«Немецкие войска в панике разбегаются»

О чем трубила польская пропаганда в сентябре 1939 года

Известно, что Германо-польская война, знаменующая собой начало Второй мировой, продолжалась чуть больше месяца. Впрочем, её исход был ясен уже после первых дней военных действий. Однако польская пресса в течение многих дней в своих сводках «побеждала» Германию и сообщала об успешных действиях союзников – войск Франции и Великобритании. Наивным читателям могло показаться, что не Германия громит Польшу, а наоборот, и Гитлер вот-вот униженно запросит мира.

Польские газеты сентября 1939 года – образец невиданной, фантастической лжи! Её потоки лились из радиоприемников, заполняли страниц газет  – все, что касалось войны, было авантюрной попыткой выдать желаемое за действительное и хотя бы немного успокоить жителей Польши, среди которых циркулировали слухи совершенно иного настроя.

Правда содержалась лишь в обращении к нации президента страны Игнация Мосцицкого: «…в этот исторический момент я обращаюсь ко всем гражданам Польши в глубоком убеждении, что весь народ встанет на защиту своей свободы, независимости и чести под руководством главнокомандующего вооруженными силами и даст достойный отпор нападению, как это уже неоднократно случалось в истории польско-немецких отношений…» 

Призыв был услышан – польские солдаты и офицеры героически сражались с агрессором. Однако повсюду вынуждены были отступать под мощными ударами вермахта. Это составляло печальную реальность. А вот что оставалось от неё на страницах газет. «Война с Польшей закончится полным развалом Германии», – утверждала Gazeta Wileńska. - Немецкое население охвачено паникой и лихорадочно готовится к обороне на случай нападения польских ВВС». Ей подпевала газета Nowy Kurjer: «У Гитлера нет шансов!» 

Уже через несколько дней после начала войны германская армада, исторгая море огня, придвинулась к Варшаве, и главный военный штаб Польши вынужден был переместиться в Брест. Столицу покинули президент страны и правительство. Дороги Польши заполонили автомобили и конные повозки с беженцами. В газетах же происходящее переворачивалось с ног на голову: якобы Войско Польское не только успешно обороняется, но и контратакует, нанося серьезный урон агрессору. Express Poranny за пятое сентября пестрит победными заголовками: «Французские войска приступили к военным действиям на суше, море и в воздухе»; «Немецкие порты подверглись бомбардировке английских летчиков»; «Германия охвачена огнём с двух сторон». И самое главное: «Польская кавалерия вторглась в Восточную Пруссию!»

«Судьба войны окончательно предрешена после включения в неё Англии и Франции!», – буквально кричал заголовок в Kurjer Czerwony.

Как говорится, вашими бы устами да мёд пить. Но союзники Польши и пальцем не пошевелили, чтобы помочь ей. Хотя накануне войны премьер-министры Великобритании и Франции Невилл Чемберлен и Эдуар Даладье обещали Варшаве военную помощь.    

В 1928 году вышла книга британского дипломата Артура Понсонби «Ложь во время войны». В ней он рассказал о различных методах пропаганды, которые не принято афишировать. Понсонби, в частности, писал: «Ложь – признанное и в высшей степени полезное во время войны оружие. Поэтому каждая страна широко пользуется ею для того, чтобы обмануть свой народ, склонить в свою пользу нейтральные страны и ввести в заблуждение врага...»

Еще одна цитата: «Никогда нельзя допускать, чтобы народ падал духом. Поэтому победы должны быть раздуты, а поражения, если их нельзя скрыть, по крайней мере смягчены».

Неизвестно, знакомы ли были польские пропагандисты с книгой, но вольно и невольно действовали по принципам, которые в ней изложены. 

Шестого сентября польская пресса ошеломляет новым сообщением: тридцать самолётов с белым орлом на крыльях бомбили Берлин и немецкая ПВО не смогла их потревожить!

На этой информации стоит остановиться подробнее.

На другой день «Правда» опубликовала небольшую заметку: «Агентство Гавас передает по радио сообщение из Варшавы, согласно которому 30 польских самолетов совершили налет на Берлин. Все самолёты возвратились на свою базу». Как видите, газета не утверждала, а лишь ссылалась на чужую информацию. Но за её достоверность не отвечала. 

Единственное документальное подтверждение налёта – статья польского историка Павла Вечорковича. По его словам, смешанный женско-мужской авиаэскадрон (женщины были пилотами, штурманами и радистами, а мужчины - стрелками и механиками) совершил налет на Берлин. И чуть не отправили на тот свет самого Гитлера!

