Сорос и его «псы демократии» как защитники принудительной украинизации
592

Сорос и его «псы демократии» как защитники принудительной украинизации

Подписав закон об образовании, Пётр Порошенко обеспечил стране конфликты с соседями не только на Востоке, но и на Западе. И если с Болгарией удалось о чём-то договориться (министр образования пообещала решать проблему в ручном режиме), то Венгрия и Румыния выступают единым фронтом, требуя, чтобы Киев отменил дискриминационные языковые нормы закона.

Столь решительная позиция двух стран-членов Евросоюза подвигла сайт Project Syndicate, офис которого находится в Нью-Йорке, представить статью в поддержку языковой дискриминации за подписью Александра Сушко, главы правления фонда «Відродження» (деньги Сороса) и научного директора украинского Института Евро-Атлантического сотрудничества (здесь в партнёрах тоже Сорос). 

Автор противоречит себе с первых строк: «Образование ‑ одна из немногих областей, которые по-прежнему считаются чисто суверенным вопросом, который должен находиться под контролем национальных правительств, а во многих странах – даже местных органов власти». И это правильно – местным органам власти виднее, на каком языке нужно учить детей.

А дальше пан Сушко забывает об этом и повторяет те же самые аргументы в пользу поражения в правах народов Украины, которые произносят чиновники от украинского образования: «В этом году более половины всех выпускников венгерских языковых школ не сдали экзамены по украинскому языку. Не имея возможности посещать украинский университет, эти выпускники могут разве что найти работу по месту жительства на венгерском языке, которая требует только среднего образования, или же уехать в Венгрию». Ну, во-первых, это неправда: в Закарпатье есть венгерский университет,  об этом позаботилась Венгрия. Во-вторых, никто не мешает Украине заботиться о своих гражданах венгерского происхождения иным способом: не запрещать образование на венгерском, а расширять его до уровня училищ, техникумов, вузов.

Главное, пишет Project Syndicate, новый закон «объединит украинское общество, что крайне важно для сильной и развивающейся демократии». Пока, правда, никакого объединения не видно, всё с точностью до наоборот.

«В целом новый закон об образовании на Украине настолько хорошо обоснован, что в защите не нуждается. Однако соседние страны сознательно искажают смысл этого закона, заявляя, что он каким-то образом представляет угрозу для этнических меньшинств. И они собираются наказать Украину за это», – возмущается адвокат украинского министерства образования.  «Хотя в Венгрии проживает около 8 тысяч украинцев, в стране нет ни одной украиноязычной школы. То же самое верно для России, где украинское меньшинство составляет более двух миллионов. В Румынии, где насчитывается около 50 тысяч украинцев, существует только одна школа на украинском языке», – сообщает пан Сушко. И здесь неувязка: в Венгрии нет мест компактного проживания украинцев, как и в России, что же касается Румынии, здесь у украинского населения, действительно, существует проблема получения образования на родном языке, но до «революции достоинства» прежнее правительство её пыталось решать, а румынская сторона обязалась восстановить украинский лицей в городке Сирет. В Румынии украинское образование можно получить в лицее имени Шевченко в городе Сигету-Мармацией, в отдельных школах изучаются украинский язык и литература, украинцы могут учиться по специальности «филология» в трёх университетах. Мало, да. Но кто не позволяет Киеву добиваться большего для соотечественников в Румынии?

А главное – у Украины нет данных о спросе на украинское образование в Венгрии и в России, соответственно, нет и запросов на открытие украинских школ в этих странах.

«Правительство Украины заявило, что оно представит закон в Совет Европы, позволив Венецианской комиссии определить, соответствует ли он стандартам СЕ. Президент Пётр Порошенко пообещал рассмотреть вопрос об изменении закона в зависимости от выводов комиссии. Но, судя по статье 8 Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, которую Украина ратифицировала, можно ожидать, что изменений не потребуется. Это положение гласит, что система, которая гарантирует достаточное обучение языку меньшинства в обычных школах (в отдельных классах), столь же приемлема, как и система, обеспечивающая обучение меньшинств посредством отдельных школ на языках меньшинств», – пишет Project Syndicate. 

Слишком вольный перевод статьи Европейской хартии сделали у Сороса: статья 8 гласит, что среднее, профессиональное и высшее образование должно быть доступно на региональных языках и языках меньшинств в «существенной части», причём государство обязано либо открывать национальные школы, либо адаптировать школьные программы к обучению на государственном и родном языках, либо открывать отдельные классы, если основная масса учащихся – этнические украинцы, но есть заявки на обучение на родном языке от других народностей в количестве, достаточном для открытия класса.

А в Закарпатье, на Буковине, в юго-восточных областях Украины ситуация выглядит совершенно иначе: на этих территориях компактно проживают венгры, русины, румыны, молдаване, русские, их столько, что говорильня про «отдельные классы» уже не проходит. Страны, критикующие дискриминационный закон об образовании, говорят прямо: Украина ограничивает права граждан получать образование на родном языке. Аргумент «объединения украинского общества», который ставят во главу угла у Сороса и Порошенко с Гройсманом, противоречит и Конституции Украины, и международному законодательству – той же Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, а также Европейской конвенции прав человека. Оба документа Украиной ратифицированы, но соросовские «псы демократии» пытаются навязать в мире мнение, что «для сильной и развивающейся демократии» важно на Украине все языки, кроме «коренных», резко ограничить.

«Украина, которая более 300 лет своей истории была оккупирована, знает, что это такое, когда твой язык находится под угрозой. Даже правительство самой Украины при свергнутом президенте Викторе Януковиче пыталось в 2012 году ставить палки в колеса украинскому языку, проводя с одобрения России политику "русификации"», – сочиняет пан Сушко. Про таких говорят: врёт как дышит. Оставим на совести соросовского выкормыша бред про «300 лет оккупации», но автор Project Syndicate мог бы пролистать отчёты о выполнении Украиной Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств, чтобы знать о реальном положении дел. Только в 2012 году украинский парламент принял закон «Об основах государственной языковой политики», который гарантировал использование на Украине «региональных языков», то есть языков, которые считают родными более 10% населения соответствующего региона. В этом смысле украинские правительство и парламент в 2012 году были более «европейскими», чем нынешняя власть, присягающая Европе.

И вообще, не слишком ли много Сороса для Украины? Ведь у страны всё ещё остаётся возможность стать Отчизной для украинцев, русских, венгров, молдаван, румын, русинов и других народов, которых Киев по соросовским рецептам пытается переплавить в «одну нацию».

Соб. корр. ФСК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Метки: Украина  Сорос 

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.