header
Владимир Макей
"50416"
Размер шрифта:
| 21.10.2019 Политика 
4896
4.35
5
1
20
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.35
logo

Владимир Макей – идеальный для Запада президент Беларуси

Людям свойственно ошибаться, но глупо упорствовать в ошибках…

«Очень интересный факт, причем компьютерами установленный, – какой язык самый близкий к украинскому. Это белорусский, это не русский – 86%. Когда мы разговаривали с белорусами, мы ввели такую интересную практику, которая Россию тотально бесила. Мы объявляли первые заявления на украинском и белорусском. Я и министр Макей сначала минуту разговаривали, и все друг друга прекрасно понимали. На самом деле на белорусском разговаривать становится модно», – рассказал бывший уже министр иностранных дел Украины Павел Климкин, выступая в эфире телеканала «Прямой».

Не станем комментировать разглагольствования по поводу «компьютерами установленной» близости украинского и белорусского языков. Важно другое: «такая интересная практика» главы украинского МИД и его белорусского коллеги Владимира Макея –  «тотально бесить Россию». Эти откровения можно было бы счесть глупой шуткой уроженца Курска и выпускника МФТИ, ставшего не физиком, а руководителем внешнеполитического ведомства постмайданной Украины, но ведь Климкин не шутил. Скорее, хвастал, как он в компании с искушённым в политике Макеем «дразнил» российских дипломатов.

Рассказ украинского министра очень показателен. Министр иностранных дел Республики Беларусь действительно нацелен на то, чтобы «тотально бесить Россию»: только в текущем октябре случились три крупных события, показывающие, что идеолог белорусской «многовекторности» (каковым считается Макей) и подчинённое ему ведомство однозначно предпочитают один вектор (западный) другому (восточному).

Во-первых, 7-9 октября отличился изобретённый Владимиром Макеем  Совет по международным отношениям «Минский диалог», проведя конференцию «Европейская безопасность: отойти от края пропасти». Собравшиеся в Минске высокие гости вроде директора офиса Восточной Европы Госдепартамента США Бреда Фредена или  бывшего командующего Сухопутными войсками США в Европе Бена Ходжеса обсуждали в основном «российскую угрозу» и «сдерживание России», с которой Беларусь состоит в ОДКБ и союзном государстве. «Многовекторный» министр, видимо, решил на время проведения конференции российским вектором пренебречь. При этом на мероприятие были по-иезуитски приглашены и российские аналитики –  в качестве мальчиков для битья на русофобском сборище. Злые языки утверждают, что в ходе закрытых от прессы дискуссий обсуждалась даже необходимость утилизации жителей мятежных ДНР и ЛНР! А давно ли подобный «диалог» в Минске казался абсолютно невозможным? И вот стараниями Макея он состоялся.

Во-вторых, 13 октября в Беларуси по запросу США (!) была задержана гражданка Российской Федерации Анна Богачёва. Её подозревают во «вмешательстве в выборы президента США 2016 года», в частности «во вредоносных кибератаках» (внесена в американский санкционный список в 2018 году).

Вокруг истории задержания Богачёвой в Минске много тумана. Друг за другом следовали сообщения в социальных сетях Twitter и Facebook МИД РФ, подтверждающие, что россиянка задержана и ей оказывается консульская поддержка. К вечеру 15 октября посольство России в Беларуси сообщило: Анна Богачёва на свободе. Это подтвердили в Генеральной прокуратуре РБ. А в МВД пояснили причины задержания российской гражданки: «Богачёва была задержана в одной из гостиниц города Минска как находящаяся в международном розыске».

Однако финальным аккордом этой истории стало заявление пресс-секретаря президента Беларуси Натальи Эйсмонт, одним махом перечеркнувшее информацию и  МИД РФ, и посольства России в РБ, и белорусских милиционеров и прокуроров: «Интерпретаций этого события уже появляется множество – и у нас в стране, и тем более за пределами. Поэтому в очередной раз заявляю: задержание не проводилось по запросу США – задержания не было вообще! Это абсолютно точная информация (выделено нами. – А.Ц.). Так что приезжайте в Беларусь и никого не бойтесь!»

Вот так. А спустя ещё пару дней президент Беларуси Александр Лукашенко попенял российским СМИ за «накрутку ситуации» вокруг инцидента с Богачёвой. «Надо понимать, что мы практически действуем как на территории одного государства в подобных случаях. Что Россия по отношению к нашим гражданам, что мы по отношению к российским. И тут не может быть никаких иных вариантов, как защита интересов России и граждан Российской Федерации. … А как иначе? Вот у нас единая система. Человека, который прибывает в Беларусь, заселяется, мы же IT-страна – в компьютере высвечивается фамилия красным шрифтом. То есть он находится под чьим-то вниманием. Я образно говорю: красный цвет – посмотрели, такой-такой человек… Что надо сделать? Разобраться. Может быть, человек совершил убийство, ещё что-то. Мы же не знаем, мы видим только фамилию. Вот мы и уточняли, что к чему. Когда мы увидели, что якобы кто-то вмешивался в американские выборы, то после этого разговора не было», – поведал президент Беларуси.

Что интереснее всего – МИД Беларуси в истории с задержанием Анны Богачёвой просто молчал. Выкручивались все, включая Лукашенко, но только не Макей. Это молчание в США должны оценить. Как и «прогиб» Минска под Вашингтон, хотя и не исполненный до конца.

