Донбасский синдром: 93% участников АТО опасны для себя и общества
742

Донбасский синдром: 93% участников АТО опасны для себя и общества

Главный военный психиатр Украины поплатился карьерой за страшную правду: он сказал о том, что 98% участников АТО нуждаются в психиатрической помощи из-за посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), 93% – несут угрозу обществу.

Выступление украинского полковника Олега Друзя в парламентском комитете по вопросам охраны здоровья наделало много шума на Украине, особенно среди участников так называемой антитеррористической операции в Донбассе. Обсуждались вопросы психологической реабилитация участников АТО и уменьшения количества самоубийств среди демобилизованных. Главный психиатр министерства обороны полковник Олег Друзь заявил: «Как свидетельствует международный опыт, участники боевых действий по возвращению в мирную жизнь могут стать угрозой как для собственных семей, так и для всего общества. По статистике, 98% из них нуждаются в квалифицированной поддержке и помощи вследствие действия боевых стресс-факторов. Расстройства бойцов характеризуются высоким уровнем конфликтности, повышенной агрессией, низкой работоспособностью, обострением и развитием хронических заболеваний, алкоголизмом, наркоманией, асоциальным поведением, повышением уровня суицидов, сокращением продолжительности жизни».

Выступление главного психиатра украинского оборонного ведомства сопровождалось иллюстрациями, в частности, того, что 93% бойцов «стесняются или препятствуют проявлению психических проблем».

Скандал разразился с подачи волонтёра и участника АТО Мартина Бреста, который написал на своей странице в Facebook об этом выступлении. И процесс, что называется, пошёл: почти 3000 «лайков», более тысячи «перепостов». Бывшие «атошники» попытались развернуть в сетях флешмоб с хештегом #1_з_93%, под которым публиковали комментарии к заявлению Друзя и «фотожабы», выпустили футболки с этим же хештегом. Появилось даже предложение о создании «Партии 93%». А тысячи угроз полковнику Друзю (привести примеры невозможно по этическим соображениям) только подтверждают опасения главного психиатра ВСУ.

Не заставила себя долго ждать и реакция со стороны украинского министерства обороны: уже 20 сентября министр Степан Полторак по прозвищу Полторак-Дебальцевский отстранил Друзя от занимаемой должности, о чём сообщил всё там же, в Facebook: «Принял решение об отстранении от должности начальника клиники психиатрии Национального военно-медицинского клинического центра «Главный военный клинический госпиталь» полковника Олега Друзя в связи с неудовлетворительным выполнением служебных обязанностей и назначил служебное расследование».

Накануне скандального доклада на Украине был создан реестр самоубийств военнослужащих, которые принимали участие в АТО. Об этом сообщила председатель комитета Верховной рады по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец. Она рассказала о том, кто чаще всего совершает суицид: «Это лица, которым преимущественно не исполнилось 30, большинство из них наложили на себя руки в состоянии алкогольного опьянения». По её словам, «в реестр уже поступило более 100 анкет, полученных от министерства внутренних дел страны».

Создание данного реестра, безусловно, говорит о том, что проблема существует. Это вынужден был признать и министр внутренних дел Арсен Аваков, в июне он сообщил, что на Украине зарегистрировано более 500 случаев суицида среди вернувшихся из зоны боевых действий. Добавив, что на самом деле цифры могут быть больше. По его словам, «более 90% ветеранов испытывают психологические и психические проблемы». То есть Друзь был прав.

И жители Украины знают об этом не понаслышке.

В июне на Харьковщине пьяный «атошник», экспериментировав с гранатами, взорвал себя и свою квартиру, а в Николаеве – застрелился, приехав в гости.

В июле в селе Громовка Херсонской области совершил суицид местный житель, вернувшийся из АТО. Он повесился после исповеди у священника. Также в июле в зоне АТО застрелился из автомата 19-летний военнослужащий. 6 августа в Львовской области был похоронен 36-летний Богдан Богданович – ветеран АТО, позывной Маэстро. Богданович воевал в Песках и Авдеевке, благополучно вернулся домой и покончил жизнь самоубийством. В августе на территории Почаевской лавры покончил с собой бывший военный 38 лет. И это лишь мизерная часть случаев, попавшая на страницы центральной прессы.

Бывшие «освободители Донбасса» представляют опасность не только для себя, но и для окружающих.

Военнослужащих 25-й воздушно-десантной бригады сержанта Озерова и рядового Тимофеева во время занятий на полигоне расстрелял сослуживец, вернувшийся из АТО. В июле в Днепропетровске в кафе «атошники» выясняли отношения с помощью автоматов, в результате два человека убито, шестеро ранены. 8 сентября на рассвете в одном из баров в Киеве бывшему бойцу ВСУ послышалось, что кто-то говорит про ДНР. Солдат решил «поговорить по-мужски». К «разговору» присоединились ещё двенадцать человек против одного «атошника» с ножом в руках. Прибывшей полиции также достался удар ножом. В итоге 13 побитых против 1 задержанного, который сейчас в СИЗО. Примечательно, что на помощь «герою» никто не пришёл.

