header
Сахель в огне
"18659"
Размер шрифта:
| 24.01.2013 Мнение эксперта 
1001 Оцените публикацию: 1 2 3 4 5
logo

Сахель в огне

Масштабный террористический акт на газовом комплексе в алжирском Ин-Аменас еще раз высветил всю серьезность расползания по миру террористической опасности. После интервенции НАТО в Ливии и серии государственных переворотов в арабских странах, позволивших «Братьям-мусульманам» прийти к власти в Египте, Тунисе и Марокко, исламистская волна стала подниматься по всей Сахаро-Сахельской зоне в северной части Африканского континента, от Марокко и Мали на западе до Судана и Сомали на востоке. Она уже затронула Мавританию, Сенегал, Нигер, Нигерию, Чад, Кению, Танзанию, Джибути, Центрально-Африканскую Республику…

Как показывает практика, пришедшие к власти «исламисты в галстуках» (Тунис – Египет - Марокко) покровительствуют распространению влияния экстремистов-салафитов по всей зоне Сахеля. Обращает на себя внимание реакция на недавние события в Мали и Алжире некоторых арабских стран. В Египте президент Мухаммед Мурси (движение «Братья-мусульмане») осудил участие французских военных в операции против радикальных исламистов в Мали и воздержался от оценок террористической атаки в Алжире. По египетскому телевидению выступил брат одного из лидеров «Аль-Каиды» аль-Завахири. Он фактически призвал египтян к поддержке воюющих против французов малийских единоверцев. Ни слова осуждения в адрес захвативших заложников на газовом заводе в Алжире террористов не прозвучало и от других лидеров стран, получивших «свободу» в ходе «арабской весны». Тем более никто из них не предложил оказать помощь алжирским властям в операции по уничтожению бандитов.

Ситуация обостряется. Присутствие в регионе вооруженных исламистских групп больше нельзя рассматривать в масштабах одной страны, так как в их рядах сейчас представлен весь террористический интернационал, включая помимо жителей Магриба выходцев с Ближнего Востока и Средней Азии. Сегодня в зоне Сахеля находится огромное множество небольших групп, которые свободно пересекают границы, действуют чрезвычайно быстро и получают прибыль от проходящего здесь наркотрафика. Бездействие Запада, а также слабость местных государств привели к распространению этих ячеек, которые в настоящий момент представляют угрозу для стабильности всей этой части Африканского континента.  Тыловые базы боевиков существуют в пустынях Мали, Нигера, Ливии. Так, например, захватившие заложников в газовом комплексе Ин-Аменас террористы пришли из Мали вместе с Мохтаром Белмохтаром, который оттуда координировал действия на юге Алжира. Действующие в Мали и на юге Алжира исламистские террористические группы состоят преимущественно из алжирцев, тунисцев, ливийцев, мавританцев, малийцев. Союз с контрабандистами и племенами туарегов позволяет им прекрасно ориентироваться в пустыне, а серьёзные денежные ресурсы дают возможность покупать не только оружие, но и чиновников, политиков, военных, полицейских.

Вместе с тем многое в росте исламского радикализма в регионе объясняется политикой алжирского правительства.

В 1990 и 1991 гг. на выборах в Алжире победил Исламский фронт спасения (ИФС), после чего армейский путч погрузил страну в гражданскую войну, которая идет уже больше двух десятилетий с периодами напряженности и затишья. Проходившие до недавнего времени столкновения между исламистами и алжирскими солдатами на юге страны нельзя даже сравнивать с тем, что было в 1990-х годах.  Однако еще задолго до этого, с 1962 года, когда страна стала независимой, алжирское руководство стало проводить двусмысленную политику в отношении исламистов, способствовавшую их последовательному усилению.  В Национальной хартии Алжира 1976 года было записано, что «ислам является государственной религией» и что президент должен «уважать и прославлять мусульманскую веру». Выходным днем была объявлена пятница, а не воскресенье, алкоголь попал под запрет, началось строительство новых мечетей, был создан общественный транспорт для паломников, на предприятиях и в университетах появились места для молитвы, а в 1984 году был официально принят семейный кодекс, который закрепил приниженное положение женщин.

«Политика гражданского примирения» президента Алжира Абдельазиза Бутефлики позволила бывшим террористам, которых освободили из алжирских тюрем или вытеснили на юг, вновь начать действовать в Сахеле. В общей сложности Бутефлика амнистировал 2000 убийц. Его стратегия заключалась в том, чтобы сделать исламистов частью политической системы (политические должности, амнистия) и тем самым побудить их сложить оружие. Однако многие из них после освобождения из тюрем сразу же вернулись к борьбе, нападая на алжирские военные базы из своих пустынных оплотов в Мали, Нигере, Ливии и на юге Алжира… За долгие годы противостояния эта кровопролитная гражданская война унесла жизни 180 000 алжирцев.

Главным для алжирского правительства было создать впечатление, что ему удалось решить исламистский вопрос и оттеснить вооруженные отряды на окраины страны. На самом же деле алжирские власти попросту вытолкнули их в соседние страны. 

По мнению экспертов, захват исламистами севера Мали можно было предвидеть. Это стало логическим продолжением свержения и убийства полковника Каддафи. В течение  нескольких месяцев авиация НАТО подвергала бомбардировкам Ливию и наблюдала за колоннами туарегов, находившихся на службе у Каддафи, которые двигались из Ливии в Мали, прихватывая с собой целые арсеналы самого разнообразного оружия. Войска НАТО имели все возможности уничтожать эти колонны, но они этого не сделали. Запад в очередной раз продемонстрировал удивительную «близорукость». Организованные и сплоченные племена туарегов взяли под контроль обширный район Мали, сопоставимый с территорией Франции, и начали борьбу за признание собственных прав на существование в составе этого государства. Туареги стали их естественными союзниками.

Терпя поражение от исламистов, правительство Мали обратилось за помощью к своей бывшей метрополии – Франции, и Париж увидел в этом шанс вновь наложить руку на богатства Сахеля. Ведь север Мали - часть Сахаро-Сахельской полосы, богатой ураном, нефтью, газом и многим другим. По последним данным, французский контингент в Мали уже  достиг 4 тысяч военнослужащих.

Между тем преследуемыми здесь экономическими интересами не исчерпывается весь смысл происходящего. Сахаро-Сахельская полоса уже превратилась в район сплошного распространения вооружённого исламизма. Намерен ли Запад серьёзно взять его под контроль? Вопрос остаётся открытым.  Пока что плодом дискуссий о распространении терроризма в Африке стала готовность США послать 100 инструкторов по борьбе с терроризмом в африканские страны и страстные призывы Дэвида Кэмерона к «глобальному ответу». Станет ли это вторым изданием объявленной после 11 сентября 2001 года «глобальной войны с терроризмом», в ходе которой были захвачены Афганистан, затем Ирак? Действительно ли, как считают многие, Западу выгоднее варваризация развивающегося мира, чем превращение его в действенную и альтернативную Западной цивилизации силу? Сахель полыхает в огне, а вопросов всё больше…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.