Каким может стать 2017 год для Корейского полуострова?
1590

Каким может стать 2017 год для Корейского полуострова?

На протяжении большей части 2016 года КНДР находилась в фокусе мирового внимания. Она произвела два ядерных испытания и 25 пробных пусков ракет разных типов. А в последние месяцы на первое место в заголовках СМИ вышла Южная Корея, где мощные выступления протеста привели 9 декабря к объявлению импичмента действующему президенту Республики Корея (РК) госпоже Пак Кын Хе.

В первые дни нового года в центре оказалась заочная дискуссия лидера КНДР Ким Чен Ына и избранного президента США Дональда Трампа. Северокорейский руководитель в новогодней речи заявил: «В ответ на все усугубляющуюся ядерно-военную угрозу со стороны империалистов было успешно проведено наше первое испытание водородной бомбы… на завершающей стадии находится подготовка к испытательному запуску межконтинентальной баллистической ракеты…» На эту часть выступления лидера КНДР мгновенно отреагировал Трамп, написавший в Twitter: «Северная Корея заявила, что находится на завершающей стадии разработки ядерного оружия, способного достичь территории США. Этого не произойдет!»

Заявление хлёсткое, лаконичное, оставляет простор для интерпретаций. Для понимания возможных вариантов развития американо-северокорейских отношений при Трампе полезно напомнить об исходных позиция обеих сторон, как они сформировались к сегодняшнему дню.

Взгляд из Вашингтона

В американской политической элите и экспертном сообществе существуют на этот счёт несколько основных оценок и установок.

- Подход администрации Обамы, основанный на концепции «стратегического терпения», то есть «давление и сдерживание без переговоров» («кнут без пряника»), ничего не дал.

- Северокорейская ракетно-ядерная угроза станет одним из приоритетов администрации Трампа; игнорировать угрозу, как это делал Обама, больше нельзя, однако проблема заключается в том, что Пхеньян не желает отказываться от своего ядерного оружия и пытается заставить признать его ядерный статус.

- У США нет эффективных инструментов, позволяющих убедить Пхеньян изменить политику. Такие инструменты есть только у Китая, но Пекин в силу ряда причин не хочет (или не может) их использовать.

- Северная Корея добилась определённых успехов в экономическом развитии и стала менее восприимчива к международным санкциям.

- Серьёзно осложняет ситуацию утвердившаяся в политическом классе США «презумпция виновности» КНДР, высокий уровень недоверия к Пхеньяну и стереотип, согласно которому Северная Корея не будет соблюдать никакой договор.

При этом эксперты указывают, что Трамп во время предвыборной кампании делал по адресу КНДР противоречащие друг другу заявления:

- «Я заставлю Китай сделать так, чтобы этот парень (Ким Чен Ын) исчез»;

- «Я готов встретиться с эти парнем за бургером»;

- «Я не хочу ядерной войны, но если Северная Корея будет продолжать добиваться успехов в развитии своей ядерной программы, а переговоры не дадут желаемого результата, я нанесу по ней хирургический военный удар».

В этих условиях в американской экспертной среде сложились два подхода к развитию отношений США - КНДР.

1. Сторонники жёсткого курса продолжают выступать за дальнейшее ужесточение политики по схеме «давление без взаимодействия». Логика схемы следующая: вступить в переговоры с Пхеньяном равнозначно тому, чтобы легитимизировать его ядерное оружие и оказать помощь его выживанию. Соответственно, предлагается: ввести против КНДР тотальные санкции и полное торговое эмбарго; «припугнуть» Китай вторичными санкциями, если он будет отказываться полностью «перекрыть кислород» Северной Корее; пресечь поступление денежных средств от северокорейских рабочих за рубежом и заставить соответствующие страны отказаться от использования северокорейской рабочей силы; усилить средства ПВО США в Японии и Южной Корее; активизировать военное сотрудничество в треугольнике США – Япония – РК; форсировать размещение стратегических вооружений США (например, стратегических бомбардировщиков В-52) в Южной Корее; продолжить репетиции опустошающего ядерного превентивного удара по Северной Корее; при необходимости дать согласие Сеулу ответить на очередную провокацию Пхеньяна военной силой. 

Сторонники такого конфронтационного подхода утверждают, что «северокорейцы ещё не видели, что такое «враждебная политика США» на самом деле, а Трамп покажет им настоящую "враждебную политику"». Только так, дескать, можно заставить Пхеньян сначала затормозить развитие ракетно-ядерных программ, а затем полностью отказаться от ЯО.

2. Противники жёсткого курса указывают, что весь предшествующий опыт показал - одностороннее давление не работает, поскольку Северная Корея демонстрирует способность к упорному сопротивлению, а Китай не намерен далеко заходить в применении против неё санкций. Эта часть американского экспертного сообщества предлагает строить отношения с Пхеньяном на базе принципа «давление и диалог», начав переговоры.

