Разделённая Франция
1825

Разделённая Франция

Президентские выборы во Франции вне зависимости от исхода второго тура ознаменовали важный сдвиг в политической жизни страны – выдвижение на первый план так называемых несистемных партий и движений. И Эмманюэль Макрон (24,01% голосов в первом туре), и Марин Ле Пен (21,30%), никогда не занимавшие выборных должностей, хотя и с принципиально разных позиций, но построили свою предвыборную кампанию на критике самого принципа политического «маятника», обеспечивавшего периодическую смену у власти правоцентристских и левоцентристских сил при неизменности проводимой политики.

И в первом туре такая тактика сработала. Впервые в истории Пятой Республики во второй тур президентских выборов не вышли кандидаты от системных партий - Социалистической партии и «Республиканцев». Голоса, поданные за Эмманюэля Макрона и Марин Ле Пен, – это, по сути, голоса против закостеневшей политической системы и установленного распределения партийных ролей.

Важным аспектом проходящих во Франции выборов стала также выраженная поляризация общества по отношению к внешней политике страны. Вышедшие во второй тур кандидаты олицетворяют собой, с одной стороны, евроатлантический курс в его «радикальной» англосаксонской интерпретации (Макрон), а с другой – курс на укрепление национально-государственного суверенитета Франции на основе традиционных ценностей (Ле Пен). Если же мысленно приплюсовать сюда часть голосов, поданных за других кандидатов, то противники евроатлантизма могут оказаться даже в большинстве.

Французские СМИ в один голос убеждают избирателя, что победа Макрона во втором туре 7 мая неизбежна, причём с результатом примерно 60-62%. Однако не всё так просто. Если проанализировать электорат выбывших кандидатов, то далеко не весь он автоматически отходит Макрону. По данным французского издания Quartz, около двух третей французов (в их числе те, кто голосовали за Жан-Люка Меланшона и Франсуа Фийона) выступают за улучшение отношений Франции с Россией и отмену антироссийских санкций, а это голоса против Макрона.

Помнят французы и о том, что в бытность Макрона министром экономики в стране были проведены жёсткие и непопулярные социальные реформы. Кризис правящей Социалистической партии (кандидат от социалистов Бенуа Амон набрал в первом туре всего 6,36% голосов) в определённой степени тоже бросает тень на Макрона как министра экономики в кабинете президента-социалиста Франсуа Олланда. Общепризнанной слабостью программы Макрона является расплывчатость её социально-экономической составляющей.

На развитии внутриполитической ситуации во Франции сказывается и внешний фактор. Эмманюэль Макрон все последние месяцы, в отличие от других кандидатов, по непонятным причинам уклонялся от обсуждения темы терроризма. Между тем ни одна из стран Европы не подвергалась в последнее время таким мощным террористическим ударам, как Франция.

Наконец, в Брюсселе, кажется, ещё не вполне осознали, что если победа Марин Ле Пен грозит выходом Франции из Европейского союза, то скрытую угрозу единству ЕС несёт в себе и победа Макрона. Руководство ЕС настолько воодушевлено успехом Макрона в первом туре, что председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер лично позвонил лидеру движения «Вперёд!» с поздравлениями, нарушив тем самым существующее в Брюсселе неписаное правило не вмешиваться в избирательные процедуры в странах - членах организации. Между тем возможная победа Макрона во втором туре уже вызывает озабоченность в Германии. «В Брюсселе рады успеху Эмманюэля Макрона на выборах во Франции, так как считается, что он поддерживает ЕС. Однако его идеи могут показаться кое-кому вызывающими. Так, например, Макрон хочет создать собственный бюджет для еврозоны. Однако в ЕС ничего не происходит без согласования между Берлином и Парижем, поэтому важно, как сложатся у Макрона отношения с Берлином», – отмечает немецкая Sueddeutsche Zeitung. По мнению газеты, «в берлинской фракции ХДС представления 39-летнего француза о будущем экономического и валютного союза могут вызвать недоверие, если вообще не ожесточенное сопротивление. Макрон хочет создать собственный бюджет для еврозоны - вместе с евроминистром финансов и парламентом для валютного пространства. Распределение финансовых средств француз хочет поставить в зависимость в первую очередь не от соблюдения фискальных правил, а от налогообложения и от социальной политики… Для столь далеко идущих реформ в любом случае придется менять договоры ЕС, после которых потребовалось бы провести также и во Франции референдум со всей его непредсказуемостью… И хотя министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле (ХДС) постоянно говорит о том, что выступает за усиление еврозоны, однако в отличие от Макрона он сначала хочет уменьшить финансовые риски в странах - членах ЕС, прежде чем говорить об объединении».

Это серьёзное предупреждение тем силам, которые стоят за Макроном. К сомнениям по поводу его кандидатуры присоединяется и солидная швейцарская газета Neue Zuercher Zeitung: «39-летнего политика уже называют французским Тони Блэром. Но у него нет такого же умения говорить и убеждать. Молодой политик обещает радикальную модернизацию, но есть сомнения в том, что он сможет сформировать стабильное правительство. Не станет ли победа Макрона пирровой для Франции?»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.