Киссинджер о феномене Трампа
20548

Киссинджер о феномене Трампа

9 ноября, на следующий день после победы Дональда Трампа, главный редактор одного из старейших и наиболее респектабельных американских журналов The Atlantic Джеффри Голдберг позвонил Генри Киссинджеру и попросил его поделиться своими мыслями по поводу исхода выборов. Ниже следуют отрывки из интервью патриарха американской дипломатии. 

Если по характеру вопросов можно судить о значимости события, каким стала победа Трампа, то ответы Киссинджера дают представление о том, что мы имеем дело с феноменом, открывающим новые возможности и вместе с тем расширяющим поле неопределённости  для основных субъектов политики. Это феномен, который требует сосредоточенной рефлексии.  

Джеффри Голдберг: Вы удивлены?

Генри Киссинджер: Я думал, выиграет Хиллари.

Д.Г: Что это означает для роли Соединённых Штатов в мире?

Г.К: Ну, я думаю, это могло бы помочь нам согласовать нашу внешнюю политику и нашу внутреннюю политику. Существует очевидный разрыв между пониманием роли внешней политики США нашим обществом и нашей элитой. Я думаю, новый президент имеет хорошую возможность примирить то и другое. Возможность у него есть, а как он воспользуется ею, зависит от него […]

Д.Г: Как будет реагировать Китай? 

Г.К: Я совершенно уверен, что реакцией Китая будет изучение его (Трампа. – Ред.) шагов. Я подозреваю, что такой же будет и реакция России […]

Д.Г: То есть нет шансов, что в краткосрочной перспективе Россия извлечёт выгоду из этой ситуации?

Г.К: Скорее Путин будет оценивать, какое развитие получит ситуация. Россия и США взаимодействуют в таких областях, где никто из нас не контролирует все элементы, как на Украине и в Сирии […]

Д.Г: То есть имеется шанс, что нестабильность станет больше?

Г.K: Я хотел бы сделать заявление общего характера: я считаю, что значительная часть международной политики шесть-девять месяцев, пока ожидали исхода этих выборов, находилась в подвешенном состоянии. Все, можно сказать, следили за нашей внутренней революцией. Теперь какое-то время понадобится на то, чтобы это изучить. Но в какой-то момент события вновь заставят принимать решения. Единственным исключением из этого могут быть негосударственные группы (nonstate groups). Они могут возыметь желание спровоцировать США на реакцию, которая подорвёт наши позиции в мире.  

Д.Г: Угроза ИГИЛ стала теперь серьёзнее?

Г.К: Негосударственные группы могут счесть, что Трамп отреагирует на террористическую атаку так, что это послужит их целям.

Д.Г: Как будет реагировать Иран?

Г.К: Иран может прийти к выводу (и справедливо), что ядерное соглашение теперь в большей степени под вопросом, чем раньше; при этом, пока Иран будет изучать Трампа, иранцы будут оставаться тверды и непоколебимы даже перед лицом давления. Никто не располагает достаточным знанием о том, что будет представлять собой его (Трампа. – Ред.) внешняя политика (No one knows much about his foreign policy), так что все пройдут через период исследования проблемы. Ещё точнее сказать, это будет своего рода «исследовательское неистовство (“a frenzy of studying“).

Д.Г: Почему Вы так думаете?

Г.К: Феномен Трампа – это в значительной мере реакция Средней Америки на подрыв её ценностей интеллектуально-академическим сообществом. Есть и другие причины, но эта особенно важна.

Д.Г. Как бы Вы посоветовали Трампу представить себя миру?

Г.К: Первое – продемонстрировать, что он вполне владеет хорошо известными проблемами. Второе – продемонстрировать, что он размышляет над их эволюцией. Президент обязательно несёт ответственность за то, чтобы указывать направление. Чего мы стремимся достичь? Чего мы хотим не допустить? Почему? Для этого он должен анализировать и размышлять.

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.