Странам Центральной Азии предлагают убить собственную экономику

Странам Центральной Азии предлагают убить собственную экономику

telegram
Более 55 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 92 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться

Европейская экономическая комиссия (ЕЭК) ООН призвала страны Центральной Азии совершить «революционный переход от использования ископаемых видов топлива к возобновляемым источникам энергии», хотя отказала странам этого региона в инвестиционной поддержке.

Вот что конкретно предлагает ООН: «На сегодняшний день на ископаемое топливо приходится 95 процентов общего объема энергоснабжения в пяти странах Центральной Азии... Для выполнения своих обязательств по Парижскому соглашению и переходу к низкоуглеродной и устойчивой энергетической системе этим государствам нужно будет совершить революционный переход….Чтобы достичь нулевого уровня выбросов углерода к 2050 году, Центральной Азии потребуется масштабный энергетический скачок, а не увеличение инвестиций», – говорится в документе на официальном сайте ООН.

Исполнительный секретарь ЕЭК ООН гражданка Словакии Ольга Алгаерова шлёт директиву:«Наш анализ указывает на большой потенциал возобновляемых сточников энергии в пяти странах Центральной Азии. К 2050 году регион сможет достичь нулевого уровня выбросов углерода при условии принятия разумных политических решений и наличия соответствующих стимулов для перенаправления инвестиций. Я призываю правительства стран Центральной Азии воспользоваться этой возможностью…»

Странам Центральной Азии предлагают просто-напросто убить свою экономику и коммуналку, которые на 95% зависят от ископаемого топлива.

Перенаправление инвестиций с нефтегазовой отрасли на ВИЭ будет означать практически мгновенную гуманитарную катастрофу всего Центрально-Азиатского региона.

В январе прошлого года авария в энергосистеме Казахстана вызвала, как мы писали, массовые отключения электричества в Казахстане, Киргизии и Узбекистане. Отключение электричества вызвало перебои с отоплением и водоснабжением, погасли светофоры, остановились поезда метро, замерли аэропорты. Повсеместно отключился Интернет и не работала мобильная связь.

В начале апреля 2022 года Казахстанская электроэнергетическая ассоциация и пять крупнейших энергокомпаний страны выступили с обращением к президенту Токаеву, в котором заявили о наступающем кризисе в энергетическом секторе из-за нерешенных системных проблем отрасли. В 2022 году дефицит электрической мощности в энергосистеме Казахстана даже с учетом ввода новых мощностей составил 1 327 МВт, дефицит регулировочной мощности – 894 МВт. Еще более тревожная ситуация в теплоэнергетике.

Столь же глубокий энергетический кризис в Узбекистане, Киргизии и Таджикистане. В Туркменистане электроэнергии хоть отбавляй, но сырьевая ориентация в условиях нестабильных цен на энергоносители вызвала нехватку продовольствия.

Около 70% электроэнергии в Казахстане вырабатывается из угля, 14,6% — из гидроресурсов, 10,6% — из газа и 4,9% — из нефти.

66% электроэнергии Узбекистана даёт газ, 19% - уголь, 13% - ГЭС.

В Киргизии гидростанции обеспечивают 88.5% всей электроэнергии, остальные 11,5% дают ТЭЦ, работающие на угле и мазуте.

В Таджикистане ГЭС дают 87,6% всей электроэнергии. На долю тепловых станций, работающих на угле и мазуте, приходится около 12,4%.

Туркменистан вырабатывает всю свою электроэнергию на природном газе.

Можно представить, что произойдет, если страны региона совершат рекомендуемый им господами из ООН «революционный скачок»!

Трудно сказать, чего больше в следующем пассаже ооновских горе-экспертов, цинизма или неграмотности: «Переход от нынешней зависимости от ископаемых видов топлива к «чистому нулю» потребует значительного перенаправления инвестиций в возобновляемые источники энергии, но с минимальными дополнительными затратами в размере 0,07 процента в год». Всего странам региона, по этим расчётам, потребуется изъять из своего ископаемого сектора и инвестировать в ВИЭ около 1,407 трлн долларов в период с 2020 по 2050 г.

На самом деле, чтобы поправить дела и заняться модернизацией своей энергетической, промышленной и транспортной инфраструктуры, странам ЦА надо пересмотреть свои отношения с западными ТНК, которые мощно присутствуют в нефтегазовом комплексе региона, но с акцентом на свои прибыли.

В Казахстане, в частности, пора уже пересмотреть кабальные соглашения о разделе продукции, которые отдали две трети нефтегаза республики в руки западных корпораций. На трех крупнейших месторождениях страны – Тенгиз, Кашаган и Карачаганак – Казахстан контролирует активы, которые составляют менее четверти от их общего объема.

Так, на месторождении Тенгиз на Каспии в рамках ТОО «Тенгизшевройл» национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 20%, Chevron (США) – 50%, ExxonMobil (США) – 25%, СП «ЛукАрко» (США) – 5%.

На месторождении Кашаган на Каспии в консорциуме North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 16,88%, Eni (Италия) – 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, Inpex (Япония) – 7,56%.

И на месторождении Карачаганак в Западно-Казахстанской области в Karachaganak Petroleum Operating B.V.: национальный оператор «КазМунайГаз» имеет всего 10%, Eni (Италия) – 29,25%, Shell (Великобритания) – 29,25%, Chevron (США) – 18%.

Сложившийся расклад акционерных капиталов лишает Казахстан десятков миллиардов долларов в год.

Большинство природных ресурсов Узбекистана также разрабатывается на основе соглашений о разделе продукции, что является типичным признаком колониальной экономики. Иностранный капитал мощно присутствует и в туркменском нефтегазе.

Между тем Центрально-Азиатский регион вполне готов к самостоятельному развитию своей промышленности и энергетики. Что вполне возможно при условии взаимовыгодного сотрудничества с Россией. Такое сотрудничество уже набирает обороты. Казахстан и Узбекистан продвигают соглашение с Россией о транзите российского газа через их территории в Китай и Узбекистан. Это застрахует обе республики от растущего газового дефицита.

Создание в рамках этого проекта мощной экспортной газотранспортной инфраструктуры, что подразумевается самой идеей тройственного газового союза, простимулирует, как мы писали, разработку собственных месторождений, повысит их экономическую привлекательность. Вот тогда-то во всей экономике и возникнет мощный синергетический эффект.

Фото: asian24news.com