Назначенные на 13 января президентские и парламентские выборы на Тайване могут стать самым интересным событием международной жизни в начале нового года.

Выборы на Тайване: расстановка сил и возможные сценарии

Резкая американо-китайская конфронтация в Азиатско-Тихоокеанском регионе маловероятна, но не исключена

Назначенные на 13 января президентские и парламентские выборы на Тайване могут стать самым интересным событием международной жизни в начале нового года. Сама по себе почти никем не признанная Китайская Республика с населением в 23.5 миллиона вряд ли вызвала бы такой интерес мирового сообщества. Даже её изрядный экономический вес (2/3 от ВВП России) и ключевая роль в производстве мощных чипов вряд ли сильно повлияли бы на информационные течения, которые «омывают» войны на Украине и Ближнем Востоке. Однако некоторые эксперты предрекают начало еще одной крупной войны именно из-за выборов на Тайване. Такая война действительно является целью многоходовой партии, которую разыгрывают США для ослабления Китая, неотъемлемой частью которого является Тайвань.

Объединив Поднебесную и провозгласив Китайскую Народную Республику 1 октября 1949 года, правительство Мао Цзэдуна на самом деле продолжало военные действия в разных окраинных районах страны. Тибет, к примеру, удалось окончательно присоединить только к 1951 году. Были и другие крупные цели для завершающих операций НОАК, включая Тайвань. На остров с населением в 6 миллионов сбежало свыше 2 миллионов солдат и функционеров партии Гоминьдан, которая десятилетиями правила Китаем и только-только проиграла коммунистам ожесточённую гражданскую войну. Мало кто сомневался в успехе готовившегося десанта красных войск, тем более что Америка отвернулась от неудачников из Гоминьдана и его лидера Чан Кай-ши. Но в 1950 году началась Корейская война. В октябре Мао Цзэдун бросил лучшие соединения на спасение терпевшего поражение Ким Ир Сена, а американцы пересмотрели отношение к Чан Кай-ши и ввели в Тайваньский пролив корабли 7-го флота. Сам остров Тайвань стали превращать в «непотопляемый авианосец», с которого американцы угрожали многонаселённым городам соседних приморских провинций КНР.

Чан Кай-ши

Чан Кай-ши и флаг Тайваня

Решив «оформить отношения», Вашингтон подписал в 1954 году с Тайбэем «Договор безопасности», разместил на острове соединения ВВС, ВМФ, морской пехоты. Армия Гоминьдана была перевооружена современным оружием, началось производство собственных вооружений, и в 1961 году даже стартовала ядерная программа. Чан Кай-ши всерьёз готовился к реваншу на континенте и поэтому оставил в привезенной с материка «Конституции Китайской Республики» положение о единстве Поднебесной. Установив жёсткий военный режим, создав эффективную систему взаимодействия государственной и частной экономики, получая щедрую помощь из-за океана, Чан Кай-ши уже в 60-е годы превратил Тайвань в одного из «азиатских тигров». Его успехи были контрастом с хаосом «Большого скачка» и «Культурной революции» в материковом Китае, что положило начало настроениям особой «тайваньской идентичности».

Удобное существование под американским «ядерным зонтиком» могло бы продолжаться ещё долго. Но в Вашингтоне увидели возможность поймать гораздо более крупную «рыбу». Ради привлечения Китая на сторону Запада США позволили в 1971 году исключить Тайвань из ООН, где он занимал место КНР. В 1978 году были установлены дипломатические отношения Вашингтона с Пекином, а с Тайбэем – разорваны. Правда, Конгрессом США был принят «утешительный» закон, предусматривавший сохранение поставок оружия. Эта лазейка впоследствии помогла вновь превратить Тайвань в рычаг давления на Пекин.

Переход КНР на сторону Запада в противостоянии с социалистическим лагерем по инициативе Дэн Сяопина на несколько десятилетий снял с повестки дня враждебность к «Красному Китаю» и использование Тайваня для давления на него. Однако успехи политики «реформ и открытости», достигнутые Дэн Сяопином и его последователями с помощью Запада, стали беспокоить наиболее дальновидных политиков. Во время визита в Пекин в 2009 году тогдашнего президента США Барака Обамы Пекину была предложена роль «младшего брата» в американо-китайском глобальном тандеме «G-2». Однако вторые роли китайцев уже не устраивали, и после возвращения в Вашингтон Обама распорядился начать «сдерживание» КНР. Его госсекретарь Хиллари Клинтон провозгласила стратегию «Pivot to Asia» (Разворот к Азии) и в эту часть света начали стягивать вооружённые силы. Были обновлены военные союзы в Тихоокеанском бассейне и укреплены военные базы в Японии, Южной Корее и на Филиппинах. Для экономического сдерживания придумали торговый блок Транс-Тихоокеанское партнерство (Trans-Pacific Partnership), в который не пригласили крупнейшую экономику региона – китайскую.

Само собой, возобновились крупные поставки оружия на мятежный остров. ЦРУ стало срочно клепать антикитайские организации, делая при этом акцент на стимулировании чувств «тайваньской идентичности», превосходства «демократического» Тайваня над «авторитарным» Китаем». Выразителем таких настроений стала Демократическая прогрессивная партия (ДПП), которая взяла курс на «суверенитет» – окончательное отделение Тайваня от Поднебесной. Сепаратисты впервые победили ещё на выборах 2000 года. С тех пор борьба ДПП и Гоминьдана продолжается с переменным успехом, и очередная схватка закончится именно 13 января.