«После первого взрыва пятитонной «Львовской детки», он (фюрер. – В.Б.) подумал, что в Берлине началось землетрясение, и выбежал из бункера, расположенного под Рейхстагом, на улицу к стоянке автомобилей, - писал  Вечоркович. - Там его спас весьма расторопный шофер Клепке, который схватил своего хозяина в охапку, затолкал в машину и умчался прочь от Рейхстага. Если бы не расторопность шофера, то смерть Гитлера наступила бы уже 6 сентября 1939 года - уже третья бомба, сброшенная с «Ольгкастера» майора Кжижи-Дануты Жмужановской, пробив многометровый слой бетона и земли, разорвалась в личных апартаментах Гитлера…»

Далее - продолжение красочного описания триумфа польских ВВС: «"Ольгкастеры" положили все тридцать пятитонных бетонобойных бомб в цель. Само здание Рейхстага устояло, но весь огромный многоэтажный подземный город под ним, являвшийся резиденцией фюрера и центром управления Германии, был разрушен…»

Эта «сенсация» была почему-то обнародована лишь спустя много лет после Второй мировой войны. Характерно, что никто из западных, советских, а позже российских историков о налёте польской авиации на Берлин не упоминал. Не потому ли, что его попросту не было? 

Тот же Вечоркович писал, что упомянутые дальние бомбардировщики Olgcaster были предназначены для войны Польши с СССР (план Wschоd – «Восток»). Они должны были уничтожить советские оборонные заводы за Уралом! Что касается планов польского командования, то польскому историку можно  и поверить. 

В прессе других стран между тем рисовалась совсем другая картина. Из различных столиц – Бухареста, Лондона, Риги, Рима – сообщалось о тотальном бегстве польских солдат. Побывавшая в Польше журналистка Клэр Холлингворт, первая сообщившая о начале Второй мировой войны, так описывала свои впечатления: «Польская армия полностью деморализована. Солдаты бродят по стране без пищи. Повсюду не хватает продуктов. В Польше ненавидят англичан. Особенно антибритански настроены польские военные». 

Чем хуже шли дела на полях сражений, тем больше вдохновлялись польские Мюнхгаузены. Express Poranny исторгала торжествующий возглас: «Французы вторглись в пределы Рейнского бассейна»; «Завод в Фридрихсшале производивший самолеты, взлетел в воздух». 

Поддавала жару Gazeta Wilenska. Заголовок на первой полосе буквально кричал: «Польские воска уничтожили 100 немецких танков и 37 самолетов». Не скрывала ликования и Chwila: «Линия Зигфрида прорвана в пяти местах!»; «Немецкие войска в панике разбегаются»; «Французские войска вступили в Саарский бассейн».

Ничего не изменилось и в то время, когда грохот немецких орудий в предместьях Варшавы возвестил о штурме польской столицы. «Продвигающееся вглубь Германии наступление вызывает у немцев ужас, тем более что вскоре на линии Рейна французские и английские войска нанесут совместный удар», - сообщала газета Dziennik Polski.

И в конце сентября 1939 года, когда оборона Варшавы уже угасала и другие крупные города Польши были оккупированы, пресса продолжала водить за нос своих соотечественников. К примеру, Express Poranny сообщала, что «крах немецкого фронта в Польше ближе, чем может показаться». А по данным Wieczór Warszawski, «польская армия перешла в наступление под Модлином, Скерневице и Варшавой».

В то время поверженную страну уже заполонила серо-зеленая нацистская масса. Повсюду умолкала стрельба, сложил оружие и 100-тысячный гарнизон Варшавы. Некоторые польские офицеры были не в силах перенести позор и кончали жизнь самоубийством. Солдаты прятали и приводили в негодность оружие, чтобы оно не досталось врагу.

Остается подытожить, что освещение германо-польской военной кампании может считаться беспрецедентным по количеству лжи. 

Впрочем, у польских пропагандистов времён Второй мировой нашлись «достойные» последователи. 

Сегодня они выливают потоки ненависти на Россию, искажают её прошлое, коверкают настоящее. По мнению польских пропагандистов, вся история России – это длинная череда злодеяний и захватнических войн, а суть внешней политики на протяжении веков – стремление к мировому господству. Те же, кто думает иначе, объявляются агентами Кремля, сторонниками «русского империализма». 

В Польше популярно несколько базовых мифов. Один из них рассказывает о бедных и голодных русских солдатах, вторгшихся в богатую и цивилизованную Украину. Это при том, что именно Украина считается  одной из беднейших стран Европы. Россия же на её фоне имеет преимущество во всех сферах жизни, и именно туда многие украинцы отправлялись на заработки.

Много пишут и о всеобщей изоляции России на международной арене. Этой незатейливой ложью возмущаются даже в самой Польше. На днях журналист Лукаш Важеха в статье, опубликованной в FPG24, написал, что «Россия, конечно, была изолирована, но только от Запада. Но это далеко не большая часть мира».

По его словам, мифы о России возникают из-за огромных «доз пропаганды», которые скрывают истинную картину происходящего. Эти слова перекликаются с освещением событий в Польше более чем 80-летней давности.  

Оцените статью
0.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться