header
Выбор после выборов (I)
"27029"
Размер шрифта:
| 19.11.2012
689 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Выбор после выборов (I)

«Русский фактор»

Знакомясь с «мнением экспертного сообщества» об итогах выборов в Верховную Раду Украины VII созыва под углом зрения перспектив российско-украинских отношений, с удивлением замечаешь, что эти отношения в ходе избирательной кампании оказались… почти «не замеченными».

Сразу скажу, что российско-украинские отношения интересуют меня как человека, живущего в Российской Федерации, родившегося и выросшего в советские времена на территории УССР, говорящего на русском и украинском языках, историка по профессии, знающего историю обоих ныне суверенных государств. И ещё - как человека, живущего не одним днём.

То, что мимо экспертов «пролетели» программные установки политических партий по поводу отношений Украина - Россия, вовсе не значит что «русский фактор» («фактор России») на украинских выборах отсутствовал. Просто он был запрограммирован на «режим умолчания».
 
Москва «домашних заданий» Украине не задаёт, уважая право на выбор гражданами страны своего законодательного органа и право суверенного государства на выбор направления развития.  В противовес этому в Евросоюзе очень хотят, чтобы новоизбранная Верховная Рада незамедлительно отразила «политическую волю украинского народа» в пользу евроинтеграции.  Европа уже спрашивает с Украины за выполнение заданных ею, Европой, «домашних заданий»…

Верховный представитель ЕС по вопросам общей внешней политики и политики безопасности Кэтрин Эштон и комиссар ЕС по вопросам расширения и европейской политики соседства Штефан Фюле в своём совместном заявлении провозгласили: «Мы ожидаем быстрых и решительных действий правительства и других соответствующих органов власти, включая решение вопроса о непризнанных результатах (голосования) в пяти одномандатных округах в диалоге со всеми политическими партиями, представленными в Верховной Раде, а также приведения избирательного законодательства в соответствие с европейскими нормами и стандартами на базе Избирательного кодекса».

Европейцы  говорят, что они довольно много поработали с украинцами над созданием системы пропаганды евроинтеграции и евроатлантизма, теперь эта пропаганда приносит плоды. На этом фоне более половины людей в Украине, по мнению социологов, вообще не знакомы с информацией о проекте Евразийского союза или о действующем уже Таможенном союзе. А ведь уже больше двадцати лет, по всем социологическим опросам, тех, кто выступает за восточное направление интеграции Украины стабильно больше, чем тех, кто готов идти в западном направлении. Даже на  поставленный «Центром Разумкова» весной 2012 года вопрос «Ощущаете ли Вы себя европейцем, ощущаете ли Вы свою принадлежность к культуре и  истории европейского сообщества?» ответили «да» всего 12% респондентов из числа граждан Украины.

На днях были опубликованы социологические данные опроса, проведённого украинским отделением института IFAK по заказу «Deutsche Welle».

Согласно этим данным, развитие отношений с Россией и странами СНГ поддерживают 54% граждан Украины. Это с одной стороны. А с другой стороны, «система пропаганды европейского выбора» продолжает работать. На днях Джозеф Байден попросил Виктора Януковича позаботиться о том, чтобы процесс выборов в Верховную Раду «завершился справедливо и прозрачно», а в Париже на международной конференции уже успели обсудить итоги выборов в «привычном» формате: «Украина – стратегический перекресток в Европе».

                                                           ***
 
«Русский фактор» на прошедших выборах, воспринимаемый как «русские граждане Украины», «русское движение», «российские соотечественники», «пророссийские силы», всё-таки в какой-то мере привлёк внимание экспертов.

В России некоторые эксперты, оценивая итоги выборов, затруднились «назвать пророссийские  силы в сегодняшней украинской политике», поскольку, видите ли, «таких там просто нет», и это, на их взгляд, является  «важнейшей проблемой для наших взаимоотношений». Эти эксперты считают, что «современная пророссийскость предполагает согласие на»…  «конкретные предложения по сотрудничеству и интеграции».  И тут же высокомерно заявляют: «...при этом своего рода «ярлык на пророссийскость» выдаёт именно Москва». Другие выражаются более замысловато, утверждая, что сегодня на Украине «в политических и экспертных кругах сформирована мода на критический настрой в отношении России». Скажу на это одно: на Украине спектр мнений в отношении России гораздо шире, богаче и разнообразней, чем он представляется иным наблюдателям из РФ.