11 сентября военнослужащие ВСУ в городке Рубежное Луганской области, подконтрольном Киеву, похитили и изнасиловали студентку местного техникума. Этой девушке повезло, она вернулась домой. А сотни других девушек в Донбассе числятся пропавшими без вести.

Официальный представитель Народной милиции ЛНР Андрей Марочко в начале августа сообщил, что жители посёлка Золотое (подконтрольном украинской стороне) за неделю подали в полицию более 20 заявлений о мародёрстве военнослужащими 10-й отдельной горно-штурмовой бригады ВСУ.

«Ветераны АТО» с успехом вливаются также в преступный мир Украины. Да и сами уголовники смогли легализоваться через участие в карательных батальонах, и сегодня «разборки» в украинском криминальном мире происходят на новом уровне – с гранатами, автоматами и другим оружием, вывезенным с линии фронта.

«Украинцы сегодня находятся в тисках, большинство идут на эту войну не по призванию, добровольно, не защищая родину, а по призыву, – комментирует ситуацию подполковник Эльдар Хасанов, начальник штаба Славянской бригады Министерства обороны ДНР. – Они искренне не понимают, зачем их туда гонят, кого они станут убивать... Есть такое внутреннее ощущение несправедливости происходящего, когда в Киеве жируют и веселятся, а ты тут рискуешь собой ради непонятно какого дяди... А потом возвращаешься – и тоже никому не нужен. Это своеобразная защита мозга – просто взять и сойти с ума, чтобы не видеть ужаса, что творится вокруг, и в мирной жизни, и на войне».

Внештатный советник президента Украины Юрий Бирюков написал на своей странице в Facebook: «Прав был полковник, прав. И зря критиковали его высказывание – 93% прошедших АТО, действительно, представляют собой опасность и несут угрозу. По странному стечению обстоятельств министр-то обороны Украины тоже в этих 93%».

Проблема реабилитации и социализации «атошников» – одна из самых острых на Украине. У большинства из них развился «донбасский синдром»: они не могут найти себе место в мирной жизни, поэтому возвращаются на фронт или же «лечатся» алкоголем до белой горячки, накладывают на себя руки или убивают и калечат людей уже не на войне. Украинскому государству нечем занять бывших военных, в стране не существует сегодня созидательных проектов, к которым их можно привлечь.

Ольга Богомолец рассказала, что на психологическую реабилитацию «атошников» выделено 50 млн. грн. ($1,9 млн.). Всего через АТО на Украине прошло около 300 тысяч военных, если в помощи нуждаются 95%, то на каждого приходится 170 грн. ($6,5). Как и кого можно лечить на такие деньги? Тем более часть этих средств будет разворована.

Посттравматическое стрессовое расстройство, которым страдают «атошники», – не новость, «окопный синдром» сопровождает все войны, особенно поражает он сторону, которая ведёт войну неправедную. Не случайно министр внутренних дел Украины Арсен Аваков сравнивал украинскую войну с Донбассом с вьетнамской: «Для нас важно обратиться к опыту преодоления «вьетнамского синдрома» в США, который был признан на государственном уровне».

«Общепризнанный международный стандарт по военным конфликтам – 90-95% участников боевых действий впоследствии имеют медицинские (связанные с нервной системой) и социальные проблемы, а около трети диагностируется посттравматический синдром, результатом которого нередко бывают самоубийства», – писал глава МВД, объясняя необходимость выделять на программы реабилитации «атошников» значительные средства, как это делали и делают США после войны во Вьетнаме. Заметим, Авакова никто после этих заявлений не пытался снять с должности, но как только о том же самом заявил главный психиатр министерства обороны – его тут же уволил министр, а пресса радостно сообщила: этого добились ветераны АТО! Выходит, нуждающиеся в психиатрической помощи вояки гордятся тем, что им удалось избавиться от психиатра.

Вместе с тем появилось косметическое решение проблемы ПТСР у украинских военных – готовится к рассмотрению в парламенте законопроект, предполагающий, что нацгвардейцы могут выполнять в Донбассе «миротворческую миссию». То есть власть придумала новое название для «атошников» – «миротворцы». Из серии «Гитлер – освободитель». Что ж, если это будет принято, то через некоторое время украинская пресса запестрит сообщениями о суицидах и преступлениях «миротворцев». Поскольку решение проблемы лежит не в плоскости названий, а в прекращении войны, к чему киевский режим не готов.

Пока готовился материал, пришло сообщение из Харькова: 23-летний «атошник» подорвал себя гранатой РГД между 7 и 8 этажами жилого дома. Полиция открыла уголовное дело по факту самоубийства. Ещё одна строка появится в украинском реестре самоубийц, вернувшихся из Донбасса.

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: Украина 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.