Борис Джонсон, дитя разных народов
1903

Борис Джонсон, дитя разных народов

Визит министра иностранных дел Великобритании Бориса Джонсона в Стамбул 27 сентября прошёл для европейских СМИ как-то незаметно. 

Хотя что может быть интересней интриги, которая завязалась вокруг отношений этого неординарного британского политика с президентом Турции Эрдоганом? Ведь не далее как весной этого года Борис Джонсон вкусил, так сказать, всемирной славы, широко распространив скабрезный стишок в адрес турецкого лидера. В допущенном Роскомнадзором переводе на русский язык стишок звучал следующим образом:

Один озабоченный турок
Всё время дрочил свой окурок,
Пока ранней весной
Не слюбился с козой
Без всяких прелюдий, придурок.
 
Под козой Джонсон имел в виду Ангелу Меркель, подписавшую в ту пору с Эрдоганом соглашение о беженцах.

Стишок являлся не просто плодом склонности поэта к увеселениям, а был написан для конкурса британского журнала The Spectator на лучший лимерик (ироническое пятистишье) года. И мэр-стихотворец победил в этом конкурсе. Такого позора Эрдоган за всю жизнь не видел, так над турецким лидером ещё не глумились.

Эрдоган никакой реакции на оскорбительный выпад не проявил, и уже одно это было для англичанина дурным знаком. Наш поэт занимал тогда пост мэра Лондона, встречи с Эрдоганом и Меркель ему при его статусе не грозили, так что он мог спокойно издеваться над ними в меру уровня своей культуры.

И вот судьба-индейка преподнесла Борису Джонсону сюрприз. В его новой должности выпали ему длинная дорога в Турцию и встреча в казённом доме с бубновым королем, которого он назвал «придурком» и который, по слухам, бывает страшен во гневе.

Момент, прямо скажем, не из приятных. Правда, в современных условиях ожидать от Эрдогана прямого брутального насилия Джонсону не приходилось. Потом все-таки оба – воспитанные люди (хотя по джонсоновскому стишку этого не скажешь). Зато какую-нибудь другую гадость в изощрённой восточной манере исключать было нельзя. Мало ли что может случиться с британским министром в чужой азиатской стране? Наверное, накануне визита Сикрет Интелледженс Сервис изучила все возможные опасности, которые могли подстерегать затейника-стихотворца в Турции. От неустойчивых деревьев на маршруте кортежа, которые могли не вовремя упасть на машину министра, до надёжности лифта в его отеле. А то ведь оборвётся лифт и получится из Бориса Джонсона отбивная с кровью. Да мало ли какие есть варианты, Восток - дело тонкое. 

Однако британские Джеймсы Бонды беспокоились напрасно. Министр-стихотворец оказался человеком весьма находчивым. Он выступил с сообщением, которое буквально связало мстительные чувства наследников янычар по рукам и ногам. Джонсон поведал, что сам он турок, а прадедушка его вообще был последним министром внутренних дел Османской империи и сложил там голову в свирепых политических схватках. Больше того, его двоюродный дед и двоюродный брат, оказывается, работали в турецком министерстве иностранных дел. Это всё истинная правда и от кровного родства туркам деться было некуда. 

Они, конечно, от неожиданных откровений Бориса Джонсона слегка оторопели, но что поделаешь? Не будешь же гнобить своих. Варианты мести, если и были, то остались невостребованными. Визит прошёл без сучка-задоринки, и наследники янычар сделали вид, что не вспоминали о выходке Джонсона. Кстати, он там много чего наобещал, и не исключено, что это уже не шутки. В частности, министр агитировал турецких коллег заключить «гигантское торговое соглашение» с Великобританией. Почему бы и нет? В Евросоюзе Турции в очередной раз показали от ворот поворот, а Британия сама не захотела в ЕС оставаться. Вот и встретились два одиночества. Свободная от обязательств пара может соединиться в новом брачном союзе. Как знать, от этих министров-стихоплётов всего можно дождаться.

Теперь интересно, о каких тайнах своей родословной Борис Джонсон сообщит при первом его приезде в Москву в качестве министра. С одной стороны, опасностей вроде турецких ему здесь можно не бояться, но нашкодить-то он и тут успел. Не так давно он предложил провести международное расследование действий В. Путина в Сирии и вообще заявил, что тот «стреляет из револьвера» в этой стране. Москва, конечно, и не такое слышала, но любая развязность оставляет осадок.

Не услышим ли мы на сей раз о русском происхождении Бориса Джонсона? Ведь наверняка неспроста назвал его кто-то этим именем – Борис. Почему бы поэтическому воображению британского министра не родить пару куплетов, в которых русский моряк, сойдя на берег в порту Нью-Йорка в 1963 году, посетил портовую таверну, где красивая британка что-то напевала про любовь… и вскипела в жилах кровь?

А через годик мальчик появился. Англичанка хотела назвать малыша Вовой, но, уехав в свою Британию, передумала, и стал будущий министр Борисом. Хотя в семейном кругу он по-прежнему Вова.

Это, конечно, шутка, но на самом деле прабабушка министра по отцовской линии была черкешенкой и бежала из России во время Кавказской войны. 

Конечно, вариант с таверной романтичнее. В разных вариантах пользуется широким успехом у публики во многих странах. 

Хотя и сюжет с черкешенкой неплох.

Это, безусловно, пойдёт министру в плюс, потому что мы тоже своих не выдаём. Более того, уж если он по крови почти наш, попросим его принять участие в следующем поэтическом конкурсе и написать лимерик о премьер-министре Великобритании Терезе Мэй и её концепции упреждающего ядерного удара. 

Может смешно получиться. 

Фото: Independent

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.