header
Сессия ОПЕК, министры энергетики России, Саудовской Аравии и Венесуэлы. Фото Reuters
"148039"
Размер шрифта:
| 11.03.2020 Политика  | Экономика 
12595
4.73
5
1
30
Оцените публикацию: 1 2 3 4 5 4.73
logo

Выход из соглашения с ОПЕК: Россия исправляет ошибку?

ОПЕК+ как инструмент укрепления позиций США в мировой экономике

Большинство экспертов связывают резкий ценовой обвал на рынке нефти в марте 2020 года с действиями России. Мировые СМИ разнесли новость, что Москва 4 марта хлопнула дверью на очередной встрече стран группы ОПЕК+ и отказалась пролонгировать своё участие в договорённостях с ОПЕК. Министр энергетики РФ Александр Новак, не дожидаясь окончания встречи, улетел в Москву.

На протяжении нескольких лет Саудовская Аравия как главный участник блока ОПЕК окучивала Россию, уговаривая её стать членом этой организации. Москва на это не пошла, справедливо опасаясь потерять независимость в вопросах определения масштабов добычи и экспорта нефти. В конце концов был достигнут компромисс: Россия дала согласие на временные (как правило, полугодовые) присоединения к договорённостям ОПЕК по квотам на экспорт. Такая форма сотрудничества получила название ОПЕК+. Первая договорённость была достигнута в декабре 2016 года, потом она продлевалась, при этом происходили некоторые корректировки квот. Россия брала на себя обязательства по сокращению экспорта нефти, хотя её обязательства были гораздо более скромные, чем у Саудовской Аравии. Действие последнего соглашения ОПЕК+ истекает 1 апреля 2020 года. Эр-Рияд очень рассчитывал, что Россия его пролонгирует.

Между тем, по мнению многих экспертов, ОПЕК+ является инструментом укрепления позиций в мировой экономике не Саудовской Аравии и не России, а Соединённых Штатов Америки. Некогда Америка была ведущим в мире производителем и экспортёром чёрного золота. Потом она превратилась в крупнейшего покупателя нефти на мировом рынке. А Дональд Трамп взялся сделать Америку главным производителем и одновременно чистым экспортёром чёрного золота, превратить её в единственного управляющего мировым рынком нефти. И эта задача успешно решается.

ОПЕК+, по мнению российских критиков, главными из которых являются руководители российских нефтяных компаний, дует в паруса американской нефтяной промышленности.

Во-первых, высокие цены на чёрное золото дают возможность наращивать в США производство сланцевой нефти. Трамп сделал ставку на такую нефть, ибо запасы сланцев в Америке очень большие.

Сейчас издержки по добыче сланцевой нефти высоки. Сланцевикам нужны цены на рынке как минимум 50 долларов за баррель. Ещё лучше – 80-90 долларов. В Москве не раз заявляли, что Россия не гонится за максимально высокими ценами, что её устраивают цены в 60-70 долларов за баррель. А вот Эр-Рияд постоянно подчёркивал, что ему нужны цены как минимум 80 долларов. Мол, без этого Саудовской Аравии не сбалансировать свой бюджет. Однако возникает сильное подозрение, что цена в 80 долларов за баррель нужна не столько Эр-Рияду, сколько Вашингтону с его сланцевой нефтью. Российские критики ОПЕК+ небезосновательно высказывают предположение, что Эр-Рияд выполняет роль троянского коня Вашингтона.

Во-вторых, сокращение объёмов экспорта нефти российскими компаниями означает, что они должны добровольно уступить своё место американским конкурентам.

Надо признать, что российские экспортёры нефти систематически нарушали обязательства по квотам, фактические объёмы экспорта были больше. Однако Саудовская Аравия и другие страны-члены ОПЕК воздерживались от слишком громкой критики России, опасаясь, что Москва может вообще хлопнуть дверью. В конце концов так и произошло.

Теоретически Россия могла бы заключать временные соглашения с ОПЕК, но при двух условиях. Во-первых, если бы Эр-Рияд не был таким откровенным проводником интересов Вашингтона. Во-вторых, если бы ОПЕК имела в мировой нефтяной отрасли монопольные позиции, как лет 40-50 назад (если в 1970 году на страны-члены ОПЕК приходилось более 70% мировой добычи нефти, то сейчас – только 40%). И поскольку два названных условия отсутствуют, сотрудничество с ОПЕК для России не имеет смысла и даже опасно.

Полагаю, что соглашение России с ОПЕК, заключённое в декабре 2016 года, было ошибочным. Сейчас расплатой за ошибку служит резкое падение цен на нефть. И почему бы нам не отнестись к нему как к вразумлению?

Много лет в России идут разговоры о необходимости структурных экономических реформ, об отказе от «экономики трубы». Увы! В федеральном бюджете доля нефтегазовых доходов сейчас держится на уровне 40% (в 2000 году она была 20%). Россия проводит независимую внешнюю политику, но это трудно, почти невозможно, если страна будет и дальше представлять собой «экономику трубы».

Вспомним: одним из первых ударов по СССР был нанесён Саудовской Аравией, которая по команде из Вашингтона в середине 1980-х годов начала заливать мировой рынок своей нефтью, понижая на неё цены. Советский Союз тогда ещё не был «экономикой трубы», но с 1973 года, когда цены на нефть за несколько месяцев подскочили в четыре раза, зависимость страны от экспорта чёрного золота резко выросла. Советская экономика подсела на нефтяную иглу, и обвал цен в середине 1980-х годов её серьезно подкосил. Сейчас Россия ещё более уязвима для нефтяного оружия, а Вашингтон будет использовать его всё чаще. Пока через Саудовскую Аравию, затем – напрямую, если сумеет стать монополистом на рынке нефти.

Само словосочетание «экономика трубы» – эвфемизм. Слово «экономика» означает производство нового продукта, создание добавленной стоимости. Поставки на мировой рынок нефти, природного газа, других природных ресурсов – это торговля, а торговля стоимость не создаёт, она лишь перераспределяет её. И торгуем мы тем, что Бог дал нам для созидательного труда, для воспроизводства жизни народа. Увы, Россия давно уже живёт преимущественно за счёт природной ренты. И мы должны честно сказать себе, что это не экономика. Жить Россия должна за счёт созидательного труда.

P.S. Произошедший обвал цен на нефть заставляет задуматься о другой, ещё большей опасности. В конце 2018 года правительство утвердило документ под названием «Стратегия развития минерально-сырьевой базы РФ до 2035 года». В нём, в частности, отмечено, что текущие уровни нефтедобычи в России «недостаточно обеспечены запасами разрабатываемых месторождений». Пиковое значение показателя добычи ожидается в 2021 году – 570 млн тонн. Начиная с 2025 года ресурсная база нефтедобычи перестанет справляться с нагрузкой, начнётся спад добычи. Ресурсная база может сократиться с 555,8 млн т в 2018 году (11,4 млн баррелей в день) до 310 млн тонн (6,3 млн баррелей в день) в 2035 году. Ожидается без малого двукратный обвал. А если цены на нефть упадут до 30 долларов за баррель, падение добычи нефти в России будет происходить даже быстрее, чем в упомянутом документе.

Возвращаясь к термину «экономика трубы», скажем: России срочно, безотлагательно нужны стратегия и программа «трубозамещения». 

Фото: REUTERS Lisi Niesner

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Статьи по теме

Комментарии для сайта Cackle

Вы уже отметили данную новость.

Вы можете отмечать новость только 1 раз в сутки.