Возвращение кадров Порошенко

Гораздо больше, чем разовая сделка

11 марта на заседании Трёхсторонней группы в Минске, длившемся около 10 часов, были подписаны договорённости о создании консультационного совета по решению политических вопросов мирного урегулирования в Донбассе. В совет должны были войти по 10 представителей Украины и самопровозглашённых республик. Также там должны были присутствовать – с правом совещательного голоса – представители России, Германии, Франции и ОБСЕ.

Многие восприняли это как положительный сдвиг, ведь до этого Киев отказывался признавать субъектность ЛДНР, а Трёхсторонняя контактная группа (ТКГ) занималась почти исключительно техническими вопросами, возникавшими в условиях вялотекущего конфликта. Теперь же за завуалированными дипломатическими формулировками стала просматриваться готовность обсуждать с самопровозглашёнными республиками политическое урегулирование.

Большинство комментаторов связало это с кадровыми переменами в Киеве, где в кресле главы президентского офиса Андрея Богдана сменил Андрей Ермак. Утверждали, что последнему удалось наладить рабочий контакт с отвечающим за украинское направление заместителем главы Администрации президента РФ Дмитрием Козаком и составить вчерне дорожную карту решения конфликта.

Андрей Ермак

Андрей Ермак

Произошло это на фоне других перемен в Киеве: было отправлено в отставку правительство Гончарука, а вместе с ним и генпрокурор Руслан Рябошапка, на место которого пришла Ирина Венедиктова, занимавшаяся в должности руководителя Государственного бюро расследований делами в отношении Порошенко и событий на майдане (предыдущее руководство Генпрокуратуры в этом ей всячески препятствовало). Готовились замены главы Национального антикорупционного бюро (НАБУ), креатуры американцев Артёма Ситника и руководства Нацбанка Украины. Министром обороны был назначен генерал-лейтенант в отставке Андрей Таран, непосредственно в АТО не участвовавший и имевший опыт переговоров с «противоположной стороной».

Мы отмечали, что за этими перестановками просматривался не только новый олигархический консенсус, но и была надежда на более деловой подход Киева к вопросам мирного урегулирования в Донбассе и нормализации отношений с Россией.

Однако этого хватило ненадолго. Партия войны не замедлила дать ответ. В Киеве состоялось несколько уличных акций, в направлении здания российского посольства выстрелили из ракетницы, швырнули петарды и файеры. Затем националисты сорвали презентацию советником главы СНБО Сергеем Сивохо Национальной платформы примирения и единства. Бездействие полиции указывало на причастность к этой активности Арсена Авакова, снова намекнувшего, что не учитывать его интересы нельзя. И его интересы учли. Зеленский эпизод с Сивохо вообще не прокомментировал, а секретарь СНБО Алексей Данилов открестился от своего подчинённого.

Ещё более показательным стало заявление 60 нардепов – «слуг народа» – с резким протестом против «событий вокруг переговоров с Российской Федерацией». В «партии власти» образовалась устойчивая и многочисленная оппозиционная группа. В этой обстановке Зеленский и Ермак, которого воспринимали как нового серого кардинала при слабом президенте, решили «не обострять».

Заседание Верховной Рады Украины на фоне коронавируса

Вопрос о формировании консультативного совета, который должен был рассматриваться 25 марта, отложили, сославшись на «эпидемию коронавируса». На заседании ТКГ не удалось достичь никакого прогресса ни по вопросу об обмене пленными, ни по вопросу о новых участках разведения сторон. МИД России охарактеризовал итоги данного заседания как полный провал.

Всё это происходило на фоне усилившихся обстрелов в Донбассе как следствия кадровых перестановок в Минобороны. Начальник Генштаба Руслан Хомчак стал главнокомандующим ВСУ, а командующим украинскими войсками в зоне конфликта (ОСС) назначили ярого представителя партии войны Сергея Наева, уже занимавшего данный пост при Порошенко и покинувшего его незадолго до инаугурации Зеленского в мае 2019 года. Выяснилось, что влияние нового министра обороны 65-летнего Андрея Тарана на оперативное руководство войсками практически нулевое.

Возвращение кадров Порошенко стало «трендом» последних недель. Крепкие профессионалы в новом правительстве Игорь Уманский (министр финансов) и Илья Емец (министр здравоохранения) уже в отставке, куда они отправились, пробыв на своих должностях всего три недели.

Говорят, Емец не сработался с людьми Уляны Супрун, которая хотя давно и не министр, но ходит в министерство, как на работу. А Уманский не угодил проектом секвестра бюджета, предусматривавшим, в частности, кардинальное сокращение финансирования такой конторы, как Институт национальной памяти. Их заменили Максимом Степановым (Минздрав), который был при Порошенко губернатором Одесской области и, имея диплом врача, ни дня не работал по специальности, и Сергеем Марченко (финансы) – при Порошенко был заместителем главы администрации президента. И. о. министра культуры назначили Светлану Фоменко, организаторшу конкурса детских рисунков, посвящённых дивизии СС «Галичина».

Отправили в отставку и Сергея Сивохо. Его комментарий: «СНБО из грозного и важного органа превратился в фикцию. Мы с Максимом Ткаченко [также уволенный советник секретаря СНБО] сильно не расстроились из-за потерянных корочек, но мы переживаем об утерянном Донбассе. Поэтому мы будем продолжать помогать президенту в его стремлении к миру…»

Только где оно, это стремление? Зеленский послал сигнал национал-патриотам: он отказывается от любых планов мирного урегулирования и от идеологии возвращения Украине Донбасса «через любовь». Логическим завершением этого разворота стало принятие в Раде земельных законов с помощью порошенковской «Европейской солидарности»; поддержку от Порошенко «слуги народа» получили, отказавшись от уголовного преследования его самого и его ближайших соратников.

Это гораздо больше, чем разовая сделка. «Слуги» уже частые гости на порошенковских телеканалах, сам Пётр Алексеевич воспрянул, даёт многочисленные интервью, проводит пиар-акции.

Намечавшийся было поворот не произошёл. Помешало, во-первых, страстное желание получить кредит от МВФ (на совещании у Зеленского пришли к выводу, что это единственный шанс избежать полного экономического краха), для чего требовались закон о купле-продажи сельхозземель и в целом «хорошее отношение» к Киеву со стороны сил внешнего управления. А во-вторых, всё тот же страх перед закрепившимся на господствующих позициях в Киеве «активным меньшинством», перед партией войны.

И отстранение Андрея Ермака, пытавшегося, видимо, организовать «антисоросовский переворот» и запустить мирный процесс, – лишь вопрос времени. Зеленский лишается при этом последней опции – выступать арбитром групп влияния. Все важные вопросы будут решаться «серьёзными людьми» между собой и через голову украинского президента.