Едва ли любой исход этих выборов приведёт к катастрофическим событиям, которых столь жаждут в Вашингтоне. Кандидат в президенты от правящей ДПП, нынешний «вице-президент Тайваня» Лай Цин-дэ уже заявил об отсутствии конкретных планов для начала сложных процедур обсуждения и тем более юридического оформления провозглашения «независимости». Он исходит из того, что Тайвань и так является независимым от Пекина. Кандидат от Гоминьдана мэр главного города острова – Тайбэя – Хоу Ю-ин подчёркивает, что в действующей «Конституции Китайской Республики», т. е. Тайваня, чётко записан принцип «Одного Китая». Представляющий недавно созданную Народную партию Го Вэнь-цзе не рассматривается как реальный конкурент руководителям двух других партий. Он тоже не относится к сторонникам «независимости» и называет материковый Китай и Тайвань «одной семьёй». На посту мэра Тайбэя с 2014 по 2022 год он активно развивал контакты с КНР.

Единственный шанс обострить ситуацию и спровоцировать Пекин на упреждающие действия – устроить мятеж провокаторов по образцу волнений в Гонконге в 2019 году. Тогда группы экстремистов, преимущественно из числа молодёжи, воспользовались накопившимся недовольством населения Специального Административного района Сянган (официальное название Гонконга) и устроили погромы в Законодательном собрании, на станциях метро и электрички, и даже захватили Гонконгский международный аэропорт. Только присущее Си Цзиньпину «стратегическое терпение» позволило обойтись без использования стоявших на границе внутренних войск и урегулировать ситуацию.

Гонконг - неотъемлемая часть Китая

Гонконг - неотъемлемая часть Китая

Между тем гонконгские бузотеры использовали сценарий тайваньских единомышленников. Напомним, в 2014 году отряды молодых людей захватили здание парламента в Тайбэе и штурмовали администрацию президента Ма Ин-цзю, главы партии Гоминьдан. Он сближался с КНР и продвигал соглашение об облегчении «материковых» инвестиций на Тайване. Крайне выгодное деловым кругам и населению острова, это соглашение резко ослабляло позиции сепаратистов из партии ДПП. Тот раунд противостояния выиграли сепаратисты. В 2016 году ДПП победила на президентских выборах, и с тех пор Тайвань возглавила Цай Ин-вэнь.

Красный лев из буддийского храма на Тайване

Красный лев из буддийского храма на Тайване

Отсутствие быстрых и резких перемен в Тайбэе при любом исходе нынешних выборов не будет означать отсутствия последствий в региональной и даже глобальной ситуации. Военное вмешательство Китая практически исключено – эту очевидную истину Си Цзиньпин подтвердил Байдену во время встречи в Сан-Франциско. Максимум возможного реагирования даже на неблагоприятные события – непродолжительная экономическая блокада острова, подобная той, что последовала после приезда Нэнси Пелоси в августе 2022 года. Американцы также не пойдут дальше передвижения авианосных групп вблизи Тайваня и в Южно-Китайском море.

В дальнейшем события станут развиваться в зависимости от исхода выборов. Победа сепаратистов приведет к дальнейшему ухудшению военной и экономической ситуации по обе стороны Тайваньского пролива. Китайские самолёты и корабли будут все чаще проводить манёвры, демонстрируя готовность осуществить объединение не только мирными способами. Могут пострадать торгово-экономические связи, объём которых впечатляет – инвестиции тайваньских фирм на материке превышают 200 миллиардов долларов, а двусторонняя торговля в 2022 году составила 320 миллиардов долларов. Свыше миллиона тайваньцев постоянно находятся в КНР – бизнесмены, инженеры, врачи, преподаватели, артисты. Буквально накануне выборов в Пекине объявили о кое-каких ограничениях для тайваньских фирм…

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:
Гросси и Зеленский Пациент скорее мёртв: несколько слов о кризисе международных институтов
Москва не собирается просить о восстановлении порушенных Токио двусторонних отношений

Победа сторонников единства Китая по формуле Дэн Сяопина «одна страна – две политические системы» позволит не только ослабить военную напряжённость, но и вернуться к наращиванию взаимовыгодного делового сотрудничества. Символом возврата к нормальности может стать строительство скоростного шоссе Пекин – Тайбэй. Преодолевать Тайваньский пролив предполагается по подводному туннелю протяжённостью около 120 километров. Технологии подобных сооружений китайцы уже отработали на строительстве надволно-подводного моста Чжухай – Гонконг. Цена вопроса в 50-60 миллиардов долларов вполне подъемна. Нужно лишь политическое решение обеих сторон.

Для Вашингтона победа сепаратистов будет означать продолжение использования «тайваньского рычага» для давления на Пекин. Американские стратеги будут стараться заманить Пекин в «тайваньскую ловушку», подтолкнуть на превентивный удар по «распоясавшимся сепаратистам». Повторение «украинского сценария» маловероятно, но исключать его нельзя.

Победа здравомыслящих сил может привести Вашингтон к отказу от розыгрыша тайваньской карты, а «уважение волеизъявления тайваньцев» – стать удобным предлогом для завершения дорогостоящего и малоэффективного вмешательства в дела Китая. Про неудачников из ДПП забудут быстро. Предательство старых клиентов всегда было любимым приёмом в арсенале Америки. Об этом наверняка размышляют в сегодняшнем Тайбэе накануне выборов 13 января.

Оцените статью
5.0
telegram
Более 60 000 подписчиков!
Подпишитесь на наш Телеграм
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться
dzen
Более 100 000 подписчиков!
Подпишитесь на Яндекс Дзен
Больше аналитики, больше новостей!
Подписаться