В-третьих, Владимир Макей на днях приоткрыл «форточку Овертона», раздвинув пределы допустимого в своих рассуждениях о будущем союзного государства. Он дал большое интервью прессе; на встречу были приглашены «Радыё Свабода», «Наша Ніва», БелаПАН, Еўрапейскае радыё для Беларусі (информационное детище USAID),  TUT.BY. Подбор таков, что нечего удивляться последовавшим за беседой заголовкам в этих СМИ, например: «Макей: общество может поставить перед руководством вопрос о целесообразности союза с Россией» (БелаПАН).

Министр иностранных дел Беларуси огласил порядок выхода страны из союзного с Россией государства: «Если общество посчитает нецелесообразным существование того или иного соглашения, оно может поставить этот вопрос перед руководством государства. Руководство Беларуси, как и любого другого государства, учитывает общественное мнение, и соответствующее решение будет принято. Существуют законодательные моменты, которые позволяют подготовить петиции, обращения, вынести вопрос на референдум». Правда, при этом он заметил, что это не вопрос сегодняшнего дня, мол, «в настоящее время все опросы, которые проводятся даже независимыми источниками, свидетельствуют о том, что довольно большое количество граждан высказывается за то, чтобы у нас были тесные отношения с РФ». И добавил: одновременно «увеличивается количество граждан, которые высказываются за то, чтобы у нас были тесные отношения и с Россией, и с Евросоюзом».

Пространства между «довольное большое» (так большинство или меньшинство?) и «увеличивается» достаточно для того, чтобы пресса повела дискуссии о выходе РБ из Союза с РФ. Тема министром вброшена, приглашённые на встречу с Макеем СМИ подобраны соответственно.

Вопрос: для чего главе МИД Белоруссии потребовалось обсуждать способ выхода белорусского государства из союзного  именно сейчас – незадолго до подписания соглашений об углублённой интеграции с Россией? Макей всё-таки не Климкин,  он понимает, что говорит.

Чем ещё успокоил белорусский министр своих западных партнёров?

– «Никаких политических консультаций, которые имеют отношение к нашей так называемой (выделено нами. – А.Ц.) углублённой интеграции с Россией, не ведётся и не планируется вести. Идёт речь о более углубленной экономической интеграции в ряде интересных для нас сфер».

– «Нет смысла сегодня говорить о создании единого центрального банка».

– «У нас общество абсолютно иное, чем было 20-25-30 лет назад, когда только-только упала на нас эта независимость».

– «На определенном этапе было принято решение главы государства отойти от этой зависимости (от России. – Ред.), диверсифицировать нашу экономику, внешнеэкономическую деятельность, чем мы сейчас и занимаемся. Поставлена задача распределения экспорта на одну треть между рынками Евразийского экономического союза, на одну треть между ЕС, на одну треть между другими странами. Какие-то продвижения есть, но хочу откровенно сказать, что к этой цели ещё идти и идти, и нужно приложить много усилий, чтобы её достичь».

В чём, спрашивается тогда, смысл углубления интеграции с Россией, если выдвигаются  противоположные этой интеграции цели?

«Если бы Владимир Макей хоть немного чувствовал пульс реальной белорусской жизни, то он бы понимал, что всякие трактовки белорусского пути развития, исходящие из заявлений, что Белоруссия – это центр Европы, что отдельно взятая Белоруссия способна достичь устойчивого развития, представляют собой похвалу глупости. Разумеется, людям свойственно ошибаться, но глупо упорствовать в ошибках. Не нужно политическое упрямство отождествлять с  политической принципиальностью… Чиновники начитались материалов о целях развития ООН, переписали доклады Программы развития ООН об индексе человеческого потенциала, заучили рейтинги Всемирного банка и бездумно переносят свои шпаргалки на белорусскую действительность, нисколько не сообразуясь  с социально-политическим своеобразием Белоруссии. А своеобразие это заключается в том, что все эти цели, индексы и рейтинги  могут быть достигнуты не в отдельно взятой, «независимой» Белоруссии, а в большом цивилизационном сообществе, имя которому Союзное государство. Союзное государство и есть та оптимальная экономическая  и  политическая форма  для  белорусского пути  развития в современных геополитических условиях», – написал о белорусском внешнеполитическом ведомстве доктор философских наук Лев Криштапович.

Сегодня из уст министра Макея звучат похвалы белорусской независимости и рассказы о том, что национальная идея РБ ещё не выкристаллизовалась: «Нам нужно двигаться вперёд, стремясь развивать нашу экономику, укрепить наш суверенитет и независимость. Идея выкристаллизуется сама собой. Надо сначала однозначно понимать, куда мы стремимся, так кто мы, где мы, мы это знаем, но куда мы идём?»

Итак, в МИД РБ не знают, «куда идём», у Макея нет «однозначного понимания», куда двигаться стране, хотя Беларусь – в составе союзного государства с РФ, ЕАЭС, ОДКБ.

Однако!

Интересно, как видит министр иностранных дел Беларуси собственное будущее?  Конструируя «многовекторную Беларусь»,  он столь  же старательно мастерит свой образ белорусского политика, готового вместе со страной раскрыть объятия Западу: отсюда и «Минский диалог», и распахнутые двери для «аналитиков в погонах» из Пентагона и ЦРУ, и обсуждение способов выхода РБ из союза с Россией, и даже «дни вышиванки»…

Позвольте, скажет кто-то: да это же идеальный для «глобальной сверхдержавы» и её европейских союзников руководитель Беларуси! Правда, на дороге у него пока стоит Александр Лукашенко, но  Макей переиграл многих бывших доверенных лиц президента, почему бы не переиграть и его самого…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.