Что касается экспертов на Украине, то они, оценивая значение «русского (российского) фактора», говорили в последнее время в основном о партии «Русский блок». Эта партия, участвуя в выборах, выдвинула такие программные положения, как вхождение Украины в Таможенный союз с Российской Федерацией и другими государствами, общее с ними построение Евразийского союза; государственный статус русского языка; поддержка канонического Православия и единства Русской Православной Церкви; переход к парламентской республике и федеративному укладу; неприсоединение к антироссийским блокам – НАТО, противодействие русофобии, украинскому фашизму и этнокультурному шовинизму; конституционное право на второе гражданство.

В выборах участвовали 87 политических партий, 22 шли на выборы по партийным спискам, а остальные выдвигали своих кандидатов в одномандатных округах. Ни одна из них, кроме «Русского блока», не выдвигала таких программных целей. Характеризует ли показатель в 0,31% голосов по партийным спискам за «Русский блок» отказ избирателей от линии на сближение с Россией,  на вхождение Украины в Таможенный, а в последующем и в Евразийский союзы?  

Об этом эксперты молчат.

На Украине не один десяток аналитических центров, информационных ресурсов, около двух десятков общеукраинских и не одна сотня иных общественных организаций,  имеющих в своём названии слова «российско-украинский», «интеграция», «русский». Все входящие в этот пул заявляют, как правило, о своей приверженности хорошим  российско-украинским отношениям, «общерусскому единству», что вовсе не мешает  некоторым из них публично относить «русские партии», в том числе и «Русский блок», к «лузерам», «маргиналам».

Руководитель одного из таких центров написал «исповедь русского киевлянина» - с верой в то, что «хотя бы такой невероятный процент «Свободы» окажется холодным душем для действующей украинской власти и отрезвит русское движение на Украине».

Похоже, к «русскому движению» он себя не относит, ибо предлагает «объединяться на общегражданских принципах и идти единым блоком «Мы – киевляне!» в следующий Киевский городской совет». И предупреждает:«...в противном случае русский мир рискует остаться без Киева. И как бы ни было это печально, проживёт и без него – как живёт православие без Иерусалима и Айя-Софии».  Сила «мысли», однако. Какими категориями шпарит руководитель российско-украинского центра, да ещё и аналитического!

«Масштабно» подошёл к низкому результату «Русского блока» на выборах украинский филиал Института диаспоры и интеграции, более известный как Институт стран СНГ: «…избирательная кампания РБ велась вяло, без выхода на всеукраинский масштаб, его бренд как таковой присутствовал лишь в Севастополе… а также в Киеве… Из 63,5 тыс. голосов, отданных за РБ, примерно четверть получена в Крыму. Перспективы развития проекта и вывода его из маргинальной ниши (даже в рамках полуострова) данная кампания не выявила. Как не выявила ярких лидеров, чей потенциал мог бы быть использован для раскрутки аналогичных проектов».
Как видим, и по линии украинского филиала Института стран СНГ эту политическую партию отправили в «маргинальную нишу».
 
Руководитель одного всеукраинского общественно-политического движения анализирует данную ситуацию более предметно, отмечая, что «корни причин провала «Русского блока» на этих выборах уходят в прошлое, когда фактически произошло уничтожение партии «Русский блок» ради создания новой партии «Русское единство». И продолжает: «… к выборам готовились давно, но особенно активно с начала этого года. Шла сумасшедшая зачистка наиболее явных политиков, которые могли пробиться во власть…  Всё это было нейтрализовано спецслужбами в течение года. Они стерилизовали политическое поле еще до выборов. А на выборы пришли такие особи, которые вообще ничего не могут показать».  И здесь мы опять сталкиваемся с неутешительным выводом: политическую перспективу «Русский блок» и «Русское единство» потеряли сами.