Сторонники данного подхода убеждены, что принципиально важно заручиться поддержкой Китая, для чего необходимо убедить Пекин, что теперь у Вашингтона есть позитивный план действий в отношении КНДР и стремление заключить с ним разумную договорённость по типу сделки с Ираном. По мнению этих экспертов, наряду с ведением переговоров с Пхеньяном необходимо параллельно усиливать ядерное сдерживание и коллективную оборону в регионе.

Предполагается, что переговоры будут опять многосторонними, но главными их участниками станут США и КНДР. Такие переговоры видятся как двухстадийный процесс. Первая стадия - достижение промежуточной сделки по замораживанию ядерной программы Северной Кореи. Такая промежуточная сделка должна включать в себя обязательства Пхеньяна по запрету на дальнейшую разработку ЯО, согласие на допуск инспекторов МАГАТЭ на все объекты за пределами Пхеньяна, которые международные чиновники захотят осмотреть. На этом этапе Пхеньян оставит за собой право сохранить уже имеющееся ЯО, но примет на себя обязательство продолжить переговоры с целью полной ликвидации всего национального ядерного потенциала.

Однако сторонники данного подхода считают, что шансы на успех реализации их предложений не очень высоки: неизвестно, что Пхеньян потребует взамен на столь радикальные уступки с его стороны и будут ли требования Пхеньяна приемлемы для Вашингтона (например, установление дипломатических отношений, снятие всех санкций, вывод американских войск из Южной Кореи и всех ядерных сил из региона Северо-Восточной Азии и т. д.).

Взгляд из Пхеньяна

Сейчас уже ясно, что в последний год КНДР добилась больших успехов. Многие военно-технические эксперты, в том числе в США, говорят о прорыве Северной Кореи в развитии ракетно-ядерных программ. Особенно их тревожит, что Пхеньян сумел освоить технологию производства ракет на твёрдом топливе, что позволяет запускать их мгновенно и делает такой класс ракет малоуязвимым для превентивного удара. В итоге в балансе сил на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом произошёл качественный сдвиг.

У Пхеньяна появилось значительно больше уверенности в отношениях с Вашингтоном. Многие американские эксперты, регулярно встречавшиеся в 2016 году с северокорейскими представителями на «второй дорожке», с тревогой говорят о появившейся у северян самоуверенности. Неожиданно Северная Корея получила возможность самой встать на позицию «стратегического терпения» в отношении Вашингтона. Пхеньян показывает, что теперь он никуда не спешит, в том числе с возобновлением официальных переговоров, и ничего не боится, поскольку Ким Чен Ын пока успешно применяет тактику нажима на США и их союзников.

Что касается недоверия северокорейцев к Вашингтону, то оно, возможно, ещё больше, чем у Вашингтона к ним. Поведение команды Трампа по отношению к недавно заключённой ядерной сделке с Ираном ещё больше усиливает недоверие и порождает сомнения в договороспособности США в принципе, если каждая новая администрация в Белом доме готова отказываться от обязательств предшествующей. 

При этом очевидно, что отказ Пхеньяна от любых официальных контактов с администрацией Обамы не распространяется на Трампа и стратегическая внешнеполитическая цель КНДР - нормализация отношений с Соединёнными Штатами - остаётся в силе. Напомним, что, после того как США включили в очередной санкционный список персонально лидера КНДР, Пхеньян счёл, что Вашингтон переступил «красную линию» и прекратил с ним все официальные контакты. Сейчас в КНДР внимательно отслеживают каждый шаг команды Трампа и хорошо помнят его высказывание о готовности встретиться с Ким Чен Ыном.

Скорее всего, в ближайшие месяцы, пока политика администрации Трампа не примет определённые очертания, Пхеньян будет проявлять сдержанность, не проводя новые ракетно-ядерные испытания.

На наш взгляд, важным периодом станут март-апрель 2017 года, когда США и РК ежегодно проводят крупномасштабные манёвры «Фоул иглс» и «Ки ризолвз» на юге Корейского полуострова. Если численность войск и состав вооружений, прежде всего стратегических наступательных, со стороны США хоть незначительно снизятся, это станет обнадёживающим сигналом для Пхеньяна. Если новая администрация Трампа продемонстрирует какие-либо признаки готовности вести дела с Пхеньяном более конструктивно, чем Обама, позитивная реакция Северной Кореи не заставит себя ждать.

Одним словом, если Трамп выберет второй из описанных вариантов политики в отношении Пхеньяна и тем более обогатит эту политику свойственными ему нестандартными инициативами, прогресс в американо-северокорейских отношениях станет реальностью. Если же в Белом доме вновь восторжествуют сторонники конфронтационного подхода, всё быстро вернётся на круги своя. Как только северяне убедятся, что республиканская администрация избрала линию на удушение Северной Кореи и смену режима в Пхеньяне, они быстро дадут понять новому хозяину Белого дома, что капитуляции КНДР он не дождётся. Итогом, скорее всего, станет новый этап развития северокорейских ядерных средств сдерживания и средств их доставки.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.