 года, т. е. через день после начала СВО. А вот бумаги Northrop Grumman, General Dynamics изначально торговались на СПБ.

И что удивительно: сделки по бумагам последних двух компаний, согласно сообщениям Питерской биржи, продолжаются. Так, на 9 января 2023 года цена акции General Dynamics на СПБ равнялась 245,51 долл., объем торгов — 314. 084,67 долл. Не ахти какие обороты (чуть более 300 тысяч долларов за сутки), но важен сам факт! Более половины всей продукции General Dynamics закупается Пентагоном. Продукция: аэрокосмические технологии (производство и обслуживание реактивных самолётов); морские системы (разработка и производство атомных подводных лодок и различных типов военных кораблей); боевые системы (производство различных типов наземной военной техники как на гусеничном (танк M1 Abrams), так и на колёсном ходу (БТР Stryker), а также боеприпасов); информационные системы и технологии (системы связи, наблюдения и сбора информации, программное обеспечение).

В США, между прочим, более ревниво следят за тем, во что американские инвесторы вкладывают свои деньги. Еще в 2020 году президент Дональд Трамп очень озаботился тем, что американцы помогают укреплять военный потенциал Китая. Незадолго до передачи президентской эстафеты Байдену Трамп успел пописать указ, который запретил осуществлять американские инвестиции в компании, связанные с китайским ОПК. А также предписывал в течение четырех месяцев выйти из капитала таких компаний, имеющих листинг на Нью-Йоркской и других фондовых биржах США. Администрация Байдена пролонгировала до мая 2021 года срок выхода американских инвесторов из компаний китайского ОПК, этим компаниям пришлось уйти с американского фондового рынка.

Американский Минфин ведет черный список иностранных компаний, в которые американцам с их капиталами закрыт доступ. Туда вносятся компании, которые представляют угрозу национальной безопасности США – фирмы ОПК, микроэлектронной промышленности, телекоммуникаций. По состоянию на сентябрь прошлого года в черном списке было шесть десятков китайских компаний. Там же и российские компании, которых стали включать в список после 24 февраля 2022 года.

Было бы неплохо учесть американский опыт и провести чистку иностранных ценных бумаг на российском фондовом рынке с точки зрения роли их эмитентов в противостоянии России с коллективным Западом.

И еще один аспект проблемы. Российские чиновники периодически жалуются, что денег в казне хронически не хватает для того, чтобы поддерживать в удовлетворительном финансовом состоянии предприятия ОПК. И начинают выдвигать предложения по выводу отечественных предприятий ОПК на российский фондовый рынок.

Известно, что в 2018 году российский ОПК оказался в очень тяжёлом финансовом положении из-за большой задолженности предприятий отечественным банкам. Тогда федеральные власти предложили оборонщикам переключиться с банковских кредитов на займы с помощью эмиссии своих акций и облигаций. В российских СМИ сообщалось, что предприятия ОПК без энтузиазма встретили это предложение. В частности, оборонщики высказали опасения насчёт того, что выход на биржи лишит государство контроля над заводами, а риск банкротств из-за больших колебаний курсов бумаг лишь усилится.

К тому же оборонка – очень закрытый сектор, а выход на фондовый рынок потребует недопустимо большой прозрачности компаний-эмитентов. Тогдашний куратор ОПК вице-премьер Ю. Борисов заявил, что оборонным предприятиям не стоит полагаться исключительно на государственный заказ. По разным причинам величина такого заказа может меняться из года в год. Поэтому предприятиям ОПК нужна диверсификация: они должны иметь такой портфель заказов, чтобы 1/3 приходилось на гособоронзаказ, 1/3 – на военно-техническое сотрудничество и 1/3 – на гражданскую продукцию. Единое оборонное предприятия можно преобразовать в холдинг, разделив на «дочки», одна из которых занимается выпуском гражданской продукции, а также продукции двойного назначения. Вот эту-то «дочку», у которой нет особых секретов, можно и нужно выпускать на фондовый рынок. Мол, она и себя будет обеспечивать деньгами с фондового рынка, и весь оборонный холдинг. С моей точки зрения, схема очень рискованная. Волатильность и на рынке сбыта гражданской продукции может быть высокой, а еще больше она может оказаться на фондовом рынке. Предприятия оборонки будут постепенно втягиваться в спекуляции на бирже.

Ещё можно было бы рискнуть в порядке эксперимента апробировать такую схему до 24 февраля 2022 года, но сейчас о ней надо забыть полностью. Позволить оборонке выйти на биржу – значит ослабить или даже утратить контроль над предприятиями ОПК со стороны государства. Сегодня предприятия ОПК должны на все 100% работать на государственный заказ.

Кстати, на Московской бирже обращаются лишь несколько выпусков бондов, эмитентов которых можно отнести к ОПК. Например, облигации Объединённой двигателестроительной корпорации, Транскомплектхолдинга, Уральского оптико-механического завода. Думаю, что это неправильно.

«А чем платить?» – могут спросить скептики, которые считают, что государство не может загрузить на 100 процентов своими заказами производственные мощности оборонки. Отвечу: у федерального бюджета есть гигантские неиспользованные источники доходов: например, пополнение бюджета посредством введения прогрессивной шкалы налогообложения. Об этом говорили многие годы. Хватит говорить! Пора вводить. Прогрессивное налогообложение – важнейший рычаг экономической мобилизации. Ещё более мощным рычагом должен стать комплекс мер по конвертации гигантского профицита платежного баланса России в бюджетные доходы. По итогам 2022 года, согласно предварительным оценкам, он приближается к 250 млрд долл. По нынешнему курсу это почти 18 трлн рублей.

Сейчас главным бенефициарами профицита платежного баланса оказываются российские олигархи, оседлавшие экспорт энергоресурсов и сырья из России. Бенефициаром должны стать российское государство и ОПК.

https://zen.yandex.ru/media/fondsk.ru

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.