Попытался этот руководитель привлечь внимание и к «фактору России»: «Сама Россия застряла в раздумьях, что ей делать: поддерживать Партию регионов или пророссийские силы. В результате она не поддержала ни тех ни других, и, соответственно, это почувствовало население и отреагировало таким образом».

Буквально на второй день после выборов 28 октября появилась не менее «масштабная» оценка итогов выборов, а точнее сказать – «русского фактора»: «Выборы состоялись, продемонстрировав видимый крах потуг русских и пророссийских политических структур взойти на "политический олимп"»; «политической организации русских, сторонников общерусского единства - нет, как нет и единого общественного Русского Движения»; «русскими организациями не могут управлять люди, не стоящие на чётко сформулированной публичной русской, пророссийской позиции». Из статьи следует, что ситуация выглядит так из-за «вождей», отсутствия «взаимопонимания в наших нестройных и недружных рядах», а выход автору видится в «создании русской общественно-политической коалиции, способной работать результативно».

7 ноября появилась следующая статья того же автора, в которой краски были сгущены ещё больше: «..так сложилось… что идея развития консолидированного Движения российских соотечественников была подвергнута остракизму…»  Автор предложил и свой рецепт: «У Движения российских соотечественников… нет никакого другого будущего, кроме как встать на службу Высокой идее - восстановления в нашем крае Русского Государства».

За неделю до дня голосования в украинском Интернете появилась статья «О необходимости "третьей  консолидации"». С констатацией того, что «третье десятилетие существования в границах украинского государства «русских без России» заставляет еще раз оглянуться на пройденный путь и с горечью признать - русских стало ещё меньше, да и «Россия становится всё дальше и дальше».

Основываясь на своём многолетнем опыте участия в «русском движении», автор писал, что первая попытка консолидации была в 1990-х - начале 2000-х годов и выразилась в формировании организационных структур по национально-культурному принципу (общественные организации, общины, партии). Вторая консолидация заключалась в создании «Движения российских соотечественников» (системы КСОРС – Координационного совета организаций российских соотечественников). С одной стороны, пишет он, это привело к созданию строго вертикальной структуры со стоящим на вершине «начальником», что не позволяет этой структуре динамично развиваться, с другой – к отделению нескольких группировок, которые не могут или не хотят примыкать к созданной «системе», поскольку в ней слишком сильно влияние украинской политики.

Автор также отмечает, что «неприсоединенцы» в большинстве своем продолжают свою деятельность - имитируют движения, пытаются критиковать действительность, проводят акции, демонстративно подчеркивающие их русскую идентичность и попутно вражду к конкурентам, а жертвой всего этого становятся русские Украины, имидж России. И всё это время, подчёркивает наш автор, в спину русским дышит украинское государство, одной из целей которого является ассимиляции русских как основного элемента, стоящего на пути евро-атлантического выбора  украинской «элиты».

Автор статьи приходит к выводу о необходимости «третьей национальной консолидации» русских на Украине, но уже без украинских политиков и полагает,  что объединение может происходить по принципу «Русские для русских, русские для России».

Появление статей такого рода из-под пера авторов, принадлежащих к «русскому движению», симптоматично: возможно, оно обусловлено тем, что «русские общественные организации» и организации «российских соотечественников» на Украине стали ощущать отношение к ним как к организациям «диаспоры» (литературная формула для этого - «русских стало ещё меньше, да и Россия становится всё дальше и дальше»). А бороться с натиском на «русскость» со стороны украинских ультранационалистов всё труднее.
 
Это сигнал: подход к русским по языку и культуре гражданам Украины как к «диаспоре» или подход к ним как к «национальному меньшинству» ими самими стихийно ли, сознательно, но отторгается. Что касается подхода к ним как к «соотечественникам»,  особенно после внесённых в 2010 году изменений в закон о государственной политике РФ в отношении соотечественников, проживающих за рубежом, то здесь возникают свои проблемы.

(Окончание следует)
 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.